Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (54)
  2. Путь Кейна. Одержимость (45)
  3. Гнев дракона (41)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (28)
  6. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  7. Свирепый черт Лялечка (24)
  8. Любовница на двоих (24)
  9. Цифровая крепость (24)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (23)
  11. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  12. Имя потерпевшего - никто (20)
  13. Умножающий печаль (17)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (13)
  16. Начало всех начал (12)
  17. Непредвиденные встречи (12)
  18. Париж на три часа (11)
  19. Аквариум (10)
  20. Яфет (10)
  21. Роксолана (9)
  22. Замок Броуди (9)
  23. Колдун из клана Смерти (9)
  24. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  25. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  26. Омон Ра (7)
  27. Брудершафт с Терминатором (6)
  28. Чудовище без красавицы (6)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (6)
  30. Заклятие предков (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детская литература — > Лингрен Астрид — > читать бесплатно "Новые проделки Эмиля из Леннерберги!"


Лингрен Астрид


НОВЫЕ ПРОДЕЛКИ ЭМИЛЯ ИЗ ЛЕННЕБЕРГИ


Неужто ты никогда не слыхал об Эмиле из Леннеберги? Ну, о том самом
Эмиле, что жил на хуторе Каттхульт близ Леннеберги, в провинции Смоланд?
Вот как, не слыхал? Удивительное дело! Поверь мне, во всей Леннеберге не
найдется ни одного человека, который не знал бы ужасного маленького сор-
ванца из Каттхульта, этого самого Эмиля. Проделок за ним водилось
больше, чем дней в году; однажды он так напугал леннебержцев, что они
решили отправить его в Америку. Да, да, в самом деле, я не вру! Ленне-
бержцы завязали собранные деньги в узелок, пришли к маме Эмиля и спроси-
ли:
- Хватит этих денег, чтобы отправить Эмиля в Америку?
Они думали, что стоит избавиться от Эмиля, как в Леннеберге станет
много спокойнее, и они были правы. Но мама Эмиля страшно рассердилась и
в сердцах швырнула деньги с такой силой, что они разлетелись по всей
Леннеберге.
- Наш Эмиль - чудесный малыш, - сказала она, - и мы любим его таким,
какой он есть.
А Лина, хуторская служанка, испуганно добавила:
- Надо ведь хоть капельку подумать и об американцах. Они-то нам ниче-
го плохого не сделали, за что же мы им спихнем Эмиля?
Мама пристально посмотрела на Лину, и та сообразила, что сказала глу-
пость. Ей захотелось исправить оплошность, и она промямлила:
- Видишь ли, хозяйка, в газете "Виммербю" писали, что у них в Америке
было жуткое землетрясение... Не слишком ли много - такая напасть, да еще
и Эмиль в придачу...
- Замолчи, Лина. Это не твоего ума дело, - сказала мама. - Иди на
скотный двор, тебе пора доить коров.
Схватив подойник, Лина побежала на скотный двор и принялась доить ко-
ров... Когда она хоть чуточку злилась, работа у нее спорилась. На этот
