Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (233)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (17)
  3. Радости о горести знаменитой Молль Флендерс... (12)
  4. Беспощадный (10)
  5. Затмение (10)
  6. НКВД. Война с неведомым (9)
  7. Хочу замуж, или Русских не предлагать! (6)
  8. Крещение огнем (6)
  9. Покер с акулой (6)
  10. Все в шоколаде (5)
  11. Золотой песок (5)
  12. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (4)
  13. Ближайший родственник (4)
  14. Пелагия и красный петух (том 2) (4)
  15. Прозрачные витражи (4)
  16. Вещий Олег (4)
  17. Овечка в волчьей шкуре (4)
  18. Начало всех начал (4)
  19. Веселое мореплавание Солнышкина (4)
  20. Вчера будет война (3)
  21. Колыбельная для брата (3)
  22. Последний город (3)
  23. Портрет кудесника в юности (3)
  24. Экстрим на сером волке (3)
  25. Любовница на двоих (3)
  26. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (3)
  27. Приключения Незнайки и его друзей (3)
  28. Базарное счастье (3)
  29. Ричард Длинные Руки - 1 (3)
  30. Колдун из клана Смерти (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Стругацкий Аркадий, Борис — > читать бесплатно "Беспокойство"


Аркадий СТРУГАЦКИЙ, Борис СТРУГАЦКИЙ


УЛИТКА НА СКЛОНЕ-1

(БЕСПОКОЙСТВО)



НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПОВЕСТИ "БЕСПОКОЙСТВО"
Когда в марте 1965 года в Доме творчества "Гагра" мы закончили первый
черновик романа "Улитка на склоне", все события этого романа развивалось у
нас тогда в Мире Полудня, заданном повестью "Полдень, XXII век", и
главными героями были звездолетчик Горбовский и космобиолог Сидоров по
прозвищу Атос. Атос-Сидоров мучительно и безрезультатно пытался пробиться
сквозь дебри леса к себе домой, на Базу землян, построенную на вершине
двухкилометрового утеса, а Горбовский, охваченный смутными, но явно
неприятными предчувствиями, столь же мучительно и безрезультатно наблюдал
за лесом сверху, не понимая даже, что именно его так беспокоит, но ожидая
беды и взрыва несчастий.
Уже летом 65-го мы поняли, что написали не то, что следовало нам
писать, и осенью все переделали, заменив Атоса Кандидом, Горбовского -
Перецом, а научно-исследовательскую базу землян-коммунаров - Управлением
по делам леса. Только лес мы оставили в первозданном виде, хотя и он
потерял изначальную свою атрибутику вместилища мрачных тайн и сделался
символом Будущего, настолько чужого, настолько неадекватного нашей
сегодняшней ментальности, что мы, по определению, не в силах даже понять -
дурное оно, это Будущее, или хорошее, светлое или черное. Чужое.
"Линия Горбовского" в романе исчезла полностью. Сформулированные там
идеи потеряли (для нас тогда) всякую актуальность. И только спустя
двадцать пять лет мы извлекли эту стопку страниц из архивов и перечитали
текст, написанный в совсем иные времена и вроде бы совсем другими людьми.
К нашему огромному изумлению текст нам понравился. Оказалось, что эта
повесть (совершенно самостоятельная, не имеющая сколько-нибудь жесткой
идейной связи с романом "Улитка на склоне") не утратила полностью
актуальности и читается так, словно написана была, все-таки, именно нами
и, вроде бы, совсем недавно.
Мы решили напечатать ее без всяких исправлений под названием
"Беспокойство", что и было сделано в 1990 году журналом "Измерение-Ф".
Впрочем, повесть эта так и осталась известна лишь сравнительно узкому
кругу читателей, почему я и решился снова опубликовать ее здесь (после
самой минимальной стилистической правки - черновик, все-таки) в качестве
некоего назидательного примера довольно странного преобразования идей и не
менее странной их живучести.
Б.Стругацкий, сентябрь, 1995 год


1
С этой высоты лес был как пышная пятнистая пена; как огромная, на
весь мир, рыхлая губка; как животное, которое затаилось когда-то в
ожидании, а потом заснуло и поросло грубым мхом. Как бесформенная маска,
скрывающая лицо, которое никто еще никогда не видел.
Леонид Андреевич сбросил шлепанцы и сел, свесив босые ноги в
пропасть. Ему показалось, что пятки сразу стали влажными, словно он и в
самом деле погрузил их в теплый лиловатый туман, скопившийся в тени под
утесом. Он достал из кармана камешки и аккуратно разложил их возле себя, а
потом выбрал самый маленький и тихонько бросил его вниз, в живое и
молчаливое, в спящее, в равнодушное и глотающее навсегда, и белая искра
погасла, и ничего не произошло - никакие глаза не приоткрылись, чтобы
взглянуть на него. Тогда он бросил второй камешек.
- Так это вы гремели сегодня у меня под окнами, - сказал Турнен.
Леонид Андреевич скосил глаз и увидел ноги Турнена в мягких
сандалиях.
- Доброе утро, Тойво, - сказал он. - Да, это был я. Очень твердый
камень попался. Я вас разбудил?
Турнен придвинулся к обрыву, осторожно заглянул вниз и сейчас же
отступил.
- Кошмар, - сказал он. - Как вы можете так сидеть?
- Как?
- Да вот так. Здесь два километра, - Турнен присел на корточки. -
Даже дух захватило, - сказал он.
Леонид Андреевич нагнулся и посмотрел через раздвинутые колени.
- Не знаю, - сказал он. - Понимаете, Тойво, я человек вообще
боязливый, но вот чего не боюсь, того не боюсь... Неужели я вас разбудил?



