Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (25)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Следователь по особо важным делам (15)
  4. Чужие зеркала (12)
  5. Посмертный образ (11)
  6. Под солнцем останется победитель (10)
  7. Великий лес (9)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. Продам твою мать (7)
  10. Шестая книга судьбы (7)
  11. На осколках чести (7)
  12. Рыцарь из ниоткуда (6)
  13. Горы Судьбы (6)
  14. Леннар. Книга Бездн (6)
  15. Ученик (6)
  16. Бремя власти (5)
  17. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  18. Любовница на двоих (5)
  19. Главный противник (5)
  20. Анастасия (5)
  21. Обряд дома Месгрейвов (5)
  22. Калигула (5)
  23. Огромный черный корабль (4)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Требуется чудо (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. Чары старой ведьмы (4)
  28. Москва слезам не верит (сценарий) (4)
  29. Вещий Олег (3)
  30. Свет вечный (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Прашкевич Геннадий — > читать бесплатно "Демон Сократа"


Геннадий ПРАШКЕВИЧ


ДЕМОН СОКРАТА


1. ЮРЕНЕВ
Пакет подсунули под дверь, пока я спал.
Пакет лежал на полу, плоский и серый, очень скучный на вид. Он не был
подписан, он нисколько не бросался в глаза; впрочем, я и не торопился его
поднимать. Сжав ладонями мокрые, горячие на ощупь виски, я сидел на краю
дивана, пытаясь утешить, унять колотящееся сердце.
Я вырвался из сна.
Там, во сне, в который раз осталась вытоптанная поляна над черной
траурной лиственницей. Палатка, брезентовая, тяжелая, тоже осталась там. В
беззвездной ночи не было ни фонарей, ни луны, и все равно полог палатки
был светел, его будто освещал снаружи мощный прожектор. По этому светлому
пологу легко, как по стеклу отходящего от перрона вагона, скользили
смутные тени. Они убыстряли бег, становились четче, сливались в странную
непрерывную вязь, в подобие каких-то письмен, если такие письмена
существуют. В их бесконечном, ничем не прерываемом беге все время что-то
менялось, вязь превращалась в нечто вроде смутного рисунка. Казалось, я
уже узнаю лицо - чужое, и в то же время мучительно знакомое. Кто это?
Кто?! Я никак не мог, не мог вспомнить, я не мог даже шевельнуться. Я
умирал. Я знал, что я умираю. И все это время жутко и мощно билась в ушах
птичья быстрая речь, столь же жутко и мощно отдающая холодом и металлом
компьютерного синтезатора.
Я умирал.
Я знал, что я умираю.
Я не мог шевельнуть ни одним мускулом, мышцы закаменели, не мог даже
застонать, а спасение - я знал - заключалось только в движении. Сквозь
птичью быструю речь, удушавшую меня холодом и металлом, я слышал:
- Хвощинский!
И снова - грохот, жуть, ледяной холод в сердце.
- Хвощинский!
Я вырвался из сна. Я сумел вскрикнуть, двинуть какой-то мышцей,
вынырнуть из ужаса умирания.
Серый пакет лежал под дверью, в номере было сумеречно, горел ночник.
В дверь колотили ногой, незнакомые женские голоса перебивались рыком
Юренева:
- Где ключи? Где они? Всех к черту повыгоняю!
И он колотил ногой в дверь:
- Хвощинский!
Меньше всего я хотел сейчас видеть Юренева. Не ради него я приехал в
Городок, незачем Юреневу ломиться в мой номер, как в собственную квартиру.
В некотором смысле, понимал я, эта ведомственная гостиница ему и
принадлежит. Ну, скажем, не ему, а институту Козмина-Екунина -
таинственному закрытому институту. Все же Юреневу не стоило ломиться в мой
номер - два года назад мы расстались с Юреневым отнюдь не друзьями.
Не отвечая на грохот, на испуганные голоса, едва сдерживая
разрывающееся от боли сердце, я добрался до ванной. Ледяная вода освежила,
я будто очнулся. Возвращаясь, даже поднял с пола серый пакет - конверт это
был, казенный, серый и плоский - и бросил его на тумбочку. Потом. Все
потом. Сейчас важно отдышаться...
Собственно, в гостиницу я попал случайно.
В Городок я приехал вечером, идти было некуда, хотя в холл гостиницы
я зашел только ради телефона. Толстомордый сизый швейцар, - наверное, из
бывших военных, - ткнул толстым пальцем в объявление, напечатанное
типографским способом: "Мест нет", и так же молча, с презрением, отчетливо
переполнявшим его, перевел палец левее: "Международный симпозиум по
информационным системам".
Я понимающе кивнул:
- Вижу, вижу. Мне только позвонить.
Швейцар раскрыл рот, но вмешалась рыжая администраторша, сидевшая за
стойкой. Если быть точным, это парик на ней был рыжим. Помню, я еще
удивился: зачем надо надевать парик в столь душный, в столь томительный
июльский день?
- Звоните, - кивнула администраторша, заставив этим умолкнуть
швейцара.
Я бросил монету в автомат.
Длинные гудки.
"Зачем вообще носят парики? - размышлял я. - Ведь носят их вовсе не
лысые. И почему в швейцары, как правило, идут бывшие военные? У них что,
пенсия маленькая?"
В трубке щелкнуло. Мужской незнакомый голос отчетливо произнес:
- Слушаю.
- Андрея Михайловича, пожалуйста.