раз Лина доила еще быстрее, чем обычно, и брызги летели во все стороны.
При этом она все время бормотала себе под нос:
- Должна же быть на свете хоть какая ни на есть справедливость!
Нельзя же, чтобы все беды сыпались на головы американцев. Но я бы с ними
поменялась. Может, написать им: "Вот вам Эмиль, подавайте сюда землетря-
сение!.. "
По правде говоря, Лина просто хвасталась! Где уж ей было писать в
Америку! В Смоланде и то не разобрали бы ее каракулей, не то что в Аме-
рике. Нет, уж если кто мог бы написать туда, так это мама Эмиля. Вот уж
кто был мастер писать! Она писала обо всех проделках сына в синюю тет-
радь, которую хранила в комоде.
- Пустое дело, - говорил папа, - писать обо всех шалостях этого
мальчишки. Никаких карандашей не напасешься. Ты об этом подумала?
Мама Эмиля пропускала его слова мимо ушей. Она добросовестно вела
учет проделкам Эмиля. Когда мальчик подрастет, пусть узнает, что вытво-
рял в детстве. Да, тогда он поймет, почему поседела его мать, и, может,
будет больше любить ее: ведь волосы Альмы побелели только изза него.
Но ты, пожалуйста, не думай, что Эмиль был злой, вовсе нет. Он был
добрый. Его мама была права, когда говорила, что вообще-то он чудесный
малыш. Да он и в самом деле был похож на ангелочка со своими светлыми
кудрявыми волосами и кроткими голубыми глазенками. Конечно, Эмиль был
добрый, и его мама совершенно правильно записала двадцать седьмого июля
в синей тетради:
"Вчира Эмиль был хороший - целый день не праказил. Эта патаму, что у
ниво была высокая тимпиратура и он ничиво не мок".
Но уже двадцать восьмого июля температура у Эмиля упала, и описание
его шалостей заняло в синей тетради сразу несколько страниц. Этот
мальчонка был силен, как молодой бычок, и стоило ему поправиться, как он
проказничал без удержу.
- В жизни не видала такого мальчишки, - говорила Лина.
Ты, видно, уже смекнул, что Лина не очень-то благоволила к Эмилю. Она
больше любила Иду, его младшую сестренку, добрую и послушную. Но уж если
кто любил Эмиля, так это работник Альфред, а почему - никто не знает.
Эмиль тоже любил Альфреда, и, после того как Альфред управлялся со своей
работой, они проводили время вдвоем. Альфред учил Эмиля всяким полезным
вещам: запрягать лошадь, ловить неводом щук и жевать табак. По правде
говоря, жевать табак не очень-то полезно, и Эмиль попробовал это всего
один-единственный раз. Да и то лишь потому, что хотел уметь делать все,
что умел Альфред. Альфред вырезал Эмилю деревянное ружье. Вот ведь доб-
ряк, правда? Ружье это было самым драгоценным сокровищем мальчика. А
другим драгоценным его сокровищем была невзрачная кепчонка, которую од-
нажды, сам не зная что творит, купил ему в городе отец.
- Люблю мою шапейку и мою ружейку! - говорил Эмиль на чистейшем смо-
ландском наречии и каждый вечер брал с собой в кровать кепчонку и ружье.


