Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Умножающий печаль (127)
  2. Пелагия и красный петух (том 2) (91)
  3. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  4. Гнев дракона (77)
  5. Начало всех начал (72)
  6. Цифровая крепость (70)
  7. Битва за Царьград (65)
  8. Имя потерпевшего - никто (61)
  9. Омон Ра (60)
  10. Путь Кейна. Одержимость (59)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (44)
  12. Свирепый черт Лялечка (37)
  13. Покер с акулой (35)
  14. Аквариум (31)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  16. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (24)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Тимур и его команда (21)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  20. По тонкому льду (16)
  21. Киммерийское лето (14)
  22. Любовница на двоих (14)
  23. К "последнему" морю (14)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. Яфет (13)
  26. Ледокол (13)
  27. Париж на три часа (12)
  28. Роксолана (12)
  29. Брудершафт с Терминатором (12)
  30. Колдун из клана Смерти (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Триллеры — > Макдональд Джон — > читать бесплатно "Меня оставили в живых"


Дж. МАКДОНАЛЬД


МЕНЯ ОСТАВИЛИ В ЖИВЫХ


Я лежал на голубой холстине, натянутой на палубный люк, когда ко мне
медленно приблизилась эта глупая девица из рекламного агентства. Маленький
усталый кораблик упрямо продвигался средь бегущих куда-то волн Тихого
океана, а я размышлял о том, что никогда, наверное не устану наслаждаться
палящими лучами солнца. Калькуттский врач ухмылялся словно сытый кот,
когда говорил мне, что я вполне могу считать последний год проведенным в
могиле и поздравлял с возвращением с того света. Мне было о чем подумать,
а от болтовни приставучей красотки у меня начинала болеть голова. Четыре
дня я что-то ворчал ей в ответ, пока, наконец, не заявил: мне очень жаль,
что она леди, так как именно по этой причине я не могу рассказать ей о
сути своего ранения. Девица замерла, выпучив глаза, а затем так резво
помчалась прочь с палубы, что чуть не вылетела за борт.
Когда шла война я старался всюду поспеть. А они посылали меня в самые
неожиданные места. Потому что я специалист в своем деле. Потом разбился, а
когда они нашли меня в горах Тибета, уже шел 1946 год - война закончилась.
Все крупные военные базы обезлюдели, и Восток вновь стал погружаться в
свое обычное состояние медленного умирания.
Я располагал достаточным запасом времени для раздумий, пока корабль
неспешно возвращался домой. Меня и отправили на таком тихоходном судне как
раз потому, что здесь будет вдоволь дней и ночей дабы окончательно
восстановить подорванное здоровье.
Я грелся на солнце и вспоминал.
...Командир самолета выглянул из кабины и сказал, чтобы мы
пристегнули ремни. Шел апрель 1945-го года. Полет проходил в гористой
местности. Я протер стекло иллюминатора и с ужасом увидел как много льда
налипло на крыле нашего старенького самолетика. Это был один из редких
ночных полетов, производимых Китайской Национальной Воздушной Компанией,
ребята из которой предпочитали подниматься в небо днем, желательно в
облачную погоду, чтобы при малейшей опасности моментально юркнуть в тучи.
Однако, летать этим пацифистам приходилось в любую погоду и в любое время
суток.
Двигатели как-то странно взревели и весь корпус содрогнулся. Я понял,
что мы врезались в скалы, и что наступает конец. В уши ворвался
невыносимый треск, ремни лопнули и меня отшвырнуло к противоположной стене
самолета. И я провалился в черноту.
Когда я очнулся небо уже серело: приближался рассвет. Вокруг
возвышались коричневатые скалы, присыпанные снегом. Ветер с Гималаев
бросал острые холодные льдинки прямо в лицо. Все тело болело. Фюзеляж
самолета валялся среди скал. С одной стороны его почти занесло снегом.
Кругом валялись обломки крыльев и хвостовой части. Я сильно замерз. Так
замерз, что охватило сомнение: смогу ли подняться. Наконец, я попытался
встать. Правая нога подогнулась, я упал и рассек подбородок. Кое-как я
подполз к самолету и потрогал двигатель. Холодный. Я спрятался за обшивкой
машины и, обхватив ноги руками, стал дожидаться пока окончательно
рассветет.
Остальным повезло гораздо меньше. Командир и второй пилот неподвижно
распластались в своих креслах, неестественно вывернув головы под странным
углом. У двух пассажиров оказались раскроены черепа. Еще одного члена
экипажа я обнаружил футах в тридцати от самолета. Его кровь уже давно
замерзла на коричневатых камнях.
Я пытался развести костер, но не смог. Тогда я забрался в самолет, но
у меня ужасно тряслись руки. Наконец, мне удалось вылить немного топлива и
огонь враз разгорелся. Я хотел вытащить погибших из самолета, но пламя
росло слишком быстро, и у меня не хватило сил. Да к тому же, особого
смысла в этом не было. Я выбрался наружу через дыру в обшивке и отполз в
сторону. Когда самолет уже сгорел наполовину, взошло желтое солнце, и
ревущее пламя померкло в его лучах.
Я немного согрелся от жара костра, пожирающего самолет. Еды у меня не
было. Кругом простирались безлюдные дикие скалы и слепящий снег - при том,
что всего лишь в ста милях отсюда стояла такая жарища, что там можно
запросто получить тепловой удар. Единственное, что я знал: мы упали где-то
в горах Тибета. Было ужасно холодно, и я понимал что должен двигаться,
если не хочу замерзнуть окончательно. Самолет врезался в склон горы. И я
не имел выбора: необходимо спуститься вниз.
Я умер, прежде чем достиг подножия горы. Так, по словам доктора, я
должен воспринимать происшедшее со мной. Спотыкаясь, падая и
переворачиваясь, с посиневшими от холода руками и онемевшим лицом,
переполненный единственным желанием - заснуть, опуститься в теплую,
манящую пучину сна, и зная, что смерти тогда не миновать, я полз и
кувыркался дальше, вниз. Ледяные острия коричневых камней жалили мое
замерзающее тело, и я лишь глупо удивлялся, почему же так мало вытекает
крови. А потом я ничего не помню. Вплоть до мая 1946 года.


