Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (116)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (106)
  3. Париж на три часа (61)
  4. Начало всех начал (55)
  5. Шпион, или повесть о нейтральной территории (46)
  6. Гнев дракона (46)
  7. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (35)
  8. Омон Ра (34)
  9. Тимур и его команда (34)
  10. Свирепый черт Лялечка (29)
  11. Покер с акулой (29)
  12. Любовница на двоих (27)
  13. Пелагия и красный петух (том 2) (25)
  14. Цифровая крепость (24)
  15. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  16. Имя потерпевшего - никто (18)
  17. Киммерийское лето (18)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (18)
  19. Ледокол (17)
  20. Колдун из клана Смерти (15)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Брудершафт с Терминатором (12)
  24. Непредвиденные встречи (12)
  25. По тонкому льду (11)
  26. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  27. Роксолана (10)
  28. Прозрачные витражи (8)
  29. Умножающий печаль (8)
  30. Битва за Царьград (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Олди Генри Лайон — > читать бесплатно "Страх"


Генри Лайон ОЛДИ


СТРАХ




Ночь проходит без сна.
Перед мысленным взором всплывают
Те глаза мертвеца, что меня поразили недавно.
В круглом зеркале у постели...


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЫЖЖЕННЫЙ ВЗГЛЯД

ОРНАМЕНТ
Хайя - алаль - фаллах иль алла - акбар! Да, это я, о мудрейший кади
нашего благословенного Города, я, висак-баши у стремени великого эмира -
прозванный людьми Алямафрузом, что значит "Украшение мира", и преданный...
Что? Увы, увы, о волос бороды пророка - каков мир, таково и
украшение. Иблис, Иблис метет хвостом улицы и базары, Иблис смущает умы
правоверных, и горько рыдают полногрудые гурии в садах Аллаха, видя
прекрасные зрелые мужские души, идущие мимо красавиц прямиком в ад - а что
взять тоскующей гурии с высохшей хилой души праведного седовласого шейха?!
О нет, нет, узел чалмы мира, я не для того отвязал джейрана своего
красноречия, чтобы охотиться в рощах намеков, я лишь хочу объяснить, что
привело меня, висак-баши зеленого знамени сунны, в квартал Ан-Рейхани к
дому горшечника Нияза, обнесенному забором - вай, таким высоким забором,
таким гладким забором, что лишь пери перелетит через него... а зачем пери
нужны глаза Зейнаб, дочери Нияза, подобные ширазскому топазу, губы дочери
Нияза, подобные бутонам дикой розы, плечи дочери Нияза, подобные... - и
кто найдет, чему подобны плечи и иные достоинства красавицы Зейнаб?!
Вот и я говорю, досточтимый кади, что не нужны крылатой пери,
порождению ифритов горы Каф, ни уста, ни плечи, ни прочие составные части
красавицы Зейнаб, зато они очень нужны стоящему перед вами Алямафрузу; а
горшечнику Ниязу именно поэтому нужен высокий забор, и необходим старому
лысому Ниязу, да воссядет шайтан на его лысину, необходим свирепый зверь
франкской породы Муас-Тифф, очень дурно воспитанный кяфирами и очень не
любящий бедного висак-баши у стремени...
Хорошо, хорошо, о ходячее блюдо райского плова, я не буду утомлять
иссушенные постом мозги великого кади своей болтовней, а сразу скажу - да,
это я довел джинноподобного слюнявого Муас-Тиффа до прыжка, достойного
горного архара, в результате которого проклятая собака и оказалась на
улице, перед несколькими безымянными правоверными и случайными гяурами,
как то: лекарь Джакопо Генуэзец из квартала Ас-Самак, излечивший меня
некогда от некоторой болезни, о какой не принято упоминать в почтенном
собрании, а также священник фра Лоренцо из секты пророка Иссы, и небольшое
количество особ женского пола, не покрывших чадрой нечестивые, но
прелестные личики.
Я уж было совсем собрался опустить на визжащих служительниц такого
приятного порока плащ своей храбрости, но лохматый дикий гуль, уже
вцепившийся слоновьими клыками в зуннар фра Лоренцо, неожиданно завизжал
ударенным щенком и повалился на спину, захлебываясь кровавой пеной без
видимой на то причины. Я полагаю, пророк Исса все-таки имеет немалый вес
перед Аллахом, ибо отпустивший старика Муас-Тифф недолго бился в
конвульсиях, уйдя с прощальным воем в ад - а худшего места трудно и
представить, даже в опьянении, запрещенном истинному мусульманину, но
совсем слабо запрещенном, если быть справедливым...
О сандалия халифа Али - причем правая сандалия! - я клянусь, что
квартал Ан-Рейхани мгновенно наполнился топотом бегущих ног, а впереди
всех несся, расправив плечи возраста, внезапно помолодевший фра Лоренцо, и
я еще подумал, что если старый гяур при виде Разрушительницы дворцов и
Разлучительницы собраний преисполнился силами цветущей юности, то сколь
доблестны стали бы дряхлые последователи истинной веры, и лично мудрый
кади нашего славного Города, если выпускать на них хотя бы раз в месяц
любимых эмирских барсов с гор Тау-Кешт...
Да, о уста ангелов седьмого неба, я уже засунул язык своей дерзости в
шаровары своей скромности, и если что и привлекло в тот день мое
недостойное внимание, так это заявление Джакопо Генуэзца о неестественно
расширенных зрачках ушедшей в небытие собаки, в стекле которых ясно
читался невыносимый ужас - но какое дело висак-баши у стремени повелителя
до страха в налитых злобой глазах дохлого франкского пса, когда из-за
дувала мне уже улыбались звезды под покрывалом сумерек, дивные глазки
красавицы Зейнаб, обещавшие влюбленному Алямафрузу все, что только может



