Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (65)
  2. Обратись к Бешенному (18)
  3. Свет вечный (13)
  4. Кредо (12)
  5. Ричард Длинные Руки - 1 (10)
  6. Требуется чудо (10)
  7. Последнее допущение Господа (10)
  8. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (9)
  9. Омон Ра (7)
  10. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  11. Летучий Голландец (6)
  12. Круг любителей покушать (6)
  13. Аквариум (5)
  14. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (5)
  16. Два демона (5)
  17. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  18. Смягчающие обстоятельства (4)
  19. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (4)
  20. Шпион федерального значения (3)
  21. Свирепый черт Лялечка (3)
  22. Начало всех начал (3)
  23. Пирамида (3)
  24. Любовница на двоих (3)
  25. Кафедра странников (3)
  26. Пощады не будет (3)
  27. Память льда (3)
  28. Темный лорд (3)
  29. Прозрачные витражи (3)
  30. По тонкому льду (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Даррел Джеральд — > читать бесплатно "Гончие Бафута"


Джеральд Даррел.


Гончие Бафута



(The Bafut Beagles)
Перевод Э. Кабалевской, 1993 г
OCR and Spellcheck Афанасьев Владимир


ВОТ МЫ И ПРИЕХАЛИ
Река Кросс осторожно, извиваясь, спускается с гор Камеруна, пока не
разольется широко, заблестит, засверкает в огромной чаще лесов, окружающих
Мамфе. В горах она журчала, пенилась и водопадами срывалась с уступов, а тут
успокоилась и степенно потекла по своему каменистому руслу; неторопливое ее
движение наносит поперек течения мели чистейшего белого песка и подмывает
деревья по берегам, так что обнаженные корни кажутся массой перепутанных,
шевелящихся щупалец спрута. Река величаво движется дальше, мутные воды ее
кишмя кишат бегемотами и крокодилами, а в теплом воздухе над ней с криками
реют синие с оранжевым и белым ласточки.
Перед Мамфе река чуть ускоряет свой бег и протискивается между двумя
высокими, поросшими лесом скалистыми утесами; подножия их отшлифованы водой,
а сверху потрепанным кружевом свисает кустарник. Выбравшись из узкого
ущелья, река вихрем врывается в просторный овальный бассейн. Чуть дальше, из
такого же ущелья, в тот же бассейн выливается еще одна река, их воды
встречаются и свиваются в бурлящий клубок крохотных течений, водоворотов и
всплесков, чтобы потом продолжить свой путь единым потоком, а по самой
середине реки остается след их соединения - огромный сверкающий холм белого
песка с отпечатками ног бегемотов и узорными цепочками птичьих следов. Близ
этого песчаного островка лес на берегу переходит в небольшой луг, который
окружает деревню Мамфе, и вот тут-то, на опушке леса, над спокойными мутными
водами реки мы решили раскинуть наш главный лагерь.
Два дня пришлось валить лес и выравнивать землю, чтобы приготовить
строительную площадку, и наконец на третий день мы со Смитом стояли на краю
луга и наблюдали, как тридцать местных жителей в поте лица с громкими
кряками волокли огромную палатку: казалось, на взрытой красной глине
валяется громадная коричневая морщинистая туша кита. Постепенно это море
парусины разобрали, растянули, и оно вспучилось кверху, набухая, словно
чудовищный гриб-дождевик. Потом гриб вдруг раздался в длину и вширь и
обратился в палатку весьма внушительных размеров. Когда наконец выяснилось,
что это такое, раздался громкий крик изумления и восторга - это кричали
жители деревни, которые толпой сошлись поглядеть, как мы будем разбивать
лагерь.
Итак, у нас появилась крыша над головой, но пришлось еще целую неделю
изрядно потрудиться, прежде чем можно было начинать ловлю зверей. Предстояло
сколотить клетки, вырыть пруды, порасспросить старейшин из ближних деревень
и рассказать им, какие нам нужны звери, позаботиться о запасах
продовольствия и переделать еще уйму всяких дел. Наконец, все в лагере было
налажено, и мы решили, что можно начинать. Еще раньше мы договорились, что
Смит останется в Мамфе и будет присматривать за главным лагерем, собирая по
мелочам все, что удастся найти в ближнем лесу с помощью местных жителей, а я
тем временем поеду в глубь страны, в горы, где леса уступают место поросшим
густой травой равнинам. В этом горном мире с его странной растительностью и
более прохладным климатом можно будет найти совсем иную фауну, нежели в
жарких лесах.
Я не знал, какую часть равнин мне выбрать, на чем остановиться, и пошел
посоветоваться к местному начальнику. Я объяснил ему, что мне надо, он
разложил на столе карту горных районов, и мы вместе склонились над нею.
Вдруг он ткнул пальцем в какую-то точку и глянул на меня.
- Как насчет Бафута? - спросил он.
- А это подходящее место? Что там за люди?
- Вас должен интересовать только один человек в Бафуте - Фон, - сказал
чиновник. - Расположите его к себе, и люди сделают для вас все, что вам
нужно.
- Фон? Это что, вождь?
- Он в этом краю нечто вроде римского императора, - сказал чиновник и
очертил пальцем на карте большой круг. - Его слово для них закон. Этот
тамошний Фон - премилый старый мошенник, и вернейший путь к его сердцу -
доказать, что вы можете выпить не меньше его самого. У него там прекрасная
большая вилла, он построил ее нарочно на тот случай, если к нему явятся
гости-европейцы. Напишите ему, и он позволит вам остановиться у него и даже
наверняка сам вас пригласит. Да в Бафут вообще стоит съездить, если вы там и
не останетесь.
- Что ж, я пошлю ему записку, посмотрим, что он скажет.
- Постарайтесь хорошенько... э-э... подкрепить ваше письмо. - сказал
чиновник.


