Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (67)
  2. Путь Кейна. Одержимость (39)
  3. Гнев дракона (36)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (25)
  6. Любовница на двоих (25)
  7. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  8. Свирепый черт Лялечка (24)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (19)
  11. Цифровая крепость (19)
  12. Роксолана (18)
  13. Умножающий печаль (18)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Имя потерпевшего - никто (17)
  16. Начало всех начал (12)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  18. Париж на три часа (11)
  19. Аквариум (11)
  20. Яфет (10)
  21. Замок Броуди (9)
  22. Непредвиденные встречи (9)
  23. Вставай, Россия! Десант из будущего (7)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  26. Колдун из клана Смерти (7)
  27. Омон Ра (7)
  28. Брудершафт с Терминатором (6)
  29. Заклятие предков (6)
  30. Тимур и его команда (5)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Петухов Юрий — > читать бесплатно "Вторжение из ада"


Юрий Петухов


ВТОРЖЕНИЕ ИЗ АДА


СТРАННИК
Пролог
ОТЧАЯНЬЕ
С самой гиблой каторги можно бежать. Из тюремного каменного мешка можно
выползти наружу - на свет Божий. Нет на Земле и в Космосе такого места,
откуда бы нельзя было уйти - ни планеты такой, ни звезды нет: стремящегося
на волю не удержит притяжение Голубого гиганта, и во мраке черных бездн
окраинных квазипульсаров есть лазейки, и из Чужих Вселенных пролегают
тропинки. Так уж устроено Мироздание, что всегда и отовсюду находится выход
- и пространственный... и внепространственный.
Из-под топора, с отрубленной от тела головой, бежит в мир иной или во
мрак небытия приговоренный, и его уже не казнить второй раз, он ушел от
палачей своих, ему открылся выход. Да, и ему! Бежит из собственной,
выстроенной самим собою тюрьмы самоубийца - и он, слабый духом, находит
выход, и он отворяет калитку во мрак и пропасть. Бегут от Большого,
всеуничтожающего Взрыва сверхцивилизации, бегут от вечной смерти, бегут из
материи в нематерию, в ипостась, коей и названий еще не придумано. И
теряют себя. И обретают себя! Ибо перевоплощение - тоже выход. Все живое и
мечущееся во Вселенной жаждет исхода. И дается ему Исход!
Животное, объятое ужасом, гонимое лесным пожаром, кидается в пламя
смертное. И уходит из огненного ада. Человек, отрешившийся от земного,
встает в полный рост и идет грудью на пули - перед ним уже зияет провал в
высшие миры.
Отчаянье! К одним ты приходишь слишком рано, к другим вовремя... но
опозданий не бывает.
Нет выхода сильному духом из самого себя. Ибо только он сам для себя и
тюрьма, и каторга. Открыто перед ним множество дверок и щелок, змеятся
тропки, вьются лазейки. Но нет Выхода. Не всякая щель для него Выход.
Исступленно мечется он во мраке своего заточения, ощупывает изодранными
в кровь ладонями угрюмые, холодные стены, бьется грудью о камни, стенает и
ропщет... но не желает встать на колени, пасть на брюхо и червем выползти
в щель. Ибо сильный духом есть. Ибо Человек!
Если раньше в растрепанной и неухоженной шевелюре Гута Хлодрика
пестрели и рыжие, и, как подобало подлинному викингу, светлорусые волоски
посреди чего-то неопределенно-пепельного, то теперь он был сед - старчески
сед. Иван смотрел на Гута и не мог поверить глазам - вот так и седеют: за
день, за ночь.
- Сколько у нас времени, как думаешь? - спросил он тусклым, севшим
голосом. Он хотел проверить себя. Но знал, точного ответа ему никто не
даст.
- Две недели, не меньше, - так же отрешенно пробормотал Гут.
Он был трезв и мрачен, левая рука подрагивала. И левый уголок рта был
как-то неожиданно и скорбно приопущен. Иван вглядывался в приятеля -
неужто прихватило, нет, не может быть. Гут - человек исполинского,
немыслимого здоровья, он и в Школе отличался крепостью. Нет, это все нервы.
Гут сам отнес на руках свою любимую, свою Ливу Стрекозу. Они долго
кружили в подземных лабиринтах заброшенной гравидороги позапрошлого века,
пока не уперлись в ремонтно-складской сектор. "Тут есть морозильная
камера", - выдавил Гут после долгого молчания.
"Нет, никаких камер!" - отрезал Иван. "Сейфы?" Иван кивнул. "А воздух?"
- Гут смотрел с недоверием. Но это была последняя ниточка, он не желал
выпускать ее иллюзорный кончик из своих рук. "Воздух ей не нужен. Главное,
чтобы никто не влез сюда!" Гут что-то бормотал насчет охраны, но Иван
сразу осек его. Охрана только привлекает внимание. Они завалили
направленными взрывами шесть входов-выходов. Оставили седьмой. Подступы
заминировали. Ввинтили в породу четьпэе локаторасторожа. Они были вдвоем.
Больше никто не знал о захоронении еще живой Ливадии Бэкфайер-Лонг. Никто!
Теперь это в прошлом.



