Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (78)
  3. Париж на три часа (49)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Омон Ра (34)
  8. Непредвиденные встречи (33)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (31)
  10. Тимур и его команда (29)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (29)
  12. Любовница на двоих (27)
  13. Гнев дракона (27)
  14. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  15. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  17. Цифровая крепость (19)
  18. Свирепый черт Лялечка (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Аквариум (13)
  22. Колдун из клана Смерти (12)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (12)
  24. Брудершафт с Терминатором (12)
  25. Умножающий печаль (10)
  26. По тонкому льду (9)
  27. Путь Кейна. Одержимость (9)
  28. Битва за Царьград (9)
  29. Прозрачные витражи (8)
  30. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Стивенсон Р. Л. — > читать бесплатно "Клуб самоубийц. Алмаз Раджи."


Стивенсон Роберт Луис


Клуб самоубийц

Алмаз Раджи
Изд. "Правда", Москва, 1981 г.
OCR Палек, 1998 г.

КЛУБ САМОУБИЙЦ
ПОВЕСТЬ О МОЛОДОМ ЧЕЛОВЕКЕ С ПИРОЖНЫМИ
Блистательный Флоризель, принц Богемский, во время своего пребывания
в Лондоне успел снискать всеобщую любовь благодаря своим обворожительным
манерам и щедрой руке, всегда готовой наградить достойного. Это был че-
ловек замечательный, даже если судить на основании того немногого, что
было известно всем; известна же была только ничтожная часть его подви-
гов. Спокойный до флегматичности, принимающий мир таким, каков он есть,
с философским смирением простого землепашца, принц Богемский тем не ме-
нее питал склонность к жизни более эксцентрической и насыщенной приклю-
чениями, нежели та, к которой он был предназначен волею судеб. Порою на
него находили приступы хандры, и если в это время на лондонских подмост-
ках не было ни одного спектакля, на котором можно было как следует пос-
меяться, а сезон к тому же был не охотничий (в этом виде спорта принц не
знал себе равных), он призывал к себе своего шталмейстера, полковника
Джеральдина, и объявлял, что намерен совершить с ним прогулку по вечер-
нему Лондону. Молодой офицер этот был постоянным наперсником принца, и
отвага его подчас граничила с безрассудством. Он с неизменным восторгом
встречал подобные приказы своего господина и, не мешкая, совершал все
нужные приготовления. Богатый опыт и разностороннее знание жизни развили
в нем необычайную способность к маскараду; к любой избранной им роли,
независимо от положения, характера и национальности лица, которое он
брался изображать, он умел приспособить не только лицо и манеры, но и
голос и даже образ мышления. Благодаря этому своему дару ему удавалось
отвлекать внимание от принца и вместе со своим господином спускаться во
все слои общества. Власти, разумеется, в эти приключения не посвящались.
Непоколебимая храбрость принца вместе с изобретательностью и рыцарской
преданностью его наперсника не раз вызволяла эту пару из самых опасных
положений, и доверие, которое они питали друг к другу, с каждым годом
все возрастало.
Однажды вечером холодный мартовский дождь пополам со снегом загнал их
в кабачок неподалеку от Лестер-сквера. Полковник Джеральдин был одет и
загримирован под рыцаря прессы в несколько стесненных обстоятельствах;
грим Флоризеля, как всегда, заключался в накладных бакенбардах да паре
косматых бровей, которые изменяли его изысканный облик до неузнаваемос-
ти, придавая ему вид человека, испытавшего превратности судьбы. Под
прикрытием этого маскарада принц со своим шталмейстером спокойно сидели
в устричном заведении и потягивали бренди с содовой.
Зал был переполнен посетителями обоих полов, и хотя среди них оказа-
лось немало охотников вступить в беседу с нашими искателями приключений,
ни один не представлял особого интереса. Здесь были собраны ординарней-
шие обитатели лондонского дна. Принц начал было уже зевать и подумывать
о том, чтобы идти домой, как вдруг двустворчатые двери трактира с трес-
ком распахнулись, впустив молодого человека в сопровождении двух слуг. В
руках у каждого слуги было по большому подносу, покрытому салфеткой, ко-
торую они тотчас сдернули. На подносах лежали маленькие круглые пирожные
с кремом, и молодой человек принялся обходить столики, с преувеличенной
любезностью предлагая каждому посетителю полакомиться. Одни со смехом
принимали его угощение, другие решительно, а подчас и грубо от него от-
казывались. В последнем случае молодой человек неизменно съедал пирожное
сам, отпуская при этом какую-нибудь шутливую реплику.
Наконец он подошел к принцу Флоризелю.
- Сударь, - произнес он тоном глубочайшего почтения и протянул ему
пирожное, - не окажете ли вы любезность человеку, не имеющему чести быть
с вами знакомым? За качество пирожного могу поручиться, ибо за последние
два-три часа я сам проглотил ровно двадцать семь штук.
- Качество угощения, которым меня потчуют, - отвечал принц, - предс-
тавляется мне не столь важным, сколько чувство, с каким мне это угощение
предлагают.
- Чувство, сударь, - сказал молодой человек, отвесив еще один поклон,
- с вашего позволения, самое издевательское.
- Издевательское? - повторил Флоризель. - Над кем же вы намерены из-
деваться?
- Видите ли, - сказал молодой человек, - я пришел сюда не для того,
чтобы развивать свои философские воззрения, а лишь затем, чтобы раздать