пообещать женщина - а пообещать женщина может многое, если захочет
выполнить обещанное - ибо сказано в Коране: "Женщина вам пашня, пашите ее
как угодно..."
Возможно, все было именно так. Или иначе. К примеру, в беседе
веселого влюбленного Алямафруза с городским кади вполне могло оказаться
больше или меньше причудливых пряностей Востока. Возможно... Но когда
через многие годы Якобу Генуэзо снилась Книга, и непредсказуемость сна
распахивала ее как раз на этой странице - Якоб вновь вглядывался в
небрежный летящий почерк, вновь слышал иронию легкомысленного висак-баши,
опять и опять замечал раздражение в строгом судейском голосе... и кому
какое дело, так оно было или не так?!
Во всяком случае, как только сомнения закрадывались в душу лекаря, и
память его начинала заново складывать из стекляшек свершившегося мозаику
судьбы - зыбкий сон стремительно истекал мерцающими струйками, Книга
Небытия скрывалась в тумане пробуждения, и последними исчезали неровные
строки в правом нижнем углу сегодняшней страницы...
Разное думаем мы, забывая, что жизнь в этом мире есть всего лишь
жизнь в этом мире...


1
"...Город имбирных башен,
Мускуса и печали,
В тоске о морской прохладе,
Ты спишь, разметав по камню
Не знавшие гребня пряди..."
Якоб Генуэзо вышел на порог своего дома и полной грудью вдохнул
прохладный утренний воздух, несущий слабый запах моря, соли, смолы
пеньковых канатов и серебра бьющейся рыбы. Значит, сегодня можно будет
выйти к морю...
Это удавалось далеко не всегда. Собственно, как и многое другое в
этом Городе. Иногда можно было битый час блуждать по знакомым и незнакомым
переулкам, бежать на возникший совсем рядом плеск воды - но почему-то так
и не выбраться на набережную. А в иные дни свернешь за угол - и вот оно,
море, лижет древнюю кладку парапета, а у мола уже швартуются два-три
чужеземных корабля, и бородатые капитаны удивленно протирают глаза при
виде тонущего в рассветном тумане Города, не отмеченного ни на одной
карте.
Впрочем, на картах многое не было отмечено, зато они изобиловали
изображениями нагих сирен, кракенов и морских змеев, значительно менее
приятных, чем незнакомый город; и капитаны, воззвав к Аллаху, или
перекрестившись, или выругавшись в тот же адрес, сходили на берег - а к
кораблю уже спешили местные перекупщики, матросы разбредались по окрестным
кабакам, тиская женщин и ввязываясь во все возможные и невозможные драки;
и к вечеру Город воспринимался всеми, как нечто само собой разумеющееся...
...Якоб немного постоял в дверях, прислушиваясь к сонному дыханию
жены, и направился к морю.
Чутье не подвело лекаря. Сразу же за поворотом перед ним раскинулся
безбрежный синий бархат, вышитый золотом восходящего солнца. Два корабля
застыли у пристани. Один из них, испанский галеон, торчал здесь уже
десятый день, и все не мог уплыть по никому не известной - и в первую
очередь неизвестной щеголеватому горбоносому капитану - причине. Второй
подошел совсем недавно, и коренастый седой норвежец ожесточенно щипал
квадратную бороду, глядя на пристань с хорошо знакомым Якобу выражением.
Якоб помахал ему рукой и задумался о себе. Вряд ли юному ученику
генуэзского полкового лекаря привелось бы попасть сюда, и уж, конечно, не
о Городе думал Якоб, когда его учителю предложили занять положенное место
в армейском обозе.
- Я уже стар, - сказал учитель. - Но я воспитал ученика. Вот он.
И юный Якоб зашагал в арьергарде панцирного полка знаменитых
генуэзских арбалетчиков. Гордость сияла в его глазах, и котомка с харчами
и нехитрым инструментом увесисто хлопала по оттопыренному заду.
- Эй, стрелок! - смеялись спутники. - Подбери фундамент, на него еще
кол не срезан!
Якоб не обижался. И гудела земля.
Обрыв.
Кровь. Кровь, грязь и пот. И отрезанные руки, и вспоротые животы, и
романтика кровавого поноса от солдатского случайного рациона. Раны,
зашитые сапожной иглой. Травы, собранные на обочине.
Сотник, которому Якоб спас обожженные пальцы, научил его стрелять. И
к тяжести котомки добавилась тяжесть цагры - боевого арбалета панцирной
пехоты. Его Якоб взял у убитого.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
РЕКЛАМА
Максимов Альберт - Русь, которая была
Максимов Альберт
Русь, которая была


Шилова Юлия - Сладости ада, или Роман обманутой женщины
Шилова Юлия
Сладости ада, или Роман обманутой женщины


Никитин Юрий - 2024-й
Никитин Юрий
2024-й


Буркатовский Сергей - Вчера будет война
Буркатовский Сергей
Вчера будет война


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.