Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (105)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (95)
  5. Цифровая крепость (79)
  6. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  7. Начало всех начал (73)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Омон Ра (60)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (38)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  16. Аквариум (25)
  17. Киммерийское лето (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Колдун из клана Смерти (20)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  22. Тимур и его команда (19)
  23. Париж на три часа (18)
  24. По тонкому льду (17)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Ледокол (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. Один на миллион (12)
  29. Брудершафт с Терминатором (12)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Пухов Михаил — > читать бесплатно "Станет светлее"


Михаил Пухов


Станет светлее



1. Имя.
Человек проводил предпоследнее занятии цикла, когда вошли те двое. Он
чертил на доске круглый контур звездолета культуры Маб и схему расположения
противометеоритных лазерных батарей; объяснял, как с минимальными потерями
подойти к кораблю на абордажных ракетах и как правильно вести штурм после
остановки циркульных таранных головок; рассказывал о наиболее уязвимых
местах электронных защитников космической крепости, и аудитория внимала его
словам. Шел второй час занятия, когда появились те двое.
Они перешагнули через высокий металлический порог и остановились возле
люка, два здоровенных охранника в вакуумных комбинезонах, с тяжелыми
атомными карабинами, обращенными прикладами вниз.
Человек только что нарисовал на доске мелом подробную схему атаки из-за
угла, и слушатели очень тщательно переписывали условные обозначения. Не
глядели на доску лишь двое с атомными карабинами.
-- Документы, -- сказал тот, что был выше другого. Человек отдал жетон.
Другой извлек из его кобуры пистолет и сунул себе за пояс.
-- Следуй за нами.
Они шли по затемненному лабиринту внутренних переходов, и стены
отражали эхо шагов. Человек достаточно разбирался в архитектуре станции,
чтобы понять, что они поднимаются к верхним ярусам. Тот, кто шел впереди,
свернул направо. Человек остановился, но другой подтолкнул его в бок, и он
тоже повернул направо. Когда они приблизились к концу коридора, люк был уже
открыт. Высокий конвоир стоял рядом, пропуская человека вперед. Один шаг в
черный провал, и люк за спиной со скрежетом затворился.
Кругом стояла тьма, было тихо, и человек не понимал, где находится.
Вдруг что-то щелкнуло, ноги у него подкосились, пол пошел вверх, и вспыхнул
внутренний свет.
Он сидел в единственном кресле малой межорбитальной ракеты типа "Гном"
и отдалялся от станции с возрастающей скоростью. На кормовых экранах
незаметно для глаза вращался диск Дилавэра, наполовину закрытый тенью. Слева
горел Лагор. Впереди сияли крупные звезды Четырех Воинов. Там ждала бездна
-- и, вероятно, смерть.
Он ткнул наугад клавишу на пульте управления, хоть это и не имело
смысла. Клавиша не поддалась -- пульт был парализован. Ракетой управляли
извне. Пульты межорбитальных "Гномов" всегда блокируются, когда команды
поступают снаружи. Поэтому "Гном" особенно хорош при исполнении приговора.
Горючего в баках почти не было. Столбик подкрашенной жидкости медленно
укорачивался. Кроме свободы полета, человеку оставалась только свобода
сна...
Он открыл глаза в громадном квадратном зале, середина которого была
огорожена канатами, словно боксерский ринг. По его периметру вглубь, в пол
зала, уходили глубокие вертикальные норы, круглые колодцы метрового
поперечника. Зрителей было мало, да они и не были зрителями -- в руках у них
были тяжелые охотничьи лучеметы, все они смотрели на гладкую, как каток,
поверхность ринга, и была очередь человека.
"Давай", -- крикнул ему старший секундант. Человек сделал мысленное
усилие, и в центре сорокаметрового квадрата возник колоссальный косматый
паук -- его двойник, его враг из другого времени. Паук не успел двинуться, а
лучемет уже выплеснул длинную струю плазмы, но рука человека дрогнула, и на
гладком полу в метре от паука появилось быстро зарастающее пятно ожога.
Лучемет снова выстрелил; паук, отскочив вбок, остался в стороне от нового
затягивающегося пятна, и опять человек надавил на спуск, а кошмарный паук
остановился на миг у одной из круглых нор за канатами, лучемет еще раз
дернулся у человека в руках, и струя косо вошла в отверстие, но все было уже
кончено, потому что паук скрылся в соседнем колодце.
Секундант посмотрел на человека, как на пустое место.
"Все, -- сказал он. -- Нарушений правил не было. Вы свободны".
"Давай", -- кивнул он следующему, а человек пошел из зала вниз по
скрученной винтом лестнице, навстречу минуте, когда по мысленному приказанию
членистоногого чудовища он окажется в молодой вселенной, в точно таком же
зале, огороженном стальными канатами, и в него тоже будут стрелять, но не
плазмой, а клейкими сетями, прочными паучьими нитями, и потащат,
беспомощного, к краю ринга, в подрагивающие от нетерпения челюсти. Теперь
надо было не пропустить момент переноса, чтобы бежать стремглав, зигзагами
через зал, к спасительным люкам за канатами. Правда, ближайшие несколько
часов можно было не беспокоиться, потому что противник должен выждать пока
бдительность человека притупится.
И вдруг он исчез.
Но он очутился не на ярко освещенной площадке, готовый увернуться от
летящей в него липкой ткани. Он очнулся в тесной кабине "Гнома" и не мог
шевельнуться, в глазах у него рябило, мысли цепенели, и, как обычно, прошло



