Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (104)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (95)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  6. Начало всех начал (73)
  7. Цифровая крепость (63)
  8. Омон Ра (60)
  9. Путь Кейна. Одержимость (60)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (38)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  16. Аквариум (25)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Киммерийское лето (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Тимур и его команда (19)
  23. Париж на три часа (18)
  24. По тонкому льду (16)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Ледокол (13)
  27. Один на миллион (12)
  28. Брудершафт с Терминатором (12)
  29. К "последнему" морю (12)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Ситников Константин — > читать бесплатно "Эликсир жизни"


Константин СИТНИКОВ


ЭЛИКСИР ЖИЗНИ





Заключительные органные аккорды мощной волной прокатились под
высокими каменными сводами и смолкли. Еще несколько мгновений в воздухе, в
стенах и в самой глубине моего существа сохранялась остаточная вибрация,
но постепенно и она сошла на нет. Я открыл глаза и увидел, что между
рядами церковных скамеек ко мне пробирается сторож-горбун. Я был один в
полутемном притворе. Не дожидаясь, пока старик доковыляет до меня, я
повернулся и вышел на улицу.
Мне слегка нездоровилось, носовые пазухи были как будто ватой забиты.
Два раза чихнув с надрывом, я вытер губы клетчатым платком и сунул его в
рукав джинсовой курточки. Сказывались последствия многочасового воздушного
путешествия в пронизывающей насквозь воздушной струе.
Узкие улочки старого города были наполнены сумерками. Задрав голову,
я с трудом разглядел, что короткая фигурная стрелка настенных часов
показывает десять. Позеленевший от старости готический шпиль церкви
Святого Духа склонялся надо мной, готовый вот-вот упасть прямо на меня.
До полуночи оставалось еще два часа, и мне предстояло где-то провести
их. Я прошел мимо средневековой аптеки с жестяной вывеской, пересек
небольшую площадь, выложенную булыжником, и в задумчивости остановился
возле одного из каменных столбов Ратуши. В него было вбито тяжелое
железное кольцо, слишком узкое для человеческой шеи, однако
предназначенное именно для того, чтобы приковывать к позорному столбу
преступников. Наверное, это были очень тощие и голодные преступники с
худыми, жилистыми шеями.
Крошечное кафе в Ратуше было открыто. Возле него, на воздухе, стояло
несколько молодых людей: каждый с чашечкой кофе в одной руке и сигаретой в
другой. Внутри было темно, тусклый красный светильник в виде фарфорового
купидона плавал в слоистых облаках табачного дыма. Я с трудом протиснулся
к стойке и заказал кофе без сахара. Кофе был дорогой и горький до кислоты
во рту. Я выпил две чашки и, чувствуя головокружение, вышел на свежий
воздух. Странным образом в тесноте крошечного кафе я чувствовал себя более
одиноким, чем в пустой церкви, наполненной звуками органа.
Прошло всего полчаса. Подумав, я решил, что, пожалуй, уже не успею
сходить в церковь Александра Невского на Замковом холме. И еще я подумал,
что, вероятно, больше никогда не увижу его, несмотря на все уверения
Магистра. Но если я о чем-то и жалел, то только об этом. Все остальное
давным-давно потеряло для меня всякое значение. Я смотрел на редких в этот
час прохожих, и меня самого пугало то безразличие, какое я к ним
испытывал. Впрочем, что им было до моего безразличия?
В половине двенадцатого я вернулся на Ратушную площадь, уже полностью
опустевшую. В тесном переулке позади Ратуши было темно и холодно. От
глухой каменной стены тянуло сыростью. На противоположной стороне горбатой
улочки, в сплошном ряду средневековых домов, находился городской музей
пыток. Низкая дубовая дверь была заперта. Литая бронзовая ручка отдавала
холодком, вызвавшим у меня легкий озноб.
Короткая дрожь, похожая на судорогу, прошла по моему телу.
- Надеюсь, ты не забыл заклинание? - спросил Магистр.
Его резкий, скрипучий голос раздался, как всегда, неожиданно: разве
можно привыкнуть к голосу, звучащему у тебя прямо в голове? В нем
явственно слышалась насмешка.
- Я помню, - кротко сказал я.
Сейчас мне не хотелось препираться с Магистром.
- Тогда чего же ты ждешь? - спросил он раздраженно.
- Когда ты, ап-чхи! угомонишься.
Он сердито замолчал.
Я проговорил заклинание. Замок щелкнул и раскрылся. Дверь отворилась
тяжело, с протяжным скрипом, словно нехотя. Я вошел в темное помещение,
слишком тесное для выставочного зала, но, похоже, вполне пригодное для
зала пыток. Справа и слева в темноте угадывались еще более темные участки
арочных проемов, открывавшихся в смежные помещения.
- Налево, - распорядился Магистр.
Я повернул налево, но не успел сделать и двух шагов, как споткнулся о
вытянутый носок испанского сапога и едва не разбил голову об острый угол
массивной дыбы.
- Осторожней, - зашипел Магистр, - ты свернешь мне шею!
- Если я, ап-чхи! и сверну кому-то шею, то, ап-чхи! только себе, -
возразил я, чихая и потирая лоб, на котором уже вздулась здоровенная
шишка.
- Плевать бы мне на твою шею, если бы она не была у нас общей!
- Посмотрел бы я, ап-чхи! как бы ты стал плевать на мою шею, если,



