Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ
Смотрите информацию ведение бухгалтерского учета ип здесь.

ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (145)
  2. Гнев дракона (107)
  3. Умножающий печаль (97)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (93)
  5. Начало всех начал (91)
  6. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Свирепый черт Лялечка (56)
  12. Омон Ра (54)
  13. Имя потерпевшего - никто (54)
  14. Покер с акулой (32)
  15. Аквариум (25)
  16. Киммерийское лето (22)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  20. Париж на три часа (19)
  21. Колдун из клана Смерти (18)
  22. Роксолана (18)
  23. Тимур и его команда (17)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. Ледокол (13)
  26. К "последнему" морю (12)
  27. Брудершафт с Терминатором (12)
  28. Яфет (11)
  29. По тонкому льду (11)
  30. Истребивший магию (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детская литература — > Аксенов Василий — > читать бесплатно "Мой дедушка - памятник"


Василий Аксенов.


Мой дедушка- памятник. 1972



Повесть об удивительных приключениях ленинградского пионера Геннадия
Стратофонтова, который хорошо учился в школе, и не растерялся в трудных
обстоятельствах.

Приключенческая повесть об удивительных похождениях пионера Геннадия
Стратофонтова, который совершил почти кругосветное путешествие на научном
корабле. Во время этого необыкновенного путешествия Геннадий и его друзья
попадают в самые невероятные ситуации, из которых выходят с честью.
ПРОЛОГ
Я познакомился с Геннадием несколько лет назад в Крыму, на берегу
Коктебельской бухты, что недалеко от Феодосии. В парке уже заиграла музыка,
уже зажглись фонари и всякого рода мошкара повела вокруг них свой
бессмысленный, но красивый танец, а скала Хамелеон на восточном берегу бухты
все еще была освещена закатным солнцем. В свою очередь молодой месяц уже
висел в зеленоватом небе над горой Сюрюккая. Гора эта на первый взгляд
кажется осколком Луны или какой-нибудь другой безжизненной планеты, но,
приглядевшись, можно заметить, что она напоминает и тот профиль, который
великий Пушкин часто рисовал на полях своих рукописей.
В тот год море съело коктебельские пляжи почти до самой бетонной стены, и
для отдыхающих были устроены над водой дощатые помосты. Вот по такому
помосту я и разгуливал почти в полном одиночестве, размышляя о морских
животных, о горных цветах и минералах, о почтовых марках, автомобилях и о
спортивных соревнованиях, потрясавших тогда все цивилизованное человечество.
Кроме меня, на помосте находился лишь один человек - рослый плечистый
мальчик с умным и привлекательным лицом. Опершись на перила, он задумчиво
смотрел в море, где по гребням бойких, беспорядочно прыгающих волн еще
скользили розоватые блики заката, где иногда мелькали острые плавники
дельфинов да кто-то мощно плавал стилем баттерфляй.
Пловец этот привлек мое внимание. Из воды ритмично вырывалась могучая
спина. Взмахнув огромными руками, пловец бросался грудью на очередную волну
и двигался вперед с удивительной скоростью.
- Не знаете, кто это там так здорово плавает? - спросил я мальчика.
- Это моя бабушка, - тихо ответил он.
- Бабушка?! - вскричал я.- Это удивительно.
- Ничего удивительного,- возразил мальчик.- До Великой Отечественной
войны она была чемпионом Осоавиа-хима в плавании на сто метров баттерфляем.
И по прыжкам с трамплина, - помолчав, добавил он.
Едва справившись с изумлением, я осторожно спросил:
- А во время войны?
- Во время войны ей пришлось, как и многим другим летчицам, служить в
бомбардировочной авиации...
Бабушка тем временем совсем исчезла в быстро темнеющем море. Я покосился
на мальчика. Он смотрел прямо перед собой за еще различимую черту горизонта.
Отблеск молодого месяца стоял в его глазах. На груди его я заметил висящий
на толстой цепочке якорек с припаянной к нему старинной монетой, похожей на
испанский дублон XVI века.
- А вы почему не плаваете со своей бабушкой? - спросил я.
Он пожал плечами.
- Да так, не хочется...
- Может, не умеете?
Он быстро взглянул на меня и усмехнулся:
- Просто мне надоело плавать. За последний год мне это занятие немного
прискучило.
Что-то таинственное послышалось мне в его голосе, когда он произнес эту
довольно странную для мальчика фразу. Еще раз я посмотрел на него, и мне
показалось, что он сейчас находится не на коктебельском пляже, а где-то в
другом месте, где-то далеко, очень далеко, очень...
- А вы, я вижу, писатель, - проговорил он.
- Как вы догадались? - вновь поразился я.
- А вон у вас мозоль на указательном пальце правой руки. Такие мозоли
есть у всех писателей. Конечно, у тех, кто пишет.
Удивлению моему не было конца.
- Позвольте, но как вы увидели эту мозоль в такой темноте?
- У меня довольно острое зрение.
- Ну хорошо, а если бы я писал на пишущей машинке?..
- Тогда я догадался бы по другим признакам.
- Фантастика! - воскликнул я.- Вы меня не разыгрываете?..
- Геннадий,- назвал он свое имя. Я тоже представился.
- Я достаточно хорошо воспитан, Василий Павлович,- сказал Геннадий,-



