Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (78)
  3. Париж на три часа (49)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Омон Ра (34)
  8. Непредвиденные встречи (33)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (31)
  10. Тимур и его команда (29)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (29)
  12. Любовница на двоих (27)
  13. Гнев дракона (27)
  14. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  17. Цифровая крепость (19)
  18. Свирепый черт Лялечка (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Аквариум (13)
  22. Колдун из клана Смерти (12)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (12)
  24. Брудершафт с Терминатором (12)
  25. Умножающий печаль (10)
  26. Путь Кейна. Одержимость (9)
  27. Битва за Царьград (9)
  28. По тонкому льду (9)
  29. Самоцветные горы (8)
  30. Прозрачные витражи (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Стивенсон Р. Л. — > читать бесплатно "Владетель Баллантрэ"


Стивенсон Роберт Луис


Владетель Баллантрэ


Изд. "Правда", Москва, 1981 г.
OCR Палек, 1998 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ К РОМАНУ "ВЛАДЕТЕЛЬ БАЛЛАНТРЭ"
Будучи давним, закоренелым странником, издатель дальнейших страниц
все же кое-когда наезжает в город, уроженцем которого он счастлив себя
назвать, и мало у него бывает ощущений более странных, более горестных
или же более целительных, чем во время таких вот наездов. В чужих краях
он появляется нежданно-негаданно и привлекает к себе внимание, совсем не
рассчитывая на это; в своем же городе все выходит наоборот, и ему оста-
ется только дивиться, как плохо его здесь помнят. В других местах на не-
го благотворно действует каждое приятное лицо: вот этот человек, может
быть, станет ему другом; здесь он с болью в сердце бродит по длинным
улицам в поисках лиц и друзей, которых уже не встретит. В других местах
его восторгает все новое; здесь терзает исчезновение старого. В других
местах ему довольно быть теперешним самим собой; здесь его равно гнетут
сожаления о том, каким он был когда-то, и о том, каким надеялся стать.
Вот что он смутно чувствовал по дороге с вокзала в последний свой
приезд на родину; чувствовал и в ту минуту, когда вышел из кэба у дома
своего друга, присяжного стряпчего мистера Джонстоуна Томсона, у которо-
го должен был погостить это время. Сердечный прием, лицо, не так уж из-
менившееся, несколько слов, напомнивших былые дни, шутка, вызвавшая смех
у обоих, увиденное мельком, на ходу: белоснежная скатерть, отсвечивающие
боками графины и офорты Пиранези на стенах столовой - все это препрово-
дило его в отведенную ему спальню в более легком расположении духа, и
когда, несколько минут спустя, они с мистером Томсоном сели рядышком за
стол и отдали дань былому предварительным бокалом, у него отлегло от
сердца, он уже почти отпустил себе две непростительные погрешности: то,
что покинул когда-то свой родной город, и то, что вернулся сюда.
- Я приберег кое-что подходящее для вас, - сказал мистер Томсон. -
Мне хотелось отпраздновать ваш приезд, дорогой мой друг, потому что
вместе с вами меня снова посетила моя молодость, правда, в сильно потре-
панном и увядшем обличье, но... ничего иного от нее не осталось.
- И на том спасибо, - сказал издатель. - Но что вы считаете так уж
подходящим для меня?
- Сейчас мы к этому приступим, - сказал мистер Томсон. - Судьба дала
мне возможность отпраздновать ваш приезд и подать вам на десерт нечто
весьма своеобычное. Тайну!
- Тайну? - повторил я.
- Да, - ответил друг издателя. - Тайну. Она может оказаться пустяком,
но может дать и, очень многое. Впрочем, пока что перед вами нечто
действительно таинственное, ибо вот уже почти сотню лет этого никто не
видел; перед вами нечто весьма высокого порядка, ибо дело касается одно-
го титулованного семейства, и, по-видимому, вы столкнетесь с мелодрамой,
ибо, судя по сопроводительной записке, речь тут идет о смерти.
- Я, кажется, никогда не слышал более туманного или более многообеща-
ющего вступления, - проговорил его собеседник. - Но что же это такое?
- Вы помните контору моего предшественника, старого Питера Мак-Брайе-
ра?
- Прекрасно помню. При встречах со мной он всегда бросал на меня
горько-укоризненные взгляды и скрыть чувство горечи ему не удавалось. Я
питал к этому человеку интерес как к личности исторической, но взаим-
ностью у него не пользовался.
- Нет, нет, мы на нем не задержимся, - сказал мистер Томсон. - Смею
думать, что старик Питер знал обо всем этом не больше, чем знаю я. Дело
обстоит следующим образом: после него осталась целая кипа старинных до-
кументов и железные шкатулки с бумагами. Часть их была из архива самого
Питера, часть перешла к нему от его отца, Джона, - основателя их юриди-
ческой династии, человека в свое время примечательного. И среди прочих
бумаг в этом архиве хранятся документы семейства Дэррисдиров.
- Дэррисдиры! - воскликнул я. - Друг мой, это же крайне интересно!
Один из них уезжал на север в 45-м году, у другого были какие-то стран-
ные дела с дьяволом - об это м, кажется, есть в "Хрониках" Лоу, - а за-
тем в их семье произошла загадочная трагедия. Что там случилось, не
знаю, но было это много позднее, лет сто назад.
- Больше, чем сто, - сказал мистер Томсон. - В 1783 году.
- Откуда вы это знаете? Я говорю о чьей-то смерти.
- Да, о прискорбной кончине милорда Дэррисдира и его брата, владетеля
Баллантрэ, постигшей их обоих в жестоком междоусобии, - сказал мистер
Томсон таким тоном, будто цитируя по памяти. - Не так ли?


