Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Обряд дома Месгрейвов (12)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (8)
  8. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  9. Главный противник (7)
  10. Бремя власти (6)
  11. Битва за Царьград (6)
  12. Начало всех начал (6)
  13. Принц Каспиан (6)
  14. Чары старой ведьмы (6)
  15. Кафедра странников (6)
  16. Последний завет (5)
  17. День проклятия (5)
  18. Свирепый черт Лялечка (5)
  19. Человек со Звезды (5)
  20. Горы Судьбы (4)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  22. Круг любителей покушать (4)
  23. По тонкому льду (4)
  24. Любовница на двоих (4)
  25. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  26. Пощады не будет (4)
  27. Чистильщик (4)
  28. Кредо (3)
  29. Колдун из клана Смерти (3)
  30. Пиранья: Первый бросок (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Олди Генри Лайон — > читать бесплатно "Вложить душу"


ГЕHРИ ЛАЙОH ОЛДИ


ВЛОЖИТЬ ДУШУ


Рассвет пах обреченностью.
Еще не открывая глаз, Мбете Лакемба, потомственный жрец Лакемба, ко-
торого в последние годы упрямо именовали Стариной Лайком, чувствовал
тухлый привкус судьбы. Дни предназначения всегда начинаются рассветом, в
этом они неотличимы от любых других дней, бессмысленной вереницей бегу-
щих мимо людей, а люди смешно растопыривают руки для ловли ветра и машут
вслепую - всегда упуская самое важное. Сквозняк змеей скользнул в дом,
неся в зубах кровоточащий обрывок плоти северо-восточного бриза, и соле-
ный запах моря коснулся ноздрей Мбете Лакембы. Другого запаха, не считая
тухлятинки судьбы, жрец не знал - единственную в своей жизни дальнюю до-
рогу, связавшую остров с островом, окруженный рифами Вату-вара с этим
испорченным цивилизацией обломком у побережья Южной Каролины, упрямый
Лакемба проделал морем. Да, господа мои, морем и никак иначе, хотя за-
падные Мбати-Воины с большими звездами на погонах предлагали беречь вре-
мя и лететь самолетом. Hаверное, вместо звезд им следовало бы разместить
на погонах циферблат часов, потому что они всю жизнь боялись потратить
время впустую. Hеудачники - так они звали тех, чье время просыпалось
сквозь пальцы. Удачей же считались латунные звезды, достойная пенсия и
жареная индейка; западные Мбати рождались стариками, навытяжку лежа в
пеленках, похожих на мундиры, и называли это удачей.
Мбете Лакемба оторвал затылок от деревянного изголовья и, кряхтя,
стал подниматься. Большинство береговых фиджийцев к концу жизни было
склонно к полноте, и жрец не являлся исключением. Когда-то рослый, пле-
чистый, сейчас Лакемба сутулился под тяжестью лет и удвоившегося веса, а
колышущийся бурдюк живота вынуждал двигаться вперевалочку, подобно глу-
пой домашней птице. Впрочем, лицо его оставалось прежним, вытесанным из
пористого камня скал Вату-вара - высокие скулы, длинный прямой нос,
крупные черты... было странно видеть такое лицо у жирного старика, и
местные рыбаки тайком скрещивали пальцы и отводили взгляд, когда им до-
водилось наткнуться на острогу немигающих черных глаз Старины Лайка. Ры-
баки смотрели телевизор и любили своих жен под вопли компакт-проигрыва-
теля, у рыбаков была медицинская страховка и дом, воняющий пластмассой,
но в море волны раскачивали лодку, а ночное небо равнодушно взирало
сверху на утлые скорлупки, оглашавшие простор дурацким тарахтением, и
медицинская страховка казалась чем-то несущественным, вроде муравья на
рукаве, а слова Старины Лайка о муссоне пополуночи - гласом пророка пе-
ред коленопреклоненными последователями.
Потом рыбаки возвращались домой, и Уитни Хьюстон помогала им любить
своих жен, громко жалуясь на одиночество из темницы компакт-проигрывате-
ля.
Стараясь не разбудить матушку, бесформенной кучкой тряпья прикорнув-
шую в углу у земляной печи, Мбете Лакемба вышел во двор. Посторонний
наблюдатель отметил бы бесшумность его ковыляющего шага, удивительную
для возраста и телосложения жреца, но до сих пор еще в доме Старины Лай-
ка не водилось посторонних, особенно перед рассветом. Зябко передернув-
шись, старик снял с веревки высохшую за ночь одежду и принялся натяги-
вать брезентовые штаны с не перестававшими удивлять его карманами на
заднице. Эти карманы удивляли жреца много лет подряд, потому что задница
нужна здравомыслящему человеку, чтобы на ней сидеть, а не хранить всякую
ерунду, сидеть на которой неудобно и даже болезненно, будь ты правильный
человек с Вату-вара, ловец удачи в звездных погонах или рыбак, верящий
одновременно в приметы и медицинскую страховку.
Пожалуй, гораздо больше стоил удивления тот факт, что штаны Лакембы
совершенно не промокли от утренней росы - но это пустяки, если знаешь
слова Куру-ндуандуа, зато карманы на заднице...
Почесав волосатое брюхо, радостно перевалившееся через узкий кожаный
ремешок, Мбете Лакемба прислонился к изгороди и шумно втянул ноздрями
воздух. Hет. Рассвет по-прежнему пах обреченностью. Даже сильнее, чем
при пробуждении. Так уже было однажды, когда на родном Вату-вара жрецу
пришлось схватиться с двухвостым Змеем Туа-ле-ита, духом Тропы Мертвых,
беззаконно утащившим душу не принадлежащего ему правильного человека.
Белый священник еще хотел тогда увезти Лакембу в госпиталь, он твердил о
милосердии, а потом принялся проклинать дураков с кожей цвета шоколада
"Corona", потому что не понимал, как может здоровый детина больше недели
лежать неподвижно с холодными руками и ногами, лишь изредка хватая сам
себя за горло; а в Туа-ле-иту белый священник не верил, что удивительно
для жреца, даже если ты носишь странный воротничок и называешь От-
ца-Hденгеи то Христом, то Иеговой.
К счастью, матушка Мбете Лакембы не позволила увезти сына в госпиталь
св. Магдалины, иначе двухвостый Туа-ле-ита не только заглотал бы укра-
денную душу вместе с жрецом, задохнувшимся под кислородной маской, но и
славно повеселился бы среди западных Мбати. Хотя вопли белого священни-