Очень солидный маленький англичанин с лицом, похожим на сморщенный
ботинок, сел рядом с моей койкой в калькуттском госпитале и рассказал, как
они нашли меня. Тогда им еще не удалось установить мою личность. Новости
там распространяются не очень-то быстро - от одной горной деревушки к
другой. Англичанин пришел к выводу, что я прополз двенадцать миль. Видимо,
нашли меня на перевале, где пролегала тропа из одного поселения в другое.
Горцы, наверное, сильно удивились и погрузили меня, словно мешок с зерном
на одного из своих косматых пони. Со временем стало известно, что в одной
из отдаленных деревень находится больной белый человек.
Я лежал на солнце и вспоминал глупую медсестру, что стояла у моей
постели, стараясь отвлечь меня, в то время как врач менял мне повязки, и я
не возражал ей.
Я вспоминал горячую пищу, которую запихивали мне в рот, так что
приходилось проглатывать ее, чтобы не задохнуться. Я вспоминал горький
дым, заполняющий маленькую хижину и обжигающий глаза. Крупных людей с
широкими тяжелыми лицами, что-то хрипло говорящих на своем странном языке.
Меха, от которых исходило зловоние.
И каким-то образом я остался в живых.
Возвращение к жизни в госпитале походило на второе рождение. Я
разучился говорить - слова застревали в горле. Белая простыня на постели
казалась мне самой замечательной вещью на свете. Помню, как проведя по ней
левой рукой, я заметил, что с моей рукой произошло нечто странное.
Я долго разглядывал руку и разум мой никак не хотел примириться с
очевидностью. Эта рука совершенно не походила на мою. Она была худой, с
выступающими жилами и костями. Затем я понял, что с пальцами что-то
случилось. Их не хватало. Исчезли два крайних пальца и фаланга среднего.
Но это не имело значения. Важно было ощущать мягкую ткань простыни под
моими пальцами. Помню, что тогда я даже не посмотрел на свою правую руку.
Потом пришло время сна. Я знал, что во сне выздоравливаю. Возвращаюсь
обратно в мир живых из небытия и смерти. В тот день я понял, что нахожусь
в госпитале.
Я помню день, когда молодой врач с заострившимся лицом и умными
усталыми глазами присел ко мне на кровать.
- Ну, человек с гор, вы уже можете вспомнить, кто вы такой?
- Вспомнить? Почему нет? Говард Гарри. Капитан. Инженерные войска.
- Я задавал вам этот вопрос в течении трех недель.
- Я не помню ваших вопросов.
- Вы сегодня молодец, Гарри. Вы помните, когда вы попали в горы?
- В начале апреля.
- Какого года?
- Этого года. 1945-го.
- Сожалею, Гарри. Сейчас 1946-й. Май. Война закончилась. Большая
часть ваших сограждан уже вернулась домой.
Когда я снова поднял глаза, он уже ушел. Мне нужно было время, чтобы
все как следует обдумать. Тринадцать месяцев вычеркнуто из жизни. Война
закончилась. С этого дня мое здоровье быстро пошло на поправку.
Я помню, как была взволнована медсестра, когда сказал, что мне некого
уведомлять о моем спасении. Только Военное Ведомство. Что не имею ни
родственников, ни жены, ни детей. Я хотел попросить, чтобы они разыскали
Дэна Кристоффа и сообщили ему, что со мной все в порядке. Потом решил:
будет гораздо лучше, если я просто предстану перед ним живым и здоровым.
Меня выписали из госпиталя только в сентябре. И посадили на этот
корабль. Говард Гарри, воскресший из мертвых. Ну, не весь, конечно. Раньше
я весил сто восемьдесят фунтов. Теперь - сто сорок два. На левой руке не
хватало двух с половиной пальцев. Легкая хромота. Большая серебряная
пластина в правом колене, заменившая часть изъеденной инфекцией кости.
Большой шрам через всю правую щеку. И каждый день в течении нескольких
минут я не понимал где нахожусь и что делаю. В это время мое сознание
отключалось. Мне рассказывали, что когда такое со мной происходило, я
стоял недвижимо, бессмысленно глядя перед собой. Затем сознание медленно
возвращалось.
Я хотел вернуться в Штаты и найти Дэна Кристоффа. Мы всегда были
очень близкими друзьями. Работали вместе. Напивались вместе. И вместе
пережили немало забавных приключений.
Я стал на год старше. Тридцать три. Значит Дэну - тридцать четыре.
Перед войной мы оба работали инженерами на фирму Сэггерти и Хартшоу. Фирма
обслуживала весь средний запад и имела заказов на прокладку дорог и
возведение мостов больше, чем две любые другие строительные организации
вместе взятые. Сэггерти и Хартшоу добились такого количества контрактов не
столько вытесняя конкурентов, сколько благодаря своим низким ставкам. Они
имели отличное оборудование и, как всегда говорили мы с Дэном, они
нанимали лучших специалистов.
Сэггерти и Хартшоу понимали, что Дэн и я могли великолепно работать
вместе. Я - высокий, стройный брюнет, вдобавок довольно вспыльчивый. Не
проходило недели, чтобы я не устроил скандала со своими подчиненными или с



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


Афанасьев Роман - Принцесса и чудовище
Афанасьев Роман
Принцесса и чудовище


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.