Ты помнишь, кто жил в Каттхульте? Помнишь папу Эмиля - Антона, маму
Эмиля - Альму, сестренку Эмиля - Иду, работника Альфреда, служанку Лину
и самого Эмиля?
И еще Кресу-Майю, о ней тоже не надо забывать. Креса-Майя была су-
хонькая бабка-торпарка. Знаешь, кто такие торпари? Это такие крестьяне в
Швеции, у которых нет своей земли и они за деньги берут на время чужой
участок. Он-то и называется торп. Вот и Креса-Майя жила на таком торпе в
лесу, но частенько приходила в Каттхульт помочь по хозяйству: погладить,
нафаршировать колбасу, а заодно и нагнать страху на Эмиля и Иду своими
жуткими россказнями о чертях, привидениях и призраках, об убийцах и
страшных ворах и прочими приятными и интересными историями. А знала она
их предостаточно.
Но теперь ты, может, хочешь послушать о новых проделках Эмиля? Ведь
он проказничал все дни напролет, кроме тех дней, когда у него была высо-
кая температура. Так что мы можем взять какой угодно день и посмотреть,
чем же тогда занимался Эмиль. Ну вот, к примеру, двадцать восьмое июля.
СУББОТА, 28 ИЮЛЯ
Как Эмиль нечаянно уронил на голову отцу блюдо с тестом, для пальтов
и вырезал сотого деревянного старичка
На кухне в Каттхульте стоял старый деревянный диван, выкрашенный в
синий цвет. На этом диване спала Лина. В те времена, о которых идет
речь, все смоландские кухни были заставлены диванами с жесткими тюфяка-
ми, на которых спали служанки. А над служанками вовсю жужжали мухи.
Каттхульт ничем не отличался от других хуторов. Лина сладко спала на
своем диване. Ничто не могло разбудить ее раньше половины пятого утра,
когда на кухне трещал будильник. Тогда она вставала и шла доить коров.
Стоило Лине уйти из кухни, как туда тихонько прокрадывался папа, что-
бы спокойно выпить чашечку кофе, пока не проснулся Эмиль.
"До чего хорошо посидеть вот так одному за столом, - думал папа. -
Эмиля рядом нет, на дворе поют птицы, кудахчут куры. Знай попивай кофеек
да покачивайся на стуле. Прохладные половицы под ногами, которые Лина
выскребла добела..." Ты понял, что выскребла Лина? Половицы, конечно, а
не папины ноги, хотя, может, их тоже не мешало бы поскрести, кто знает.
Папа Эмиля ходил по утрам босиком, и не только потому, что ему так нра-
вилось.
- Не мешает поберечь обувку, - сказал он однажды маме Эмиля, которая
упорно отказывалась ходить босиком. - Если все время топать в башмаках,
как ты, придется без конца покупать их, без конца... каждые десять лет.
- Ну и пусть, - ответила мама Эмиля, и больше об этом разговора не
было.
Как уже было сказано, никто не мог разбудить Лину, пока не затрещит
будильник. Но однажды утром она проснулась по другой причине. Это случи-
лось двадцать седьмого июля, как раз в тот день, когда у Эмиля была вы-
сокая температура. Уже в четыре часа утра Лина проснулась оттого, что
огромная крыса прыгнула прямо на нее. Вот ужас-то! Лина страшно закрича-
ла, вскочила с дивана и схватилась за полено, но крыса уже исчезла в
норке возле двери чулана.
Услыхав про крысу, папа вышел из себя.
- Хорошенькая история, нечего сказать, - пробурчал он. - Крысы на
кухне... Они ведь могут сожрать и хлеб, и шпик!
- И меня, - сказала Лина.
- И хлеб, и шпик, - повторил папа Эмиля. - Придется на ночь пустить
на кухню кошку.
Эмиль услыхал про крысу и, хотя у него еще держалась температура, тут
же стал придумывать, как бы ее поймать, если не удастся пустить на кухню
кошку.
В десять часов вечера двадцать седьмого июля температура у Эмиля сов-
сем спала, и он снова был весел и бодр. В ту ночь весь Каттхульт мирно
спал. Папа Эмиля, мама Эмиля и маленькая Ида спали в горнице рядом с
кухней, Лина на своем диване. Альфред в людской возле столярной. Порося-
та спали в свинарнике, а куры в курятнике. Коровы, лошади и овцы - на
зеленых выгонах. Не спалось только кошке, тосковавшей на кухне о скотном
дворе, где водилась уйма крыс. Бодрствовал и Эмиль; выбравшись из посте-
ли, он, осторожно ступая, прокрался на кухню.
- Бедняжка Монсан, тебя заперли, - сказал Эмиль, увидев у кухонной
двери горящие кошачьи глаза.
- Мяу, - мяукнула в ответ Монсан.
Эмиль, любивший животных, пожалел кошку и выпустил ее из кухни. Хотя
он, конечно, понимал, что крысу надо изловить во что бы то ни стало. А
раз кошки на кухне нет, надо придумать что-нибудь другое. Он раздобыл
крысоловку, насадил на крючок кусочек вкусного шпика и поставил крысо-
ловку возле норки у чулана. И тут же призадумался. Ведь стоит крысе вы-
сунуть из норки нос, она первым делом увидит крысоловку, заподозрит не-



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


Андреев Николай - Третий уровень. Между Светом и Тьмой
Андреев Николай
Третий уровень. Между Светом и Тьмой


Андреев Николай - Первый уровень. Солдаты поневоле
Андреев Николай
Первый уровень. Солдаты поневоле


Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.