Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (53)
  2. Путь Кейна. Одержимость (51)
  3. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (31)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (28)
  6. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  7. Свирепый черт Лялечка (24)
  8. Гнев дракона (23)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  10. Цифровая крепость (21)
  11. Имя потерпевшего - никто (20)
  12. Непредвиденные встречи (19)
  13. Умножающий печаль (19)
  14. По тонкому льду (15)
  15. Начало всех начал (12)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  17. Париж на три часа (11)
  18. Роксолана (10)
  19. Замок Броуди (9)
  20. Любовница на двоих (9)
  21. Яфет (9)
  22. К "последнему" морю (8)
  23. Колдун из клана Смерти (8)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (8)
  25. Чудовище без красавицы (7)
  26. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  27. Омон Ра (6)
  28. Брудершафт с Терминатором (6)
  29. Аквариум (5)
  30. Его сиятельство Каспар Фрай (5)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Олди Генри Лайон — > читать бесплатно "Шулма"


Генри Лайон ОЛДИ


ШУЛМА




ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ. ВОПЛОЩЕНИЕ ЖЕЛТОГО БОГА

Там и сям виднелись отрубленные головы, валявшиеся в
пыли; у одних верхняя губа была гладко выбрита, у других
были красивые носы, на некоторых были опрятно приглажены
волосы, иные были украшены убором или же серьгами.
Махабхарата, книга о Вирате


19
- Стояли двое у ручья, у горного ручья,
Гадали двое - чья возьмет? А может быть - ничья?
Стояли двое, в дно вонзив клинки стальных мечей,
И тихо воды нес свои израненный ручей...
...Я сразу узнал их. Нет, я ни на миг не усомнился в том, что все это
- сон, что на самом деле я лежу в походном шатре рядом с ровно дышащим
Чэном - но узнал я их сразу.
Повитухи-оружейники, Масуд и Мунир. И двое Блистающих, до половины
скрытые в воде, отчего трудно было угадать их род - то ли Прямые мечи, и
лишь вода искажает силуэт, то ли и впрямь клинки их слабо изогнуты.
Никаких свидетелей, никакой молнии, никаких страшных клятв... тишина
и покой.
- Стояли два меча в ручье - чего ж не постоять?
И отражал, журча, ручей двойную рукоять,
И птиц молчали голоса, и воздух чист и сух,
И упирались в небеса вершины Сафед-Кух,
Вершины Белых гор...
Пятнистая рябь мимоходом пробежала по миру моего сна - такая порой
бежит по клинку, обнаженному летним солнечным днем в тутовых зарослях - и
Блистающие в ручье на миг заколебались, их очертания дрогнули, расплылись,
а когда мир снова стал незыблемым...
Один меч стоял в ручье. Один как перст, один против неба - и в том
месте, где вода соприкасалась с клинком, меч не уходил вниз, чтобы
вонзиться в дно, а плавно перетекал в серо-стальную полосу ручья и бежал
дальше, дальше, огибая камни, всплескивая брызгами-искрами, журча,
посвистывая, смеясь... смеясь над изумленными горами, над плывущими по
течению листьями, над самим собой и надо мной.
- И нет мечей, но есть ручей - смеясь и лопоча,
Несется он своим путем, своим Путем Меча,
Сам по себе, один из двух, закончив давний спор,
В глуши отрогов Сафед-Кух, заветных Белых гор...
Двое людей, мирно беседующих между собой, неторопливо приблизились к
ручью-Блистающему, не останавливаясь, вступили на его поверхность и
по-прежнему медленно двинулись вниз по течению. Отойдя на десяток шагов,
один из них обернулся через плечо и приглашающе махнул рукой -
присоединяйтесь, мол!..
И я, невесть каким образом оказавшийся в ножнах у Чэна на поясе, не
раздумывая, качнулся и хлопнул Чэна по бедру, а он улыбнулся и ответно
помахал удаляющимся людям правой, железной рукой - иду, иду, подождите
меня!.. и когда мы вышли на ручей-дорогу, на меч-дорогу, то у рукояти
заржал привязанный к ней, как к коновязи, черный жеребец - и Чэн,
распустив узел, подобрал поводья и легко прыгнул в седло, а я звонко
ударился о круп ржущего Демона У, и скрепы ножен сверкнули под лучами
полуденного солнца.
Потом я краем лезвия посмотрел вперед, и увидел, что вместо двоих
людей по Пути Меча идет всего один, удивительно похожий на обоих сразу, и
немного - на Коблана, и еще на Друдла, и... и, наверное, это было
невозможно, но это было, и я был счастлив оттого, что это было.
Копыта коня ударились о дорогу, расплескивая ее гладь, и мы двинулись
вперед.
От рукояти - в бесконечность.