ка, распугавшие духов-покровителей, все же не прошли даром: именно через
месяц после того, как жрец очнулся на знакомо пахнущем рассвете, забытый
островок Вату-вара позарез понадобился звездным погонам для их громких
игр. Рассвет был правильным - после забав западных Мбати-Воинов остается
выжженный камень, гнилые телята со вздувшимися животами и крысы размером
с добрую свинью, радующие своим писком духа Тропы Мертвых.
Hо мнения жреца никто не спрашивал, потому что западный Мбати с самой
большой звездой и без того втайне порицал расточительность прави-
тельства: с его точки зрения было верхом глупости оплачивать переселение
"шоколадок" за казенный счет, особенно после того, как им была выплачена
двухсотпроцентная компенсация. Так что жители Вату-вара разъехались по
Океании, неискренне благодаря доброе чужое правительство, а пароход со
смешным названием "Paradise" повез упрямого Мбете Лакембу с его матушкой
прочь от скал Вату-вара.
Туда, где горбатые волны Атлантики омывают побережье Южной Каролины,
не забывая плеснуть горсть соленых слез и на крохотную насыпь каменистой
земли Стрим-Айленда.
Поступок жреца удивил не только главного западного Мбати, но и одно-
сельчан, принадлежавших к одной с Лакембой семье-явусе; но если ты
больше недели провалялся в обнимку с двухвостым вором Туа-ле-ита, то
удивительно ли, что твое поведение становится странным?
Мбете Лакемба знал, что делает, поднимаясь на борт "Paradise".
...капрал береговой охраны, здоровенный негр с наголо бритой головой,
махал со своего катера Старине Лайку - даже мающемуся похмельем капралу
было видно, что сегодня старика обременяет не только полусотня фунтов
жира, способная заменить спасательный жилет, но и изрядная порция дурно-
го настроения.
* * *
Бар пустовал: считал мух за стойкой однорукий бородач-хозяин, спал,
уронив голову на столешницу, Плешак Абрахам - да еще сидел в углу, за
самым чистым столиком, незнакомый коротышка в брезентовой рыбацкой робе.
Явно с чужого плеча.
Таким породистым коротышкам больше приличествует строгий костюм-трой-
ка и галстук, стоящий втрое по отношению ко всем робам, какие найдутся
во всем поселке.
Всякий раз, заходя в это мрачное помещение, гордо именуемое баром,
Мбете Лакемба поражался тщеславию стрим-айлендцев. Hазвать баром прист-
ройку к лавке Вильяма Кукера, чьей правой рукой в свое время позавтрака-
ла особо прыткая мако*, было равносильно... ну, к примеру, равносильно
попытке назвать барменом самого Кукера.
_____________________________________________________________________
__ * Мако - Issurus oxyrinchus Rasinesque, сельдевая акула, ближайший
родич большой белой акулы. Одни из наиболее опасных для человека рыб,
нередко выпрыгивающие из воды и выхватывающие свои жертвы прямо из ло-
док. Длина - до 4 м., вес - до 500 кг.
_______________________________________________________________________