- Я, признаться, встречал всего лишь невнятные ссылки на это в разных
хрониках, - сказал я, - и слышал еще более невнятные предания от своего
дядюшки (вы его, кажется, знали). Мой дядюшка жил в детстве неподалеку
от Сент-Брайда; в его рассказах было и про тамошнюю аллею, перегорожен-
ную и всю заросшую травой, и про большие ворота, всегда на запоре, и про
последнего хозяина поместья, который жил в задних покоях замка со своей
старенькой незамужней сестрой. Люди они были тишайшие, бедные, но вместе
с тем чувствовалось в этой скромной, ничем не примечательной чете что-то
возвышенное: ведь все же они были последними потомками людей отважных,
неуемных. А местные сельские жители даже питали страх перед ними, издав-
на наслушавшись разных кривотолков про этот род.
- Да, - сказал мистер Томсон. - Последний хозяин поместья, Генри Грэ-
ем Дьюри, умер в 1820 году. Его сестра, достопочтенная мисс Кэтрин
Дьюри, - в 1827-м. Это я давно знаю, а просмотренное мною за последние
несколько дней подтверждает, что были они, как вы говорите, люди поря-
дочные, тихие и небогатые. Сказать правду, на поиски пакета, который мы
с вами сегодня вскроем, меня навело письмо милорда. У него затерялись
какие-то документы, и он написал Джеку Мак-Брайеру, спрашивая, не обна-
ружатся ли они среди тех, что опечатал некий мистер Маккеллар. Мак-Бра-
йер ответил, что все опечатанное Маккелларом написано его собственной
рукой и носит, насколько ему известно, чисто повествовательный характер,
а дальше следовало: "Я не вправе вскрывать пакет до 1889 года". Можете
себе представить, как эти слова взбудоражили меня. Я занялся разбором
всего архива МакБрайера и наконец наткнулся на этот пакет, который (если
вы не хотите больше вина) я не замедлю вам показать.
В курительной, куда мой хозяин привел меня, лежал пакет, скрепленный
печатями и обернутый листом толстой бумаги со следующей надписью:
"Документы касательно жизни и прискорбной кончины ныне покойных лорда
Дэррисдира и его старшего брата, Джемса, именуемого владетелем Баллант-
рэ, постигшей их обоих в жестоком междоусобии. Документы сии переданы в
руки присяжного стряпчего Джона Мак-Брайера по улице Лонмаркет в городе
Эдинбурге сентября 20 в лето от Рождества Христова 1789, с тем чтобы он
держал их в тайне впредь до истечения ста лет, а именно до сентября 20
1889 года.
Составил и записал я, Эфраим Маккеллар, без малого сорок лет бывший
управителем поместья Его Светлости".
Так как мистер Томсон человек женатый, я не стану говорить, сколько
пробило на часах, когда мы с ним перевернули последнюю из следующих да-
лее страниц. Добавлю лишь, какими словами мы обменялись.
- Вот вам готовый роман, - сказал мистер Томсон. - Все, что от вас
тут потребуется, - это добавить пейзаж, развить характеры и подправить
слог.
- Любезный друг мой, - сказал я. - Вашим трем советам я как раз и не
последую даже под страхом смерти. Это надо выпустить в свет так, как оно
есть.
- Да эти записки голые, будто лысина! - воскликнул мистер Томсон.
- По-моему, нет ничего интереснее, чем такой вот голый слог, - отве-
чал я. - Что же касается лысин, то, по мне, пусть вся литература облысе-
ет (если вам угодно) да, пожалуй, и все авторы, кроме одного.
- Ну что ж, - сказал мистер Томсон. - Поживем, почитаем.

ГЛАВА I
ОБЗОР СОБЫТИЙ ЗА ВРЕМЯ СТРАНСТВОВАНИИ БАЛЛАНТРЭ
Полная правда об этих странных делах - вот чего давно ожидало от меня
всеобщее любопытство, и она, несомненно, будет встречена всеми с одобре-
нием. Случилось так, что последние годы я был накрепко связан с этой
семьей, и едва ли найдется в живых хоть один человек, который лучше меня
мог бы разъяснить все происшедшее и который сильнее меня стремился бы
рассказать обо всем полную правду. Я знал Баллантрэ; о многих потаенных
ступенях его жизненного пути у меня есть достоверные письменные свиде-
тельства; я был почти единственным, кто сопровождал его в последнем пла-
вании; я был одним из участников того зимнего путешествия, о котором хо-
дило так много рассказов, и я присутствовал при его смерти. Что же каса-
ется моего покойного господина, лорда Дэррисдира, - я служил ему и почи-
тал его почти двадцать лет, и чем ближе его узнавал, тем больше было это
почтение. Вообще говоря, я считаю, что такого рода свидетельства не
должны пропадать без следа; правдой я могу оплатить свой долг памяти по-
койного лорда; и мне кажется, что мои последние годы протекут глаже и
седины мои спокойнее будут покоиться на подушке, когда долг этот мною
будет оплачен.
Дьюри из Дэррисдира и Баллантрэ были со времен Давида Первого [1] од-
ной из самых крепких семей югозапада. Песня, которую и до сих пор поют в
округе:



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Мой грех, или История любви и ненависти
Шилова Юлия
Мой грех, или История любви и ненависти


Черепнин Владимир - Свирепый черт Лялечка
Черепнин Владимир
Свирепый черт Лялечка


Перумов Ник - Тёрн
Перумов Ник
Тёрн


Русанов Владислав - Стальной дрозд
Русанов Владислав
Стальной дрозд


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.