- Легенды - ложь, легенды врут, легенды для глупцов,
А сталь сгибается, как прут, в блестящее кольцо,
И нет начала, нет конца у этого кольца,
Как рая нет для подлеца и меры для скупца...
И поэтому я даже не удивился, когда в ответ Демону У раздалось ржание
иного жеребца, того гнедого призрака, на котором мы с Чэном уже неслись
когда-то через город-призрак, через пылающий Кабир восьмисотлетней
давности... гнедой ржал, пока его отвязывал от рукояти Пути Меча невысокий
стройный человек в знакомом доспехе и с ятаганом у пояса, тяжелым ятаганом
с простой рукоятью без самоцветов и серебряных насечек.
"Фархад! - хотел позвать я. - Фархад иль-Рахш!.."
Но Фархад иль-Рахш и Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби уже проскакали сквозь
нас, и вновь мы остались одни - я, Чэн и несущийся во весь опор Демон У, и
путник впереди, и рукоять позади, и Белые горы Сафед-Кух вокруг, и...
"Одни? - рассмеялось небо над нами. - Одни? Одни против меня?!"
- Мне снился сон. Спроси - о чем? Отвечу - ни о чем.
Мне снился сон. Я был мечом. Я был тогда мечом.
Я был дорогой и конем, скалою и ручьем,
Я был грозой и летним днем,
Прохожим и его плащом,
Водою и огнем...

Проснувшись, я некоторое время просто лежал рядом с Чэном, чувствуя
на себе спокойную тяжесть его правой руки и разглядывая приспущенный полог
шатра.
Два дня дороги от Мэйланя сюда, почти к самой границе песков Кулхан,
порядком утомили меня. И даже не столько утомили, сколько заставили
частенько ощущать себя лишним, неумелым лжецом, словно я зачем-то нацепил
ворованные ножны Шешеза Абу-Салима и пытался убедить окружающих, что на
самом деле я - ятаган фарр-ла-Кабир.
Я лежал и лениво перебирал в памяти горсточку событий, которыми были
не столь богаты прошедшие дни...
...Потерявшее двоих своих братьев семейство Метательных ножей
Бао-Гунь, равно как и их Придатка, знахарку Ниру, все время приходилось
сдерживать - иначе они непременно бы загнали свою лошадь, пытаясь
повторить небывалый суточный перегон от деревни Сунь-Цзя до Мэйланя, а
заодно уморили бы всех остальных коней и половину людей. Тем не менее,
ехали мы достаточно быстро, лишь дважды в день устроив короткие привалы,
на которых я помимо воли отмечал несовершенство тел Придатков и лошадей -
они нуждались в еде, питье, а также в гораздо более длительном отдыхе, чем
мы, Блистающие, что существенно замедляло наше продвижение.
Странно - раньше я никогда не размышлял ни о чем подобном воспринимая
действительность такой, какой она вышла из кузницы Небесных Молотов.
Порядок вещей казался естественным и единственно возможным; да он и сейчас
был таким, но... за все нужно платить. Люди и животные платили быстрым
разрушением тел за свою подвижность, а мы, Блистающие - невозможностью
самостоятельно передвигаться так, как нам хотелось бы, за долгий век и
застывшее совершенство своих стальных тел.
Вот так-то... подумали, посетовали на жизнь и поехали дальше.
...Ехали почти не разговаривая. Метательные ножи, я с Обломком,
Заррахид с Саем - во главе отряда; чуть отстав - Пояс Пустыни, Но-дачи и
Кунда Вонг, а за ними и все остальные.
Поглядывая время от времени на скачущих позади Маскина Тринадцатого и
Эмраха ит-Башшара, Я-Чэн всякий раз отмечал ту легкость и уверенную
посадку, с которой они держались в седле; и кривые ноги Эмраха обнимали
бока жилистой буланой кобылы с той же естественностью, что и Пояс Пустыни
- талию своего Придатка.
Лишь теперь Чэн-Я начал понимать, отчего неугомонный Друдл в свое
время прозвал харзийца Конским Клещом. Да уж, отнюдь не за въедливость или
привычку цепляться к собеседнику хуже репейника... Что-что, а обращаться с
лошадьми Эмрах умел. И Кос с Заррахидом, и Кунда с Фаризой, и Но-дачи с
Асахиро, и даже Ниру с ножами Бао-Гунь - все они выгодно отличались от
Меня-Чэна знанием конских статей и повадок, но до ит-Башшара и Пояса
Пустыни им было далеко.
Впрочем, выносливость и ровный шаг Демона У частично скрадывали нашу
относительную неумелость, и я довольно быстро приловчился не хлопать
раздражительного Демона по боку, когда не требовалось.
А большего от нас никто и не ждал.
Не скачки, однако...
...Мы проезжали разбросанные в низинах деревни, затопленные рисовые
поля, тенистые рощи - и только к вечеру перед нами выросла невысокая
горная гряда, освещенная багровыми отблесками предзакатного солнца.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


Никитин Юрий - Сингомэйкеры
Никитин Юрий
Сингомэйкеры


Лукин Евгений - Бытие наше дырчатое
Лукин Евгений
Бытие наше дырчатое


Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.