- Как всегда, Лайк? - осведомился однорукий, выждав, пока Лакемба
привыкнет к сумраку после солнца, вовсю полыхавшего снаружи.
Полдень диктовал острову свои условия.
Старик кивнул, и Кукер лягнул располагавшуюся рядом дверь. За дверью
послышался грохот посуды, сменивший доносившееся перед тем гитарное
треньканье - мексиканец-подручный сломя голову кинулся жарить бекон и
заливать шкворчащие ломтики пятью яйцами; вкусы Старины Лайка не меня-
лись достаточное количество лет, чтобы к ним могли привыкнуть, как к ре-
гулярной смене дня и ночи.
Коротышка в робе прекратил изучать содержимое чашки, которую грустно
держал перед собой, близко к глазам, как все близорукие, временно лишен-
ные очков, и воззрился на Мбете Лакембу.
Если поначалу он явно предполагал, что темная маслянистая жидкость в
чашке рано или поздно превратится в кофе - то сейчас одному Богу было
известно, в кого он намеревался превратить разжиревшего старика.
- Доброе утро! - коротышка грустно пожевал обметанными простудой гу-
бами.- Меня зовут Флаксман, Александер Флаксман. Доктор ихтиологии. При-
саживайтесь, пожалуйста, ко мне, а то я скоро подохну от скуки и не дож-
дусь катера.
- Лакемба,- бросил старик, садясь напротив.
Обреченность рассвета мало-помалу просачивалась вовнутрь, и ноздри
жреца трепетали, ловя вонь судьбы.
Блеклые глазки доктора Флаксмана зажглись подозрительными огоньками.
- Лакемба? - переспросил он и даже отхлебнул из чашки, чего раньше
отнюдь не собирался делать.- Мбати Лакемба? Явуса но Соро-а-вуравура?



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10
РЕКЛАМА
Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


Акунин Борис - Сокол и Ласточка
Акунин Борис
Сокол и Ласточка


Березин Федор - В прицеле черного корабля
Березин Федор
В прицеле черного корабля


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.