Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Вещий Олег (17)
  3. Обряд дома Месгрейвов (14)
  4. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  5. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  6. Кафедра странников (9)
  7. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  8. Бремя власти (9)
  9. Главный противник (7)
  10. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  11. (7)
  12. Битва за Царьград (6)
  13. Начало всех начал (6)
  14. Пощады не будет (6)
  15. Принц Каспиан (6)
  16. Чары старой ведьмы (6)
  17. День проклятия (5)
  18. Смягчающие обстоятельства (5)
  19. Пиранья: Первый бросок (5)
  20. Последний завет (5)
  21. Человек со Звезды (5)
  22. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  23. Любовница на двоих (4)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Кредо (4)
  26. По тонкому льду (4)
  27. Свирепый черт Лялечка (4)
  28. Горы Судьбы (3)
  29. Русь окаянная (3)
  30. Московский упырь (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Мелвилл Герман — > читать бесплатно "Тайпи"


Герман Мелвилл


ТАЙПИ



Перевод с английского И. Бернштейн

- 1 -

Полгода в открытом море! Да, да, читатель, вообрази: полгода не видеть
суши, гоняясь за кашалотами под палящими лучами экваториального солнца по
широко катящимся валам Тихого океана - только небо вверху, только море и
волны внизу, и больше ничегошеньки, ничего! Уже много недель, как у нас
кончилась вся свежая провизия. Не осталось ни единой сладкой картофелины, ни
единого клубня ямса. Великолепные грозди бананов, украшавшие прежде нашу
корму и ют, увы! исчезли, нет больше и сладостных апельсинов, свисавших с
наших штагов и рей. Все ушло, и нам ничего не осталось, кроме солонины и
морских сухарей. О вы, путешествующие в пассажирских каютах, вы, которые
столько шуму подымаете из-за какого-то двухнедельного плавания
через
Атлантику и с таким искренним ужасом повествуете о своих корабельных
тяготах, - подумать только, ведь после целого дня завтраков, чаев, обедов из
пяти блюд, светских бесед, виста и пунша вам приходится, бедненьким,
запираться по своим отделанным красным деревом и мореным дубом каютам и
спать по десяти часов кряду непробудным сном, разве только "эти негодники
матросы" вдруг вздумают "орать и топать над головой", - что бы вы сказали,
случись вам провести шесть месяцев в открытом море?!
Увидеть бы хоть одну травинку, освежающую глаз! Вдохнуть хоть бы один раз
жирный аромат земли, размятой и благоухающей в горсти! Неужто ничего
свежего, ничего зеленого нет вокруг нас?! Зелень-то, правда, есть. Наши
борта изнутри выкрашены зеленой краской, но какого ядовитого, болезненного
оттенка - будто ничто, даже отдаленно схожее с живой растительностью, не
могло бы вынести этого тяжкого пути, уводящего прочь от твердой земли. Даже
кора, державшаяся на дровах, ободрана и пожрана капитанской свиньей, да и
сама та свинья уже съедена давным-давно.
И в загородке для птицы остался только один-единственный обитатель -