- Сейчас же пойду в лавку за бутылкой подкрепляющего, - заверил я.
В тот же день в горы отправился гонец с моим письмом и бутылкой джина.
Через четыре дня он вернулся с обратным посланием от Фона; этот любопытный
документ необыкновенно меня воодушевил:
Резиденция Фона Бафута, Бафут, Беменда, 5 марта 1949 г.
Мой дорогой друг!
Твое письмо от 3 марта получил, кстати с приложением, и оценил.
Да, я принимаю твой приезд в Бафут на время два месяца насчет твоих
животных и тоже буду очень рад отдать тебе в распоряжение один дом в моих
владениях, если ты мне хорошо заплатишь. Сердечно твой
Фон Бафута
Я тотчас приготовился к отъезду в Бафут.

ГЛАВА I. Жабы и танцующие обезьяны
О большинстве грузовиков в Западной Африке никак не скажешь, что они
находятся в расцвете молодости и красоты, и я на горьком опыте научился не
ждать от них ничего хорошего. И все же вид грузовика, который прибыл, чтобы
везти меня в горы, превзошел худшие мои ожидания: казалось, он сию минуту
развалится. Грузовик стоял на полуспущенных шинах, пыхтел и хрипел,
изнемогая от усталости, - а ведь ему пришлось всего лишь подняться по
отлогому склону небольшого холма к нашему лагерю, - и я не без трепета
вверил ему мой груз и самого себя. Шофер оказался весельчаком: он сразу
заявил, что мне придется ему помогать в двух весьма важных операциях.
Во-первых, когда мы будем спускаться под гору, я должен нажимать на ручной
тормоз, потому что, если его не прижать чуть ли не к самому полу кабины, он
вообще не станет слушаться. Во-вторых, мне предстоит неотрывно следить за
педалью сцепления, ибо эта весьма капризная деталь при всяком удобном случае
выскакивает из муфты и при этом ревет, как попавший в ловушку леопард.
Совершенно ясно, что водитель грузовика даже в Западной Африке не может
вести машину, скрючившись под приборным щитком и согнувшись в три погибели,
а значит, если я хочу остаться в живых после этого путешествия, мне придется
помочь ему управиться со своенравными механизмами. Итак, я то и дело
нагибался, нажимал на тормоз и вдыхал удушливый запах паленой резины, а тем
временем наша храбрая машина тряслась по направлению к горам с постоянной
скоростью двадцать миль в час; порой, когда путь лежал под уклон, она очертя
голову кидалась вперед и выдавала целых двадцать пять.
Первые тридцать миль проселочная дорога из красной глины вилась по
равнине, поросшей лесом; по обе стороны дороги плотной стеной стояли
огромные деревья, ветви их в вышине переплетались, образуя свод из листьев у
нас над головой. Стайки птиц-носорогов, хлопая крыльями, перелетали дорогу и
гоготали - казалось, это сигналили призраки каких-то древних такси на заре
автомобилизма, а по обочинам, живописно расцвеченным солнцем, прорвавшимся
сквозь густые лиственные своды, грелись агамы; окутанные светом, они
пламенели от волнения, как закатные лучи, и яростно кивали головами.
Постепенно, почти неприметно дорога пошла вверх, мягко петляя по округлым
склонам лесистых холмов. В кузове грузовика мои помощники громко запели:
Домой, домой, хочу домой,
Когда ж увижу дом родной?
Когда увижу мать родную?
Вовек мне ее забыть мой дом..
Шофер тихонько подхватил припев и все поглядывал на меня - можно ли? К
его удивлению, я тоже запел, и так грузовик катил вперед, оставляя за собой
на дороге вихрь красной пыли, из кузова доносился дружный хор голосов, а мы
с шофером подпевали, украшая песню всевозможными вариациями, причем он
успевал еще аккомпанировать отрывистыми гудками клаксона.
Чем выше мы забирались в горы тем реже становился лес, а потом подлесок
стал меняться: по обочинам дороги мрачно, как заговорщики, стояли купы
тяжелых древовидных папоротников с толстыми, приземистыми волосатыми
стволами; макушки их разбрызгивались зелеными фонтанами нежной листвы.
Папоротники оказались первыми стражами нового мира, ибо внезапно, точно горы
сбросили с плеч тяжелую одежду, исчез лес. Он остался позади, в долине,
густой зеленый мех волнами уходил в мерцающую от зноя даль, а перед нами
величественно высились горы. покрытые высокой, по пояс. колеблемой ветерком
и высветленной солнцем, золотистой травой. Грузовик взбирался все выше и
выше. мотор задыхался и вздрагивал от непривычных усилий. Мне уж подумалось,
не придется ли последние две-триста сотни футов толкать злосчастную машину в
гору, но, ко всеобщему изумлению, она справилась сама: вскарабкалась на
вершину горы, дрожа от усталости и изрыгая из радиатора клубы пара, точно
издыхающий кит - фонтаны воды. Мы вползли наверх и остановились. Шофер
выключил мотор.
- Мало время обождем, двигатель перегрелся, - пояснил он, указывая на
радиатор грузовика, который уже совсем скрылся из глаз в облаке пара.
Я с радостью выбрался из раскаленной кабины и побрел к тому месту, где
дорога начинала спускаться в очередную долину. С этого наблюдательного



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
РЕКЛАМА
Емилина Ника - Демон
Емилина Ника
Демон


Курылев Олег - Руна смерти
Курылев Олег
Руна смерти


Володихин Дмитрий - Полдень сегодняшней ночи
Володихин Дмитрий
Полдень сегодняшней ночи


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.