Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (67)
  2. Путь Кейна. Одержимость (40)
  3. Гнев дракона (36)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Пелагия и красный петух (том 2) (28)
  6. Любовница на двоих (25)
  7. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (25)
  8. Свирепый черт Лялечка (24)
  9. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  11. Цифровая крепость (19)
  12. Роксолана (18)
  13. Умножающий печаль (18)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Имя потерпевшего - никто (17)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  17. Начало всех начал (12)
  18. Яфет (11)
  19. Аквариум (11)
  20. Париж на три часа (11)
  21. Замок Броуди (9)
  22. Непредвиденные встречи (9)
  23. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (8)
  24. Шпион, или повесть о нейтральной территории (8)
  25. Странствующий теллуриец (8)
  26. Вставай, Россия! Десант из будущего (7)
  27. Колдун из клана Смерти (7)
  28. Омон Ра (7)
  29. Брудершафт с Терминатором (6)
  30. Заклятие предков (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Мельников Геннадий — > читать бесплатно "Голоса на песчаной косе"


Геннадий МЕЛЬНИКОВ


ГОЛОСА НА ПЕСЧАНОЙ КОСЕ


Сухо задребезжал в темноте колокольчик, будто его трясли, зажав между
ладонями. Дмитрий Чепенко вскочил с холодного песка.
- Кажется, попался, гвардеец! - радостно констатировал он и, схватив
подсак, побежал к крайней закидушке.
Сейчас он вытащит сазана на два с половиной килограмма, подумала я, и
время снова потечет, как степная река - схематическая его модель, потечет
плавно, не торопясь, соизмеримо с ударами пульса. Кратчайший, как казалось
вначале, путь завел в тупик, и времени потеряно больше, чем потребовалось
бы его для проведения операции по самому захудалому варианту со
стопроцентной гарантией. Пришлось начать с нуля...
Слово "кажется" в прямо речи Чепенко - это тромб, который мы пытались
ликвидировать в течение двух месяцев путем многократных прокруток Системы,
а когда убедились, что атака в лоб - бесполезная затея, то послали меня.
И вот сейчас, блокировав на время сознание Гнутого, я жду возвращения
Дмитрия с его сазаном, и внутренне морщусь от неприятных ощущений,
источниками которых являются никотин, этиловый спирт и многое другое,
трудно поддающееся определению - все то, что когда-то оставило следы в
организме моего далекого предка, чтобы через сотни лет обрушиться на меня
со всею силою необузданной первобытности.
Снизу, от воды, темным пятном показался Чепенко. По мере приближения
к костру он светлел, становился четче. В зеленой сетке подсака лениво
вскидывался сазан.
- Килограмма три будет, - уверенно сказал он, приподымая рыбу.
- Два с половиной, - поправила я его, хотя Гнутый и не произносил
такой фразы.
- Дома уточним, - усмехнулся Дмитрий, и я поняла, что это тоже не его
слова, а ответ Системы на мое вмешательство. Он снова пошел к воде, чтобы
опустить сазана в садок.
Через семнадцать минут на спиннинг Гнутого подцепится
девятикилограммовый сом, которого они должны вытащить вдвоем. Для этого
мне придется деблокировать сознание Гнутого потому, что я не смогу за него
проделать эту работу.
Возвратился Дмитрий, присел рядом на песок, подмяв под локоть
полупустой рюкзак.
- Для начала есть, - сказал он нарочито спокойным голосом, выдавая
тем самым пережитое возбуждение.
По нижней части темного небосклоне чиркнул метеорит - это сигнал
начала отсчета: пора...
- Слышишь, Герасимович, - сказала я, чувствуя что уже окончательно
освоилась с голосовыми связками Гнутого, с его модуляцией, тональностью,
паузами. - Недавно я прочитаю одну книжку, не помню название, в ней речь
шла о генной памяти...
Я почувствовала, как Дмитрий едва сдержал восклицание: так неожиданно
прозвучали из уст Гнутого слова о генной памяти.
- Ну что-то вроде фантастики, - поспешила добавить я, поняв, что
слишком форсировала события.
- И что же тебя там заинтересовало? - из деликатности стараясь
казаться равнодушным, спросил Дмитрий.
- В книжке описывается, что изобрели какую-то машину, - пытаясь не
выходить за границы словарного запаса Гнутого, начала я рассказ, - вроде
камеры, в которую помещают человека и, действуя на его мозг какими-то
волнами, возбуждают в нем мысли его далеких предков...
- И не только мысли, - продолжил Дмитрий, - но и осязание, обоняние,
слух, зрительные образы.
- Да, да, - соглашаюсь я. - Человек как бы живет...
- ...в прошлом, - закончил Дмитрий и, немного помолчав, резюмировал:
- Все это многократно пережевано фантастами. Теперь этим никого не
удивишь. Советую тебе переключиться на детектив, для усвоения которого не
требуется такой предварительной начитанности, как для чтения фантастики.
- Но не это главное! - забеспокоилась я, чувствуя, что тема
исчерпывается.
- Продолжай, - спокойно сказал Дмитрий и полез в карман штормовки за
"Беломором".
- Так вот в этом институте, в котором изобрели машину, названную
Системой, начали проводить опыты по зондированию мозга Молодой парень,
сотрудник этого института, находясь в камере, совершает путешествие в
прошлое; так ему казалось, по мере того, как электронная Система включала
те, или другие участки генной памяти. Все это проделывалось уже
неоднократно и не с ним первым. Но на этот раз что-то произошло с
компьютером, он сфокусировал луч не на том участке, получился тромб, ну в
общем...
Я сделала вид, что мне с трудом дается пересказ книги.