По-моему, вы уже не спали, я даже немножко надеялся, что вы выйдете...
- А босиком почему? - спросил Турнен. - Так надо?
- Иначе нельзя. Я вчера уронил туда правую туфлю и решил, что впредь
всегда буду сидеть босиком. - Он снова поглядел вниз. - Вон она лежит.
Сейчас я в нее камушком...
Он бросил камушек и сел по-турецки.
- Не шевелитесь вы, ради бога, - сказал Турнен нервно. - И лучше
вообще отодвиньтесь. На вас смотреть страшно.
Леонид Андреевич послушно отодвинулся.
- Ровно в семь, - сообщил он, - под утесом выступает туман. А ровно в
семь часов сорок минут туман исчезает. Я заметил по часам. Интересно,
правда?
- Это не туман, - сказал Турнен сквозь зубы.
- Я знаю, - сказал Леонид Андреевич. - Вы скоро уезжаете?
- Нет, - сказал Турнен сквозь зубы. - Мы уезжаем не скоро. Мы уезжаем
через два дня. Через - два - дня, - сказал он с расстановкой. - Повторить?
- Сегодня я спросил вас в первый раз, - кротко сказал Леонид
Андреевич.
- И больше не спрашивайте, - сказал Турнен. - Хотя бы сегодня.
- Не буду, - сказал Леонид Андреевич.
Турнен посмотрел на него.
- Я надеюсь, вы не обиделись?
- Ну что вы, Тойво...
- А вы тоже не любите охоту?
- Терпеть я ее не могу.
Турнен опустил глаза.
- Что бы вы делали на моем месте? - спросил он.
- На вашем месте? Ну что бы я делал... Ходил бы за женой по лесу и
носил бы ее... этот... ружье... и разные огнеприпасы.
- А вам не кажется, что это было бы глупо?
- Зато спокойно. Мне нравится, когда спокойно.
Турнен поджал губы и покачал головой.
- Она не выносит, когда я таскаюсь следом. Она раздражается,
нервничает, все время промахивается. И егеря злятся... Так что я
предпочитаю оставаться. В конце концов можно представить себе, что это
даже полезно... Здоровое волнение, этакое взбадривание...
- Действительно, - сказал Леонид Андреевич, - как это мне сразу не
пришло в голову? Все эти наши страхи - просто нормальная функция
застоявшегося воображения... Ведь что такое этот лес? А?
- Да, - сказал Турнен. - Что он, собственно, такое?
- Ну, тахорги... Ну, туман, который, правда, не туман... Смешно!
- Какие-то там блуждающие болота, - проговорил Турнен, усмехаясь.
- Насекомые! - сказал Леонид Андреевич и поднял палец. - Вот
насекомые - это действительно неприятно.
- Ну, разве что насекомые...
- Да. Так что, я думаю, мы совершенно напрасно беспокоимся.
- Слушайте, Горбовский, - сказал Турнен, - почему-то, когда я
разговариваю с вами, мне всегда кажется, что вы надо мной издеваетесь.
Леонид Андреевич поднял брови.
- Странно, - сказал он. - Честное слово, я действительно думаю, что
мы с вами напрасно беспокоимся.
Они помолчали.
- Я беспокоюсь о своей жене, - сказал Турнен. - А вот о чем
беспокоитесь вы, Горбовский?
- Я? Кто вам сказал, что я беспокоюсь?
- Вы все время говорите: "мы с вами"...
- А-а... Ну, это просто... Вы только не подумайте, что я тоже
беспокоюсь за вашу жену. Если бы вы видели, как она на двести шагов...
- Я видел, - сказал Турнен.
- И я тоже видел. Поэтому я нисколько за нее не беспокоюсь.
Он замолчал. Турнен подождал немного и спросил:
- Все?
- Что - все?
- Больше вы ничего мне не скажете?
- Н-ничего.
- Тогда пойдемте завтракать, - сказал Турнен, поднимаясь.
Леонид Андреевич тоже поднялся и запрыгал на одной ноге, натягивая
шлепанец.
- Ох, - сказал Турнен. - Да отойдите же вы от края!
- Уже все, - сказал Леонид Андреевич, притопывая. - Сейчас отойду.
Он последний раз посмотрел на лес, на плоские пористые пласты его у
самого горизонта, на его застывшее грозовое кипение, на липкую паутину
тумана в тени утеса.
- Хотите бросить камушек? - сказал он, не оборачиваясь.
- Что?



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
РЕКЛАМА
Мороз Александра - Пророчица
Мороз Александра
Пророчица


Каменистый Артем - Время одиночек
Каменистый Артем
Время одиночек


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.