некогда веселый лихой петушок, гордо расхаживавший в окружении жеманных кур.
А теперь? Взгляните на него: вон он круглый день стоит, понурый, на своей
одной неутомимой ноге. И с омерзением отворачивается от рассыпанных перед
ним плесневелых зерен и от тухлой воды в корытце. Без сомнения, он предается
трауру по своим погибшим подругам, которые были в буквальном смысле вырваны
у него одна за другой и исчезли безвозвратно. Но дни его траура сочтены, ибо
наш черный кок Мунго вчера сообщил мне, что получено наконец указание и
смерть бедняги Педро предрешена. В будущее воскресенье его изможденный труп
выставят для прощанья на капитанском столе, и задолго до наступления ночи он
будет со всеми почестями похоронен под жилеткой сего почтенного джентльмена.
Кто бы поверил, что может сыскаться столь жестокий человек, который желал бы
казни страдальцу Педро? Однако эгоистичные матросы денно и нощно молят бога
о гибели злосчастной птицы. Утверждают, что капитан не повернет к берегу до
тех пор, пока у него в запасе есть хоть один свежий мясной обед. Бедное
пернатое обречено послужить ему последним таким обедом, и, как только оно
будет поглощено, капитан должен образумиться. Я не желаю тебе худа, Петр, но
раз уж ты все равно обречен рано или поздно разделить судьбу всего рода
твоего и раз конец твоему существованию одновременно должен послужить знаком
нашего освобождения, - да по мне, признаться, пусть бы тебе хоть сейчас
перерезали горло; ибо, о, как я жажду снова увидеть живую землю! Даже сама
наша старая шхуна мечтает опять взглянуть на сушу своими круглыми клюзами, и
смельчак Джек Люис правильно ответил, когда на днях капитан обругал его за
то, что он плохо держит курс:
- Да видите ли, капитан Вэнгс, я рулевой не хуже всякого, - сказал он, -
да только нынче никто из нас не может удержать старушку на курсе. Не хочет
она идти ни по ветру, ни бейдевинд; как ни смотришь за ней, она все норовит
сойти с курса, а когда я, сэр, этак нежненько кладу руль на борт и добром
приглашаю ее не увиливать от работы, она взбрыкнет и на другой галс
перекатывается. А все потому, сэр, что она чует сушу с наветренной стороны и
нипочем не хочет уходить дальше по ветру.
Твоя правда, Джек. Да и как может быть иначе? Разве ее толстые шпангоуты
не выросли в свое время на твердой земле и разве у нее, как и у нас, нет
своих чувств и привязанностей?
Бедная старая шхуна! Чего же ей еще желать? Да вы только посмотрите на
нее. Вид ее так жалок! Краска на боках, выжженная палящим солнцем, пошла
пузырями и лупится. И вон водоросли тащатся за нею хвостом, а под кормой что
за безобразный нарост из уродливых полипов и рачков! И всякий раз, взбираясь
на волну, она открывает миру оборванные, покореженные листы медной обшивки.
Бедная старая шхуна! Ведь ее полгода без передышки носит и мотает по
волнам. Однако бодрись, старушка, скоро надеюсь увидеть тебя в зеленой
бухте, мирно покачивающейся на якоре в надежном укрытии от неистовых ветров
и так близко от веселых берегов, что просто рукой подать или добросить



