Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ
Детальная информация футболки от производителя иваново у нас.

ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Обряд дома Месгрейвов (11)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  6. Вещий Олег (9)
  7. (8)
  8. Главный противник (8)
  9. Принц Каспиан (6)
  10. Бремя власти (6)
  11. Последний завет (6)
  12. Свирепый черт Лялечка (6)
  13. Начало всех начал (6)
  14. Битва за Царьград (6)
  15. День проклятия (5)
  16. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Чистильщик (4)
  19. По тонкому льду (4)
  20. Кафедра странников (4)
  21. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  22. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  23. Пощады не будет (4)
  24. Любовница на двоих (4)
  25. Горы Судьбы (4)
  26. Круг любителей покушать (4)
  27. Чары старой ведьмы (4)
  28. Пиковый валет (3)
  29. Пиранья: Первый бросок (3)
  30. Крыло ангела (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Пелевин Виктор — > читать бесплатно "Жизнь насекомых"


Виктор ПЕЛЕВИН


ЖИЗНЬ НАСЕКОМЫХ



Я в своем саду. Горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
лишь согласное гуденье насекомых.
Иосиф Бродский


1. РУССКИЙ ЛЕС
Главный корпус пансионата, наполовину скрытый старыми тополями и
кипарисами, был мрачным серым зданием, как бы повернувшимся к морю задом
по команде безумного Иванушки. Его фасад с колоннами, потрескавшимися
звездами и навек согнутыми под гипсовым ветром снопами был обращен к
узкому двору, где смешивались запахи кухни, прачечной и парикмахерской, а
на набережную выходила массивная стена с двумя или тремя окнами. В
нескольких метрах от колоннады поднимался бетонный забор, по которому
вправо уходили поблескивающие в лучах заката трубы теплоцентрали. Высокие
торжественные двери, скрытые в тени опирающегося на колонны циклопического
балкона (скорее даже террасы), были заперты так давно, что даже щель между
ними исчезла под несколькими слоями спекшейся краски, и двор обычно
пустовал - только иногда в него осторожно протискивался грузовик,
привозивший из Феодосии молоко и хлеб.
Но в этот вечер во дворе не было даже грузовика, поэтому гражданин,
облокотившийся на лепное ограждение балкона, не был виден никому, кроме,
может быть, пары патрульных чаек, белыми точками плывших в небе. Гражданин
глядел вниз и вправо, на маленький домик лодочной станции, под крышей
которого помещалась воронка репродуктора. Шумело море, но когда ветер
начинал дуть в сторону пансионата, можно было разобрать обрывки обращенных
к пустому пляжу радиопредложений.
- ...вовсе не одинаковы, не скроены по одному и тому же шаблону...
- ...создал нас разными - не часть ли это великого замысла,
рассчитанного, в отличие от скоротечных планов человека, на многие...
- ...чего ждет от нас Господь, глядящий на нас с надеждой? Сумеем ли
мы воспользоваться его даром?..
- ...он и сам не знает, как проявят себя души, посланные им на...
Долетели звуки органа. Мелодия была довольно величественной, только
время от времени ее прерывало непонятное "умпс-умпс"; впрочем, особенно
вслушаться не удалось, потому что музыка играла очень недолго и снова
сменилась голосом диктора:
- Вы слушали передачу из цикла, подготовленного специально для нашей
радиостанции по заказу американской благотворительной организации
"Вавилонские реки"... по воскресеньям... по адресу: "Голос Божий", Блисс,
Айдахо, США.
Репродуктор смолк, и мужчина загнул указательный палец.
- Ага, - пробормотал он, - сегодня воскресенье. Значит, танцы будут.
Выглядел он странно. Несмотря на теплый вечер, на нем были серая
тройка, кепка и галстук (почти так же был одет стоявший внизу небольшой
южный Ленин, по серебристое лоно увитый виноградом). Но мужчина, судя по
всему, не страдал от жары и чувствовал себя вполне в своей тарелке. Иногда
только он посматривал на часы, оглядывался и что-то укоризненно шептал.
Репродуктор несколько минут шипел вхолостую, а потом мечтательно
заговорил по-украински. Тут мужчина услышал за спиной шаги и обернулся. По
балкону к нему шли двое. Первым шагал низенький толстяк в белых шортах и
пестрой майке. Следом шел иностранец в панаме, легкой рубашке и светлых
бежевых штанах, с большим обтекаемым кейсом в руке. То, что это
иностранец, было ясно не столько по одежде, сколько по хрупким очкам в
тонкой черной оправе и по нежному загару того особого набоковского
оттенка, которым кожа покрывается исключительно на других берегах.
Мужчина в кепке показал пальцем на свои часы и погрозил толстяку
кулаком, на что тот ответил криком:
- Спешат! Врут все!
Сойдясь, они обнялись.
- Привет, Арнольд.
- Здравствуй, Артур. Знакомьтесь, - толстяк повернулся к иностранцу,
- это Артур, о котором я вам рассказывал. А это Сэмюэль Саккер. Говорит
по-русски.
- Просто Сэм, - сказал иностранец, протягивая руку.
- Очень приятно, - сказал Артур. - Как добрались, Сэм?
- Спасибо, - ответил Сэм, - нормально. А что тут у вас?
- Все как обычно, - сказал Артур. - Вы себе представляете ситуацию в