- Я преступник, Гут! - вдруг со злостью, сквозь зубы выдавил Иван.
- Я тоже преступник, Ваня, - поддержал его сокрушенно седой гигант.
- Нет! - Лицо Ивана исказила гримаса раздражения. - Нет! Ты просто
бандюга, Гут, ты разбойник с большой дороги, уголовник, грабитель,
головорез... А я - подлинный преступник! Я враг рода человеческого! Я
порастратил чертову уймищу времени на всякую ерунду! И ничего не сделал!
- Ты и не мог ничего сделать, Иван, - Гут развел руками, - человечество
неуправляемо. Наставить его на путь истинный?! Это все утопии, Ванюша. Ни
один жлоб во Вселенной не трепыхнется, пока лично ему в лоб не закатаешь!
- Не все жлобы. Гут...
- Все! Ты плохо знаешь жизнь, Иван. Ты слишком надолго задержался там,
наверху! - Гут Хлодрик ткнул указательным пальцем в небо. - Не хотел тебе
говорить... но скажу: я б с огромным удовольствием присоединился к тем
ребятишкам, что хотят надрать задницу человечеству. Ой, я бы ему,
родимому, всыпал по первое число!
Иван приподнял голову и вгляделся прямо в глаза Гугу Хлодрику. В них не
было злости. В них была усталость и скорбь. И потому он все понял, Гут
будет с ним до последней минуты, до смертного часа, он не предаст.
Карнеггийский водопад заглушал их голоса. Прохладные брызги долетали
искрящимися капельками, освежали лица. Но свежести не было и здесь, в
заброшенном ущелье, вдали от людных улиц и давящих небоскребов полудикой
северной Гренландии.
Теперь им надо было скрываться. Теперь им не было места на Земле и в ее
окрестностях.
В водопаде плескался огромный белый медведь. Но Иван видел -
ненастоящий, слишком уж чистый и ухоженный, слишком уж белый. Животный мир
планеты восстанавливали. Но это был все-таки не совсем животный мир, еще
два-три поколения и останутся одни биодубли. Нет! Какие, к дьяволу,
поколения! Через полгода Земля обратится в выжженную пустыню. А он сидит
тут, прохлаждается под искрящимися в лучах низкого солнышка брызгами.
Вырождение! Все вокруг вырождается, все! и он тоже, и он не исключение.
- Я так думаю, Иван, - медленно и глубокомысленно произнес Гут Хлодрик,
- всем вам надо смываться отсюда. Пока не поздно!
- Всем нам? А ты?!
- Я останусь возле нее.
- Ты останешься, а нам смываться?!
- Это меня бог наказывает за Параданг, понимаешь?! - Гут не поднимал
глаз, не отрывал их от серого унылого камня под ногами, чуть поменьше
того, на каком сидел. - И еще за Гиргею. Это я виноват, зря я тебя тогда...
- Да ладно, - Иван махнул рукой. Ему было тошно.
С кем он остался? Гут Хлодрик - старая развалина, размякший,
растекшийся, бесформенный и жалкий в своем бессилии. Дил Бронкс - скалит
зубы, а глядит насторону, непонятный, уклончивый, скользкий. Иннокентий
Булыгин - этот шустрый, тертый, но он всегда сам по себе, странный мужик.
Хук Образина и Крузя - пьянчуги, чуть что - в запой, на полный вылет. Серж
Синицки- просто чокнутый. Сихан Раджикрави, Первозург - самая темная
лошадка, черный след в ночи. Гуговы головорезы - они привыкли работать за
деньги, за добычу.
Еще остается отпрыск императорской фамилии карлик Цай ван Дау. Но где
он, жив ли вообще? Жалкая горстка никчемных ветеранов, списанных
десантничков! Пыль!
Ничто! И все зло Мироздания, вся мощь Иной Вселенной, вся сила
Преисподней! От отчаянья он готов был биться головой об эти серые
молчаливо-угрюмые камни.
В безвыходных положениях люди чести пускают себе пулю в лоб. Давно
пора! Он только продлевает агонию.
Он уже конченный человек, мертвец. Да, бывают вещи, с которыми надо
смириться. Это как ход времени, это как движение светил - неумолимо и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
РЕКЛАМА
Пехов Алексей - Темный охотник
Пехов Алексей
Темный охотник


Афанасьев Роман - Источник Зла
Афанасьев Роман
Источник Зла


Суворов Виктор - Тень победы
Суворов Виктор
Тень победы


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - гауграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - гауграф


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.