чтобы не разыгрывать взрослых.- Он глянул в ночное уже море.- Бабушка
возвращается.
В темноте слышались только музыка и голоса из парка да плеск волн.
- Все-таки разыгрываете меня, Геннадий...
- Да нет. Она уже в десяти метрах... Плывет под водой.
- Может быть, вы видите ночью, как днем? Может, вы так называемый
никтолоп? - воскликнул я.
- Вы угадали, - просто ответил Геннадий.
Несколько секунд спустя бабушка с шумом вынырнула возле самой лестницы.
- Генаша, ты здесь? - спросила она низким девичьим голосом.
- I am here, granny! - ответил Геннадий с идеальным английским
произношением и добавил на незнакомом мне языке: - Хава свимматоре ю лер?
- Бундербул вера оччи! - с жизнерадостным смехом ответила на том же языке
бабушка и стала легко подниматься по лестнице.
Она была похожа на сильно увеличенную копию известной скульптуры "Девушка
с веслом", но вблизи, однако, можно было разглядеть в ее лице следы былой
красоты.
- Познакомься, бабуля,- сказал Геннадий.- Это писатель Василий Павлович.
- Очень приятно,- пророкотала бабушка, протягивая мне мокрую руку,-
Стратофонтова Мария Спиридоновна. От нее пахло водорослями и здоровьем.
- Пойдемте к нам чай пить,- предложила она.
До утра засиделись мы тогда на веранде их дачи, и из рассказов Марии
Спиридоновны и Геннадия сложилась такая поразительная история, что я счел
своим долгом пересказать ее тебе, любезный читатель. Дай руку, мой
благосклонный друг, и мы вместе вступим в мир удивительных приключений,
которые, оказывается, еще происходят на нашей цивилизованной планете.
ГЛАВА I,
из которой доносятся до нас звуки раннего детства Геннадия Стратофонтова,
и скрежет учительских ручек, выводивших в его дневнике многочисленные
пятерки
Геннадий Стратофонтов родился в начале пятидесятых годов в Ленинграде, на
улице Рубинштейна, от незаурядных роди гелей. Отец его был скромным
работником почтамта и вместе с тем заслуженным мастером спорта по
альпинизму, участником штурма многих заоблачных пиков. Маму его, скромного
библиотекаря, по примеру свекрови, влекло еще выше - в небо, откуда она
постоянно совершала затяжные парашютные прыжки в кислородной маске. В связи
с этими увлекательными занятиями родителей Геннадий часто оставался один, но
отнюдь не скучал. Еще в очень раннем возрасте он научился понимать и уважать
папу и маму и предоставил им полную свободу действий.
Часами бродил крошечный мальчик по огромной квартире, не выпуская из рук
любимую книгу "Водители фрегатов". Квартира была темноватой и таинственной.
Большие зеркальные окна ее упирались в стену недавно построенного желтого
дома, похожего на чертог султана Мальдивских островов. Мутноватый желтый
свет падал на слегка подернутые пылью конторки, пуфы, глобусы, барометры и
секстанты. В столовой висел поясной портрет далекого предка Гены адмирала
Стратофонтова, известного путешественника, человека широких передовых
взглядов, прославившегося тем, что в 18... году он на своем клипере
"Безупречный" загнал в залив Сильвер-бей эскадру кровавого пирата Рокера
Буги. Гена часто останавливался перед портретом предка, смотрел на узкое
лицо в пушистых бакенбардах, на голубые океанские глаза и тихо говорил:
- Здравствуй, дедушка. Позволь представить тебе моего друга адмирала
Ивана Крузенштерна. Ах, вы знакомы? Ты служил на его шлюпке еще
гардемарином? Очень рад. А вон сидит в кресле другой мой друг - капитан
Джеймс Кук, а возле глобуса стоит Дюмон Дюрвиль, а там, у окна, Лазарев...
Все мои друзья - безупречно храбрые и благородные сердцем люди.
"А где твои родители, Генаша?" - спрашивал адмирал.
Геннадий тогда включал радиоточку, и она сразу же сообщала женским
голосом: "Новости спорта. Вчера группа альпинистов во главе с известным
спортсменом Эдуардом Стратофонтовым приступила к покорению очередного
безымянного семитысячника на Памире". И мужским голосом:
"Мастер парашютного спорта Элла Стратофонтова идет на побитие мирового
рекорда американки Мерилин Бушканец".
Адмирал одобрительно качал головой.
Вечерами Геннадия навещала Унг-Ма, супруга вождя дружественного племени,
точнее, соседка Полина Сергеевна. Она кормила мальчика печеными крокодильими
яйцами, дюгоньим молоком, дикой козлятиной. После ее визита Геннадий читал
"Водители фрегатов" и энциклопедию, совершенствовался в английском языке, а
потом отправлялся в далекую экспедицию, то есть в постель. Утром он
самостоятельно уходил в детский сад, в свою группу, которую снисходительно
называл в письмах к родителям "моя малы-шовка".
Иногда под окнами Стратофонтовых останавливался "газик", из него
выпрыгивала затянутая в голубую форму Аэрофлота бабушка. Геннадий очень
любил свою бабушку. Та пылала к нему еще более сильным ответным чувством.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Девушка из службы «907»
Шилова Юлия
Девушка из службы «907»


Сертаков Виталий - Город мясников
Сертаков Виталий
Город мясников


Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


Махров Алексей - Круг доступа ограничен
Махров Алексей
Круг доступа ограничен


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.