ап-чхи! у тебя и языка-то собственного нету!
- Нету?
- Нету!
Тут я почувствовал, что мой язык начинает шевелиться у меня во рту
против моей воли: это Магистр пытался управлять им изнутри. Я схватил
кончик языка рукой и проговорил злорадно:
- У-хах? Хъе'? (Ну как? Съел?)
Язык был скользкий и верткий. Но все же я крепко держал его большим и
указательным пальцами правой руки. И вдруг моя левая рука схватила мою
правую руку и принялась отдирать ее от моего же языка. Некоторое время я
отчаянно боролся с самим собой, с переменным успехом. Наконец,
обессиленный, я предложил Магистру перемирие, и мы двинулись дальше.
- Ты уверен, что это здесь? - спросил я вслух, хотя достаточно было
проговорить свой вопрос мысленно.
Я тоже начинал чувствовать раздражение: какого черта! Он помыкал
мной, как мальчишкой, - на том лишь основании, что случайно оказался
заключен в моей черепной коробке.
Больше всего меня раздражало его твердое убеждение в том, что он-то и
является истинным хозяином моего тела и моего разума, а значит волен
делать и с тем и с другим все, что ему ни заблагорассудится.
- Почему ты выбрал именно меня? - спросил я его однажды.
Это было спустя несколько недель после того, как он заговорил в моей
голове впервые. Тогда я еще не переставал удивляться его присутствию в
моем сознании, хотя уже и не испытывал того потрясения, какое он вызывал
во мне своим внезапным появлением поначалу.
- Почему ты выбрал именно меня? - вот что спросил я..
- Выбрал тебя?! - возмущенно отозвался Магистр. - Это мое несчастье,
что я оказался в теле такого ничтожества, как ты!
- Ну так убирайся из меня к черту! - огрызнулся я в ответ.
- Как я могу убраться из тебя, если я - частица твоего сознания? -
возразил он. - Я существую лишь в твоем сознании, и твое сознание - это
единственное место, где я существую.
Так замысловато он мне это объяснил.
- Получается, ты - всего лишь мое воображение? - заключил я.
- Вовсе нет, вовсе нет!
- Но если меня не будет, - настаивал я, - то исчезнешь и ты, разве не
так?
Но его не удовлетворили мои доводы:
- Если в доме случится пожар, и в этом пожаре сгорит его жилец, ты
что, тоже скажешь, что жилец и дом - это одно и то же? Ты - это всего лишь
мой дом, не более того...
- Хорошо, - перебил я его, - пусть я - это всего лишь дом, но этот
дом был уже заселен, когда ты влез в него без разрешения. Не значит ли
это, что ты - просто вор, забравшийся на чужую территорию?
- Я отказываюсь обсуждать этот вопрос с тобой!
Этим все наши разговоры и кончались. Он надолго замолкал, а мне
только того и надо было. Я уже устал чувствовать себя шизофреником.
Сказать по правде, не очень-то я и нуждался в его ответах. Боюсь, я и
сам слишком хорошо знал, где и когда я подхватил Магистра, - да-да, именно
подхватил, как подхватывают простуду или дурную болезнь. Это произошло три
месяца назад, когда я неожиданно для самого себя увлекся средневековыми
латинскими рукописями и вычитал в одной из них (это было пожелтевшее от
времени долговое обязательство) о некоем Раймондусе Джулиусе (не путать с
Раймондусом Луллиусом и Джулиусом Родменом!), задолжавшем своему
заимодавцу триста монет. Это и был мой Магистр. Впоследствии я узнал, что
сия невзрачная бумажка является единственным документом, сохранившим для
истории имя моего нового знакомца. В ту же ночь он явился мне во сне и с
отвратительной усмешкой заявил, что отныне переселяется в мое сознание и
будет обитать в нем до тех пор, пока не подыщет себе местечко получше.
- Береги себя, - частенько говаривал он мне с той фальшивой
заботливостью, которая меняет заряд слов на противоположный. - Ты -
единственное, что у меня есть.
Однажды я решил подшутить над Магистром. Я хотел просто попугать его.
Раз уж он так трясся за мою шкуру, что ж, я пощекочу ему нервы. Помню, я
стоял посередине бетонного моста через железнодорожные пути, и ни с того
ни с сего у меня возникло непреодолимое желание спрыгнуть вниз. Оно было
настолько внезапным и сильным, что чувство самосохранения просто не успело
сработать. Я уже перевалился через перила - и только тут Магистр, которого
моя выходка застала врасплох, пришел в себя. Надо отдать должное его
реакции, она оказалась молниеносной. Он рванул мое тело в противоположную
сторону, и оно упало на изъеденный дождями бетон моста. В тот раз я
избежал неминуемой смерти, но не избавился от жгучего желания умереть,
неожиданно открывшегося мне во всей своей наготе.
В конце концов это стало целью и смыслом моей жизни. Покончить со
своим бездарным существованием - что может быть более разумным и



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Суворов Виктор - День "М"
Суворов Виктор
День "М"


Шилова Юлия - Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи
Шилова Юлия
Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи


Каменистый Артем - Земли Хайтаны
Каменистый Артем
Земли Хайтаны


Доценко Виктор - Обратись к Бешенному
Доценко Виктор
Обратись к Бешенному


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.