- Кто его спрашивает?
- Писатель Хвощинский.
- У вас к нему дело?
Я удивился.
- Разумеется.
- Перезвоните по телефону ноль шесть ноль шесть, - две первые цифры
подразумевались. - Вам ответит доктор Юренев.
- Простите, мне нужен не Юренев, а Козмин-Екунин.
Но трубку уже повесили.
Я оглянулся.
Рыжая администраторша, оставаясь за стойкой, не спускала с меня глаз.
Она буквально изучала меня. Их тут, наверное, подумал я, каждый день
призывают к бдительности. Вон как изготовился швейцар. Он явно готовит
какую-то фразу на прощанье.
Я набрал телефон Ии. Не хотел, не собирался ей звонить, но вот
набрал. Не мог не набрать. Не стоит лгать, действительно не мог. Я даже
обрадовался, услышав не ее, а незнакомый мужской голос:
- Слушаю.
- Ию Теличкину, пожалуйста.
- Кто ее спрашивает?
- Писатель Хвощинский.
- У вас к ней дело?
Я еще больше удивился.
- Разумеется.
- Перезвоните по телефону ноль шесть ноль шесть. Вам ответит доктор
Юренев.
- Простите, мне не Юренев нужен.
Трубку повесили.
Я тоже повесил трубку. В самом деле, не Юреневу же звонить. Кому
угодно, только не Юреневу. Разыщу ребят из газеты, устроюсь на ночь.
Скажем, Славку разыщу - он приютит. Не хотел я звонить Юреневу.
- Товарищ Хвощинский!
Я обернулся.
Рыжая администраторша улыбалась из-за стойки приветливо, даже
загадочно. Она привстала, что незамедлительно отметил швейцар и вытянулся
по стойке смирно.
- Что же вы так, товарищ Хвощинский? - администраторша как бы и
укоряла меня, мягко, приветливо укоряла. - Мы вас ждем, номер вам давно
заказан, а вы первым делом к телефону!
- Заказан? Давно?
Администраторша заглянула в какие-то бумаги.
- Почти месяц назад заказан, - ее голубые глаза пронзительно впились
в меня, она никак не могла понять тайну столь долгого моего отсутствия. -
Вы, наверное, к нам прямо из-за границы?
- Да нет, - ответил я, понимая, что администраторша ошиблась и сейчас
исправит ошибку.
- Это неважно, неважно. Я и не спрашиваю ни о чем, - вдруг
спохватилась администраторша. - Просто номер ждет вас почти месяц. Мы его
аккуратно убираем. Юрий Сергеевич так и сказал: держать в чистоте,
Хвощинский чистоту любит. Вот мы и ждем, ждем. Вещи-то ваши где?
- На крыльце. Сумка спортивная. С сумкой меня швейцар не пустил.
- Служба такая, - извинительно улыбнулась рыжая администраторша. - Вы
уж на него не сердитесь. Проходите, проходите прямо в номер. Вы чай любите
или кофе? Не стесняйтесь. Если чаю хотите или кофе, звоните дежурной по
этажу. Она сделает. Вы же у нас проходите по рангу иностранца.
Она вдруг закричала на швейцара:
- Что стоишь? Неси в номер вещи.
Фокусы Юренева, подумал я тогда. Провидец.
Но сейчас, чуть погасив боль в сердце, снова свалившись на диван,
весь мокрый после ледяного душа, я чувствовал лишь злое недоумение -
какого черта Юренев ломится ко мне посреди ночи?
Шум, возня, голоса за дверью не смолкали.
- Ключи! Где ключи? Всех разгоню!
Сердце медленно успокаивалось. Я даже прислушался.
- Таньку, Таньку сейчас найдут, - оправдывались, суетились за дверью
женские голоса. - У Таньки ключи. Сейчас ее найдут - Таньку.
- Дверь вышибу! - озверел Юренев.
- Юрий Сергеевич... Да Юрий Сергеевич! - суетились женские голоса. -
Неудобно... Иностранцы здесь... Всех перебудите...
Юренев только еще громче ударил ногою в дверь.
Где спички?
Я нащупал коробок; в нем, правда, оставалась одна спичка. Я ее зажег,
раскурил сигарету. Странно, что Юренев еще не поднял на ноги всю
гостиницу.
Открывать я не собирался.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви
Шилова Юлия
Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви


Акунин Борис - Фантастика
Акунин Борис
Фантастика


Каргалов Вадим - Святослав
Каргалов Вадим
Святослав


Прозоров Александр - Вождь
Прозоров Александр
Вождь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.