Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Обряд дома Месгрейвов (12)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (8)
  8. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  9. Главный противник (7)
  10. Кафедра странников (6)
  11. Бремя власти (6)
  12. Битва за Царьград (6)
  13. Начало всех начал (6)
  14. Принц Каспиан (6)
  15. Чары старой ведьмы (6)
  16. Последний завет (5)
  17. День проклятия (5)
  18. Свирепый черт Лялечка (5)
  19. Человек со Звезды (5)
  20. Горы Судьбы (4)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  22. Круг любителей покушать (4)
  23. По тонкому льду (4)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  25. Любовница на двоих (4)
  26. Пощады не будет (4)
  27. Чистильщик (4)
  28. Кредо (3)
  29. Колдун из клана Смерти (3)
  30. Пиранья: Первый бросок (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Рид Майн — > читать бесплатно "В дебрях Южной Африки"


Майн РИД


В ДЕБРЯХ ЮЖНОЙ АФРИКИ


КНИГА ПЕРВАЯ

(ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ БУРА И ЕГО СЕМЬИ)

Перевод с английского Н.Вольпин


Глава 1
БУРЫ
Гендрик ван Блоом был буром.
Мой юный читатель, не подумай, что я хочу выразить какое-то пренебрежение
к минхеру ван Блоому, называя его буром <На английском языке слово "бур"
(boor) означает "мужик", "деревенщина".>. В нашей милой Капской колонии бур
- это фермер. Назвать человека фермером - не попрек. Ван Блоом и был
фермером - голландским фермером на Капской земле, иначе говоря - буром.
Буры Капской колонии сыграли в новейшей истории заметную роль.
Миролюбивые по складу характера, они оказались все же вовлеченными в ряд
войн - и с туземцами Африки и с европейцами - и доказали своею доблестью,
что мирные люди, когда нужно, умеют сражаться не хуже тех, кто весь смысл
своей жизни видит в разбойной воинской славе.
Буров, правда, обвиняли в жестокости, особенно по отношению к туземцам.
Обвинение, пожалуй, справедливое. Верно, что они низвели желтокожих
готтентотов до положения невольников, но в те времена мы, англичане,
вывозили из Гвинеи за Атлантику полные корабли чернокожих, а испанцы и
португальцы обратили в рабство американских краснокожих.
Надо к тому же знать и нравы туземцев, с которыми сталкивались капские
голландцы. Все, что дикарям приходилось сносить от колонистов, казалось
милосердием по сравнению с тем, что они терпели от собственных деспотов.
Это, конечно, едва ли служит оправданием голландцам, поработившим
готтентотов, но если принять в соображение все обстоятельства, то какой же
морской народ вправе будет назвать их жестокими?
Юный читатель, я многое мог бы сказать в оправдание капских колонистов,
но здесь для этого нет у меня места. Могу только заявить, что, по-моему,
буры - люди смелые, сильные, здоровые и нравственные, трудолюбивые и мирные.
Они поборники правды, друзья республиканской свободы - словом, благородный
народ.
Итак, назвав Гендрика ван Блоома буром, разве я проявил этим
пренебрежение к нему? Скорее наоборот.
Но минхер Гендрик не всегда был буром. Он мог бы похвалиться более
высоким положением, вернее сказать - лучшим образованием, чем то, которое
обычно получает рядовой капский фермер, да к этому и некоторой искушенностью
в военном деле. Родился он в метрополии, а в колонию пришел не бедным
искателем счастья, а офицером голландского полка, стоявшего тогда в тех
краях.
Военным он оставался недолго.
Некой розовощекой и златокосой Гертруде, дочке богатого фермера,
приглянулся молодой лейтенант, и он тоже ее полюбил. Они поженились. Вскоре
после их свадьбы отец Гертруды умер, и большая ферма со всем табуном, с
готтентотами, курдючными овцами и длиннорогими быками перешла к Гертруде.
Это навело ее мужа-солдата на мысль уйти из полка и стать фее-буром, то есть
фермером-скотоводом, что он и сделал.
Случилось это за несколько лет до того, как англичане завладели Капской
колонией. К приходу англичан Гендрик ван Блоом стал уже в колонии
влиятельным человеком и фельдкорнетом <Фельдкорнет - начальник бурского
конного ополчения, созывавшегося в случае военной опасности или для набега
на негритянские территории.> по своему округу, лежавшему в живописной
местности, в графстве Грааф-Рейнет. В ту пору он был вдовцом с четырьмя
детьми на руках. Его горячо любимой жены, розовощекой, златокосой Гертруды,
уже не было в живых.
История расскажет вам, как голландские колонисты, недовольные правлением
англичан, восстали против них. Бывший лейтенант, начальник ополчения,
сделался одним из видных предводителей повстанцев. История расскажет вам
далее, что восстание было подавлено, а многие замешанные в нем лица казнены.
Ван Блоом спасся бегством, но его прекрасное имение в Грааф-Рейнете
конфисковали и отдали другому.
Несколько лет спустя мы застаем его в дальнем округе за великой рекой
Оранжевой, где он ведет жизнь трек-бура, то есть фермера-кочевника, который
не избирает постоянного пристанища, а переходит со своими стадами с места на
место, оседая на время там, где ему приглянутся пастбища и плещется вода.
В ту пору я и завел знакомство с ван Блоомом и его семьей. О событиях его
прежней жизни я успел уже рассказать все, что знаю, но его история за