замшелым сухарем!
"Урра, братцы! Решено: через неделю мы берем курс на Маркизские острова!"
Маркизские острова! Какие странные, колдовские видения вызывает это имя!
Нагие гурии, каннибальские пиршества, рощи кокосовых пальм, коралловые рифы,
татуированные вожди и бамбуковые храмы; солнечные долины, усаженные хлебными
деревьями; резные челноки, танцующие на ясных синих струях вод; дикие
джунгли и их жуткие стражи - идолы; языческие обряды и человеческие
жертвоприношения.
Таковы были странные, смутные предвкушения, томившие меня все время, пока
мы туда плыли. Мне не терпелось как можно скорее увидеть острова, столь
красочно описанные мореплавателями прошлых дней.
Архипелаг, на который мы держали курс, хотя и принадлежит к наиболее
ранним открытиям европейцев в Южных морях (впервые они побывали там в 1595
году), остается по сей день обиталищем племени дикого и языческого.
Миссионеры, отправлявшиеся в плавание по делам божиим, стороной миновали эти
живописные берега, предоставляя их во власть деревянных и каменных идолов. А
как необыкновенны обстоятельства, при который они были открыты! На водной
тропе Менданьи, рыскавшего по океану в поисках золотого берега, они встали
как некий очарованный край, и на какое-то мгновение испанец поверил, что
мечта его сбылась. В честь маркиза де Мендозы - в те времена вице-короля
Перу, - под чьим покровительством было начато это плавание, Менданья дал
островам имя, прославляющее титул его патрона, и по возвращении восторженно
и туманно поведал миру об их великолепии. Но острова, годами никем не
тревожимые, снова как бы канули во мрак неизвестности; все сведения,
которыми мы о них располагаем, появились лишь в самое последнее время. А раз
в полстолетие на них обязательно натыкался какой-нибудь отчаянный морской
бродяга, нарушая их мирную дремоту, и готовый всякий раз приписать себе
честь нового открытия.
Сведения о группе этих островов скудны - есть только случайные упоминания
в книгах о плаваниях по Южным морям. Кук во время своих неоднократных
кругосветных путешествий почти не задерживался у их берегов, и все, что мы
знаем о них, почерпнуто из двух-трех повествований более общего характера.
Среди них особого внимания заслуживают две книги: "Бортовой журнал плавания
американского фрегата "Эссекс" по Тихому океану в годы минувшей войны"
Портера, содержащая, как я слыхал, немало интересных подробностей об
островитянах, хотя эту книгу мне ни разу не посчастливилось видеть самому; и
"Плавание в Южных морях" Стюарта, капеллана американского военного шлюпа
"Венсанн", где один из разделов также посвящен этой теме.
За последние несколько лет американские и английские суда, занятые
китобойным промыслом в Тихом океане, испытывая недостаток в продовольствии,
заходили время от времени в удобную бухту одного из Маркизских островов, но
страх перед туземцами, коренящийся в памяти об ужасной судьбе, постигшей
здесь многих белых людей, удерживал команды от общения с местным населением,
достаточно близкого для того, чтобы познакомиться с их своеобразными
обычаями.
Протестантские миссионеры, как видно, отчаялись когда-либо вырвать эти
острова из цепких пут язычества. Встречи, которые им во всех без исключения
случаях оказывали островитяне, запугали даже храбрейших из их числа. Эллис в
своих "Полинезийских исследованиях" приводит интересный рассказ о неудачной
попытке Таитянской миссии организовать филиал на одном из Маркизских
островов. В связи с этим я не могу не передать довольно забавный случай,
происшедший там незадолго до моего появления.
Один отважный миссионер, не устрашенный плачевным исходом всех прежних
стараний умиротворить этих дикарей и твердо верующий в благотворную силу
женского влияния, привез к ним молодую и красивую жену, первую белую женщину
в тех краях. Вначале островитяне взирали на это чудо с немым восторгом и,
видимо, полагали, что перед ними какое-то божество. Но вскоре, свыкнувшись с
прелестным внешним обличием этого божества и негодуя на покровы, заслоняющие
от них его истинные формы, они пожелали проникнуть взором священные ситцевые
складки и, утоляя свое любопытство, столь недвусмысленно преступили правила
благонравного поведения, что жестоко оскорбили чувство приличия
этой
достойной дамы. Но лишь только они установили ее пол, как молчаливое их
обожание сменилось откровенным презрением; и не было счета оскорблениям,
которыми осыпали ее эти возмущенные дикари, вообразившие, будто их желали
бессовестно обмануть. К ужасу любящего супруга, с нее сорвали одежды и дали
ясно понять, что больше ей не удастся безнаказанно водить их за нос.
Благородная дама была не настолько возвышенна душой, чтобы терпеть все это,
и, убоявшись дальнейших безобразий, заставила мужа отказаться от его
начинания и возвратиться на Таити.
Такое стыдливое нежелание демонстрировать свои прелести отнюдь не было
свойственно самой царице, прекрасной супруге царя острова Нукухива Мованны.
Спустя два-три года после описываемых в этой книге приключений я как-то
очутился у здешних берегов на борту военного корабля, на котором тогда
плавал. В то время Маркизы находились во власти французов, и они с гордостью
утверждали, что благотворное воздействие их законов уже успело сказаться на



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


Володихин Дмитрий - Война обреченных
Володихин Дмитрий
Война обреченных


Суворов Виктор - День "М"
Суворов Виктор
День "М"


Посняков Андрей - Шпион Тамерлана
Посняков Андрей
Шпион Тамерлана


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.