Москве, Сэм? Считайте, тут то же самое, только несколько больше
гемоглобина и глюкозы. Ну и витаминов, конечно, - корм тут хороший,
фрукты, виноград.
- И потом, - добавил Арнольд, - насколько мы знаем, вы на Западе
просто задыхаетесь от различных репеллентов и инсектицидов, а наша
упаковка экологически абсолютно чиста.
- А санитарно?
- Простите?
- Санитарно она чиста? Вы ведь про кожу? - сказал Сэм.
Арнольд несколько смутился.
- Н-да, - нарушил Артур неловкую паузу. - Вы к нам надолго?
- Дня, думаю, на три-четыре, - ответил Сэм.
- И вы успеете за это время провести маркетинг?
- Я бы не стал употреблять слово "маркетинг". Просто хочу набраться
впечатлений. Составить, так сказать, общее мнение, насколько целесообразно
развивать здесь наш бизнес.
- Отлично, - сказал Артур. - Я уже наметил несколько образцов,
которые в достаточной степени репрезентативны, и, думаю, завтра с
утречка...
- О нет, - сказал Сэм. - Никаких потемкинских деревень. Я предпочитаю
двигаться наугад. Как ни странно, при этом получаешь самое верное
представление о ситуации. И не завтра с утра, а прямо сейчас.
- Как? - ахнул Артур. - А отдохнуть? Выпить с дорожки?
- Действительно, - сказал Арнольд, - лучше бы завтра. И по нашим
адресам. А то у вас сложится искаженное представление.
- Если у меня сложится искаженное представление, у вас будет
достаточно времени, чтобы его исправить, - ответил Сэм.
Уверенным спортивным движением он вскочил на перила балкона и сел,
свесив в пустоту ноги. Двое остальных, вместо того чтобы удержать его,
влезли на ограждение сами. Артур проделал эту операцию без труда, а
Арнольду она удалась только со второй попытки, и сел он не так, как первые
двое, а спиной ко двору, словно для того, чтобы голова не кружилась от
высоты.
- Вперед, - сказал Сэм и прыгнул вниз.
Артур молча последовал за ним. Арнольд вздохнул и спиной вперед
повалился следом, как аквалангист, опрокидывающийся в море с борта лодки.

Окажись у этой сцены свидетель, он, надо полагать, перегнулся бы
через перила, ожидая увидеть внизу три изувеченных тела. Но он не увидел
бы там ничего, кроме восьми небольших луж, расплющенной пачки от сигарет
"Приморские" и трещин на асфальте.
Зато если бы он обладал нечеловечески острым зрением, то смог бы
разглядеть вдалеке трех комаров, улетающих в сторону скрытого за деревьями
поселка.
Что почувствовал бы этот воображаемый наблюдатель и как бы он
поступил - растерянно полез бы вниз по ржавой пожарной лестнице,
единственному пути, ведущему прочь с давно и наглухо заколоченной террасы,
или - кто знает? - ощутив в своей душе новое неведомое чувство, сел бы на
серое лепное ограждение и повалился бы следом за тремя собеседниками? Не
знаю. Да и вряд ли кто-нибудь знает, как поступил бы тот, кто на самом
деле не существует, но зато обладает нечеловечески острым зрением.

Отлетев на несколько метров от стены, Сэм оглянулся на компаньонов.
Артур с Арнольдом превратились в небольших комаров характерного цвета "мне
избы серые твои", когда-то доводившего до слез Александра Блока; теперь
они с мутной завистью глядели на своего спутника, покачиваясь в потоке
воздуха, восходящем от нагретой за день земли.
Только неудобное устройство ротовых органов удержало Сэма Саккера от
самодовольной гримасы. Он выглядел совсем иначе: он был светло-шоколадной
раскраски, с изящными длинными лапками, поджарым брюшком и реактивно
скошенными назад крыльями; если изменившиеся лица Артура и Арнольда
заканчивались толстым штырем, похожим не то на иглу титанического шприца,
не то на измеритель скорости на носу реактивного истребителя, то губы Сэма
элегантно вытягивались в шесть тонких упругих отростков, между которыми
торчал длинный острый хоботок, - словом, понятно, как выглядел
москит-кантатор рядом с двумя простыми русскими насекомыми. К тому же
Артур с Арнольдом летели каким-то бабьим брассом, а движения крыльев Сэма
скорее напоминали баттерфляй, поэтому двигался он намного быстрее и ему
даже иногда приходилось зависать в воздухе, чтобы подождать спутников.
Летели молча. Сэм описывал широкие круги вокруг Артура и Арнольда,
которые угрюмо посматривали на его эволюции; особенно плохо было Арнольду,
которого тянула к земле поблескивавшая в его брюхе рубиновая капля. Куда
летел Сэм, было непонятно - он выбирал дорогу по ему одному известным



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


Афанасьев Роман - Огнерожденный
Афанасьев Роман
Огнерожденный


Русанов Владислав - Бронзовый грифон
Русанов Владислав
Бронзовый грифон


Свержин Владимир - Время наступает
Свержин Владимир
Время наступает


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.