последующие годы известна мне в мельчайших подробностях. Я слышал ее из уст
его родного сына. Рассказы молодого человека были очень занимательны и в то
же время поучительны. Они явились для меня первыми уроками по зоологии
Африки.
И вот, мой юный читатель, решив, что и для тебя они окажутся
поучительными и занимательными, я излагаю их в этой книге. Ты не должен
видеть в них один лишь вымысел. Все, что ты прочтешь в этой повести о диких
животных, об их образе жизни, повадках, инстинктах, ты должен принимать как
списанное с природы. Юный ван Блоом был истинным учеником Природы, и на
правдивость его описаний можно вполне положиться.
Утратив вкус к политике, бывший начальник ополчения жил теперь на далекой
окраине, можно даже сказать - вне границ колонии, потому что от ближайшего
европейского поселения его отделяла добрая сотня миль. Его крааль лежал в
округе, примыкавшей к великой пустыне Калахари, которую называют Сахарой
Южной Африки. Местность на сотни миль вокруг была необитаема: разбросанные
тут и там группы бушменов - дикарей, почти лишенных человеческого облика, -
едва ли с большим правом можно назвать населением, чем хищных зверей,
рыскающих вокруг них.
Я уже сказал, что ван Блоом сделался трек-буром. Фермеры Капской колонии
занимаются по преимуществу разведением лошадей и рогатого скота - коров,
овец и коз; эти животные и составляют богатство бура. Но у бывшего повстанца
осталось теперь совсем небольшое стадо. Попав в "черный список", он лишился
былого богатства, а кочевое скотоводство на первых порах не принесло ему
удачи. Закон об отмене рабства, принятый английским правительством,
распространялся не только на негров Вест-Индских островов, но и на
готтентотов Капской земли; поэтому слуги минхера ван Блоома покинули его.
Некому было теперь ходить за скотом, и животные стали отбиваться от стада.
Иные из них сделались добычей хищников, другие погибли от мора. Табун его
поредел от загадочной южноафриканской болезни - "конской хвори", - а отара
овец все таяла, расхищаемая гиенами и гиеновыми собаками - симрами.
Так терпел он постоянный урон, пока не осталось у него от силы сто голов
лошадей, коров, овец и коз. Все же ван Блоом не считал себя обиженным
судьбой. Было у него три славных сына - Ганс, Гендрик и Ян. Была
розовощекая, златокосая дочка Гертруда, точный образ и подобие ее покойной
матери. Он связывал с ними надежду на лучшее будущее.
Два старших мальчика были ему уже помощниками в его трудах, того же
вскоре можно было ждать и от младшего. Гертруда - или Трейи, как называл ее
отец ласкательно, - обещала сделаться со временем отличной хозяйкой. Так что
он не был несчастлив и если иногда с печальным вздохом смотрел на дочку, то
лишь потому, что маленькая Трейи вызывала в его памяти образ покойной
Гертруды.
Нет, Гендрик ван Блоом был не из тех, кто склонен впадать в уныние.
Неудачи его не сломили. Он с удвоенным рвением принялся наново ковать свое
счастье. Ради себя самого он не стремился бы к обогащению. Он
удовольствовался бы той же простой жизнью, которую до сих пор вел. Но его
смущала забота о будущем семьи. Не мог он примириться с мыслью, что дети его
так и вырастут среди необитаемых степей и не получат образования. Нет, они
должны со временем вернуться к людям, должны участвовать в жизни
цивилизованного общества. Так он решил.
Но как этого добиться? Хотя так называемая "измена" была прощена ван
Блоому и он получил право вернуться в пределы колонии, у него не было к тому
возможности. Продав все свое поредевшее стадо, он не собрал бы достаточно
денег, чтобы переехать в город: их едва хватило бы на месяц жизни. Вернуться
- значило вернуться нищим! Эти размышления поселяли в нем тревогу. Но они же
придавали ему энергию и зажигали желанием преодолеть все препятствия,
встававшие на его пути.
Последний год ван Блоом трудился с особенным упорством. Стараясь
обеспечить на зиму кормом скот, он засеял большое поле кукурузой и гречихой,
и теперь и та и другая дали богатые всходы. Его сад и огород тоже цвели и
обещали изобилие фруктов, дынь и разных овощей. Словом, тот кусок земли, на
котором временно обосновался бывший повстанец, был теперь оазисом в
миниатюре. Изо дня в день все с большей радостью ван Блоом взирал на
созревающие плоды и посевы. Вновь начинал он мечтать о полном достатке -
надеялся, что наступил конец его невзгодам.
Увы! То была обманчивая надежда. Ван Блоома ждал еще долгий ряд испытаний
и несчастий, лишивших его почти всего, что у него было, по-новому
определивших весь уклад его жизни. Впрочем, эти происшествия едва ли следует
именовать несчастьями, так как в конце концов они имели хороший исход.
Но об этом, юный читатель, ты составишь собственное мнение, когда
познакомишься целиком с историей приключений трек-бура и его семьи.

Глава 2
КРААЛЬ
Бывший фельдкорнет сидел перед своим краалем, как называют в Южной Африке



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
РЕКЛАМА
Посняков Андрей - Месяц Седых трав
Посняков Андрей
Месяц Седых трав


Посняков Андрей - Из варяг в хазары
Посняков Андрей
Из варяг в хазары


Сертаков Виталий - Страшные вещи Лизы Макиной
Сертаков Виталий
Страшные вещи Лизы Макиной


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.