- ...сознание героя осталось в прошлом, - помог мне Дмитрий и
продолжил за меня, - его мысли потекли с обычной скоростью мышления его
далекого предка и ускоренной "перемотке", как на магнитофоне, не
поддавались.
Он на ходу и очень близко к тексту воспроизвел незамысловатую
научно-фантастическую фабулу. Биотоки его мозга были насыщены и четкие.
- Парень был обречен на пожизненный сон в блок-камере, - это уже
говорю я, - если бы его отключили от Системы и разбудили, то это был бы
уже другой человек из далекого прошлого. Это все равно, что выдернуть
неандертальца из его эпохи и поставить не эскалатор метро: его нервы не
выдержали бы.
- Не обязательно, - возразил Дмитрий. - Я читал в одном из сборников,
как дикарь преспокойно вжился в век электроники и гнал самогон со знаком
качества. Ну, а чем же закончилась история с нашим парнем?
"Она еще не закончилась" - чуть не проговорилась я, но вовремя
спохватилась. Сознание Дмитрия было подернуто легкой дымкой, похожей на
гипноз, и он теперь больше не удивлялся прорезавшемуся интеллекту Гнутого.
Я продолжила:
- Решились на следующее: найти человека, и нашли - девушку, в генной
памяти которой запечатлелись мысли и образы ее предка, встречавшегося с
предком парня, сознание которого застопорилось на уровне сознания этого
предка...
- Ну и абракадабра! - покачал головою Дмитрий. - Нельзя ли попроще?
- Можно, - согласилась я, - только необходимо всем дать имена. Парень
и Девушка у нас уже названы, ну а тех, которые в подсознании, их предков,
назовем для простоты... (я сделала небольшую паузу, необходимую для
анализа корректировочных данных Системы)... ну, например, Дмитрием и
Гнутым.
- Годится, - усмехнулся Дмитрий, - продолжай.
- Девушку положили в блок-камеру рядом с Парнем и тоже подключили к
Системе. Затем проникли в глубь ее генной памяти до уровня сознания ее
предка, которого мы назвали Гнутым, выбрали момент, когда он был наедине с
предком Парня, которого мы назвали Дмитрием, - как сейчас с тобой на
рыбалке - и провели операцию.
- В чем она заключалась? - Дмитрий был явно заинтересован.
- Сознание Парня было полностью блокировано сознанием Дмитрия,
сознание же Девушки постоянно контролировало сознание Гнутого. А смысл
самой операции заключался в том, чтобы убрать из сознания Дмитрия одно
слово - тромб, которое появилось в результате неполадки в Системе.
- Мне не совсем понятна роль Девушки, - сказал Дмитрий. - Для чего ее
сознание запараллелили с сознанием Парня через Систему? Разве нельзя было
стереть этот тромб при помощи той же Системы?
- Нельзя, - ответила я. - Девушка, достигнув сознания Гнутого, должна
была убедить Дмитрия добровольно, ценою самопожертвования, не произносить
этого слова.
- А при чем здесь самопожертвование... - начал было Дмитрий, но сразу
понял. - Возвращение сознания Парню - смерть для фантома Дмитрия...
Неплохо придумано. Но каким образом Девушка смогла убедить Дмитрия, что
его уже давно нет на свете, что существует его только тень, далекое
воспоминание, в подсознании Парня?
- Ну хотя бы вот таким образом, - сказала я, на мгновение целиком
уйдя в Систему, и снова вынырнув в ночь, на песчаную косу к потухающему
костру. - Девушка сказала Дмитрию...
- Дмитрий Герасимович, засекай время! Через пять секунд после того,
как я кончу говорить, на спиннинге Гнутого зазвенит колокольчик, и вы с
ним вытащите сома на девять килограммов, причем один крючок он выбросит
через правую жаберную щель, и на нем будет болтаться малек, случайно
зацепившийся плавником... Внимание!
Снисходительно улыбнувшись, Дмитрий повернул циферблат часов к костру
и, прищурившись стал следить за секундной стрелкой. Пять, четыре, три,
два, один...
- Все! - только и успел сказать Дмитрий, как звякнул внизу
колокольчик и сразу же замолчал потому, что от рывка сорвался с лески.
- Пошли! - крикнула я и ушла из подсознания в Систему.
Гнутый вздрогнул, просыпаясь, вскочил на ноги. Они вдвоем сбежали к
воде. Следом за ними ручьями осыпался песок. В темноте Дмитрий споткнулся
о сторожек закидушки. Гнутый тем временем схватил спиннинг. Миллиметровая
леска была натянута и не поддавалась, как при зацепе.
- Тяни своего сома! - весело крикнул Дмитрий, подбегая с подсаком.
- Какой там сом... - выругался Гнутый, с трудом наматывая на катушку
несколько витков, - коряга видать.
И вдруг леска упала. Что-то непонятное само понеслось к берегу так,
что Гнутый едва успевал вертеть, но метрах в четырех от уреза воды
осадило, натянув леску. Затем всплеск и рывок...
- Подставляй! - закричал Гнутый, но Дмитрий и без него знал, что



Страницы: [1] 2
РЕКЛАМА
Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Куликов Роман - На осколках чести
Куликов Роман
На осколках чести


Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Шидловский Дмитрий - Ритер
Шидловский Дмитрий
Ритер


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.