несколько десятков секунд, прежде чем он понял, что где-то поблизости
свертывают пространство и что он по идее должен потерять сознание.
Когда человек очнулся вторично, он лежал обнаженный в чистой постели,
на откидной койке в нестандартной каюте, его одежда висела рядом, и вокруг
никого не было, и корабль, на борту которого он находился, был гораздо
крупнее обычных абордажных и десантных ракет, и где-то в дальнем его конце,
видимо в рубке, разговаривали на языке, услышать который в зтом районе
вселенной было совершенно невероятно. Некоторое время человек слушал
разговор просто так, наслаждаясь его звучанием, и только потом начал
воспринимать смысл.
-- ...еще сутки, -- произнес голос, принадлежавший кому-то высокому;
что-то было с ним связано -- не только теперь, но и в будущем. -- Не знаю,
как он уцелел. Я бы на его месте не выдержал.
-- Так он что же, не человек? -- спросил другой голос. Его обладатель
был бесспорно лыс, как коренной обитатель Кносса.
-- Спросите биологов, -- сказал высокий. -- Но горючего у него не
хватило бы даже до ближайшей планеты.
-- Там была планета? -- спросил третий голос, принадлежавший непонятно
кому.
-- Да, -- сказал высокий. Но слишком далеко. И ни одного корабля
поблизости.
-- А что это была за планета? -- не унимался третий. -- Она есть в
плане?
-- Нет, -- сказал высокий. -- Я вышел в пространство случайно. Мне
показалось, что-то должно случиться.
-- Погодите, -- сказал лысый. -- Вы отдаете себе отчет, чем рисковали?
-- Вам следовало там задержаться, -- укоризненно сказал третий. -- А вы
даже не выяснили, что это за планета.
-- Там не было ничего интересного.
-- Тогда что же он делал?
-- Кораблекрушение, -- сказал высокий. -- Видимо, у них отказал
инвертор.
-- А где остальные? Погибли?
-- Необязательно, -- сказал высокий. -- Если инвертор отказал вне
пространства, их могло разбросать по всей вселенной.
-- Зачем спорить? -- сказал лысый. -- Он сам все расскажет.
-- Если мы его поймем.
-- У нас есть лингвистическое оборудование.
-- Все-таки мне не нравится, что мы там не остановились, -- сказал
третий.
Пока они так переругивались, человек окончательно очнулся и привел себя
в порядок. Версия высокого его устраивала. За высокого он был спокоен. Лысый
тоже не внушал подозрения. Разве что третий.
Он снова прислушался к разговору в рубке, и вовремя.
-- Пойду посмотрю, как он там. Вдруг очнулся.
-- Напрасно потеряете время.
-- Я с вами, -- сказал третий.
Человек мысленно следил за тем, как они, покинув рубку, идут к нему
сквозь лабиринт коридоров.
Это были настоящие люди. Но он немного ошибся. Вошедший первым
действительно был невысоким и головастым, но голова его была покрыта буйной
вьющейся растительностью, прямо-таки шевелюрой. Однако человек продолжал
воспринимать его лысым, вроде шара из папье-маше. Второй был обыкновенный,
ничем не примечательный.
Человек внимательно смотрел на них, оценивая ситуацию. Впрочем, план
ему уже подсказали. Он встал и пошел им навстречу.
-- Здравствуйте, -- сказал он, подбирая слова. -- Если бы не вы...
-- Так вы все таки человек? -- обрадовался второй.
Слово "человек" прозвучало вслух совсем по-другому, чем он привык
произносить его мысленно. Это было уже не имя; обычное слово, каких тысячи.
-- Человек... -- сказал он, которого спасли они. -- Но если бы не вы...
-- Благодарите Бабича, -- сказал головастый. -- Нашего вахтенного.
-- Как вы там оказались? -- спросил второй.
-- Авария при гиперпереходе, -- объяснил человек, которого они спасли.
-- У нас полетел инвертор.
-- Боже,-- сказал второй.-- Какой ужас!
-- А ваши товарищи?
-- Не знаю, -- сказал спасенный человек. -- Понятия не имею, где они
сейчас.
-- Какой ужас! -- повторил второй. Теперь он не внушал опасений. Вся
его подозрительность улетучивалась, как дымовая завеса в вакууме.
-- Кто-нибудь из них мог оказаться поблизости, -- сказал спасенный. --
Вы заметили место?
-- Нет, -- сказал головастый. -- Мы сами попали туда чисто случайно. На
Бабича снизошло откровение.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
РЕКЛАМА
Володихин Дмитрий - История России в мелкий горошек
Володихин Дмитрий
История России в мелкий горошек


Злотников Роман - Леннар. Книга Бездн
Злотников Роман
Леннар. Книга Бездн


Афанасьев Роман - Между землей и небом
Афанасьев Роман
Между землей и небом


Ильин Андрей - Слово дворянина
Ильин Андрей
Слово дворянина


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.