эти пирожные с кремом. Если я сообщу вам, что я самым искренним образом
включаю в число тех, над которыми издеваюсь, собственную персону, ваша
щепетильность, я надеюсь, будет удовлетворена и вы снизойдете к моему
угощению. В противном случае я буду вынужден съесть двадцать восьмое пи-
рожное, а мне эти гастрономические упражнения, признаться, немного надо-
ели.
- Мне вас жаль, - сказал принц, - и я готов сделать все, что в моих
силах, чтобы вас вызволить, но только при одном условии. Если я и мой
приятель отведаем ваших пирожных - а надо сказать, что ни у меня, ни у
него они не вызывают большого аппетита, - то и вы должны будете за это с
нами отужинать.
Молодой человек как будто что-то обдумывал.
- У меня на руках осталось еще несколько дюжин, - сказал он наконец.
- А следовательно, мне придется наведаться еще в несколько подобных за-
ведений, прежде чем я разделаюсь со своим основным делом, боюсь, что это
займет некоторое время, и если вы голодны...
Принц остановил его речь любезным мановением руки.
- Мы будем вас сопровождать, - сказал он. - Нас очень заинтересовал
избранный вами чрезвычайно приятный способ проводить вечера. Теперь,
когда мы договорились о предварительных условиях мира, позвольте мне
скрепить наш договор.
И принц любезно взял протянутое ему пирожное.
- Превосходное угощение, - сказал он.
- Я вижу, вы большой знаток, - заметил молодой человек.
Следуя примеру своего патрона, полковник Джеральдин тоже отдал долж-
ное пирожному. Молодой человек обошел все столы и, получив от каждого
посетителя отказ или благодарность, повел своих спутников в другой трак-
тир. Двое слуг, которые, казалось, вполне смирились со своим нелепым за-
нятием, следовали за молодым человеком, между тем как принц с полковни-
ком, взявшись под руку и улыбаясь, замыкали шествие. В таком порядке вся
компания посетила еще два кабачка, и в каждом повторилась та же сцена -
одни принимали угощение бродячего хлебосола, другие отказывались, и тог-
да молодой человек неизменно проглатывал пирожное сам.
После третьего заведения молодой человек пересчитал оставшиеся пирож-
ные: на одном подносе их оказалось шесть, на другом три - итого девять
штук.
- Господа, - сказал он, обращаясь к своим новым знакомцам, - мне неп-
риятно, что я задерживаю ваш ужин. Я уверен, что вы проголодались не на
шутку, и к тому же у меня есть по отношению к вам известные обяза-
тельства. В этот многознаменательный для меня день, когда мне предстоит
завершить мой дурацкий жизненный путь последним и наиболее ярким дура-
чеством, я не хотел бы оказаться невежей перед теми, кто меня так благо-
родно поддержал. Господа, я не заставлю вас больше ждать. И пусть здо-
ровье мое и без того расшатано излишествами, я готов, рискуя жизнью, от-
казаться от условия, которое сам себе поставил.
И, окончив свою речь, - молодой человек проглотил одно за другим ос-
тавшиеся девять пирожных. Затем, отвесив по поклону обоим слугам и про-
тянув им по золотому, он сказал им:
- Примите, пожалуйста, мою благодарность за ваше долготерпение.
Отпустив слуг, он с полминуты постоял, уставясь на кошелек, из кото-
рого только что извлек для них плату, и вдруг засмеялся, бросил его на
мостовую и сообщил своим спутникам, что готов идти с ними ужинать.
В маленьком французском ресторанчике в Сохо, пользовавшемся незаслу-
женно громкой славой, которая, впрочем, уже начала идти на убыль, принц,
его шталмейстер и их новый знакомый попросили себе отдельный кабинет на
третьем этаже, уселись за изящно сервированный стол, заказали к ужину
четыре бутылки шампанского и принялись непринужденно беседовать между
собой. Молодой человек был весел и оживлен, однако смеялся несколько
громче, чем можно было ожидать от человека его воспитания; к тому же ру-
ки его заметно дрожали, в голосе появлялись неожиданные резкие переходы,
как у человека, который не совсем владеет собой. Когда официант унес со
стола последнее блюдо и все трое закурили сигары, принц обратился к сво-
ему новому знакомцу со следующей речью:
- Я надеюсь, что вы простите мне мое любопытство. Хоть мы и знакомы
всего лишь несколько часов, вы мне очень симпатичны и, признаться, чрез-
вычайно меня интригуете. Я бы не хотел показаться нескромным, но я дол-
жен вам сказать, что мы с приятелем в высшей степени достойны доверия. У
нас великое множество своих тайн, которые мы постоянно доверяем тем, ко-
му не следует. А если, как я полагаю, ваша история достаточно нелепа, то
и в этом случае, уверяю вас, вы можете, не стесняясь, изложить ее нам,
ибо более нелепых людей, чем мы, вы не сыщете во всей Англии. Меня зовут
Годол, Теофилус Годол; имя моего друга - майор Альфред Хаммерсмит, во
всяком случае, ему угодно выступать под этим именем. Всю свою жизнь мы
посвятили поискам экстравагантных приключений; и нет такой экстравагант-
ной выходки, которой бы мы не могли посочувствовать всей душой.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


Прозоров Александр - Смертельный удар
Прозоров Александр
Смертельный удар


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.