Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (67)
  2. Путь Кейна. Одержимость (45)
  3. Гнев дракона (41)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (29)
  6. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (28)
  7. Любовница на двоих (25)
  8. Цифровая крепость (24)
  9. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  10. Свирепый черт Лялечка (24)
  11. Пелагия и красный петух (том 2) (23)
  12. Имя потерпевшего - никто (20)
  13. Умножающий печаль (18)
  14. Роксолана (18)
  15. По тонкому льду (17)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (13)
  17. Начало всех начал (12)
  18. Непредвиденные встречи (12)
  19. Аквариум (11)
  20. Париж на три часа (11)
  21. Яфет (10)
  22. Колдун из клана Смерти (9)
  23. Замок Броуди (9)
  24. Омон Ра (7)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  26. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  27. Вставай, Россия! Десант из будущего (6)
  28. Заклятие предков (6)
  29. Брудершафт с Терминатором (6)
  30. Чудовище без красавицы (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детская литература — > Садовников Георгий — > читать бесплатно "Спаситель Океана, или Повесть о странствующем слесаре"


Георгий Садовников.


Спаситель Океана, или Повесть о странствующем слесаре.


ГЛАВА ПЕРВАЯ,
в которой я встретил своих тезок
- Ты, Вася, атакуешь с флангов. Сразу справа и слева, - шепнул мне
Феликс. - Ты, Яша, возьмешь его в кольцо, - так же негромко скомандовал он
своему двоюродному брату. - А я наступаю по всему фронту! Поняли все?
Мы с Яшей ответили, что нет ничего проще. В другое, менее бурное, время
каждый из нас еще бы подумал, может ли человек один атаковать и справа и
слева одновременно и тем более брать противника в кольцо. Но в эти необычные
минуты нам все было нипочем - море по колено.
Мы медленно, сладострастно окружали этого захватчика, этого крестоносца
из соседнего двора. Мы шли на него грозной цепью ратников Александра
Невского. Он был выше нас на целую голову и шире в плечах и мог бы легко
расправиться с каждым поодиночке. К тому же наш враг обладал еще одним очень
важным преимуществом. Он был хулиган и мог вести себя некрасиво, а мы были
типичные хорошо воспитанные дети. Свои преимущества хулиган демонстрировал
всякий раз, когда совершал опустошительные набеги на наш двор. Я говорю
"опустошительные", потому что двор моментально пустел, когда он появлялся в
воротах. Того же из нас, кто, зазевавшись, все же попадал ему в руки,
хулиган водил по двору за нос или больно щелкал по лбу.
Вот и сегодня этот охотник думал застать нас врасплох, как всегда, но на
этот раз мы встретили его железными рядами, сомкнувшись плечом к плечу.
Это придумал Феликс вчера, когда мы отсиживались на чердаке, разглядывая
малиновые Яшины уши. Хулиган загнал быстроногого Яшу в конец двора, в угол
между сараем и мусорным ящиком, и, зажав Яшину голову немытыми ладонями,
"показал ему Москву". Положение наше становилось ужасным: хоть вовсе не
выходи гулять во двор.
Мы молча сидели на древней, пропитанной пылью кушетке, погрузившись в
унылые раздумья, и вдруг Феликс вскочил так живо, что вялые пружины
зазвенели сразу помолодевшими голосами, а кушетку окутало облаком пыли.
- Вася, ну-ка стань сюда. А ты, Яша, туда, - сказал деловито Феликс.
Я встал рядом с его левым плечом, Яша - с правым.
- Ближе, ближе еще! - скомандовал Феликс, и наши плечи сомкнулись. - Ну
что? - спросил торжествующе Феликс.
Я почувствовал себя сильным и смелым, способным отбить нападение любого
врага. То же самое творилось и с Яшей. Мы поняли, что когда мы вместе,
плечом к плечу, нас не одолеть даже самому страшному хулигану. Мы были
настолько возбуждены, что тотчас спустились сомкнутым строем по черной
лестнице и вышли во двор. Но хулиган уже удалился, насытившись победой.
Мы все равно промаршировали через двор к воротам, упиваясь всласть
ощущением своей силы. И тут Яша произнес тревожным голосом:
- Ребята, а как быть с моральной стороной?
- Что ты имеешь в виду? - удивился Феликс.
- Драться же некрасиво, - сказал Яша с упреком, будто драться с хулиганом
собирались только мы с Феликсом, а он сам даже не помышлял об этом.
И все же он был прав. Хорошо воспитанные дети не имели права драться,
потому что драться - плохо. Этому учили нас взрослые каждый день.
- Значит, и наши дела тоже плохи, - сказал я, ощущая, как возвращается
прежнее чувство беспомощности перед могучим хулиганом.
Но оказывается, в моих горьких словах таилась ценная мысль. И Феликс
тотчас подхватил ее и развил глубже.
- Да, выходит плохо и так и этак, - сказал он задумчиво. - Как ни
поступи, все будет плохо. И третьего выхода у нас нет. Ну, а если выбирать
между двумя плохими делами, то уж лучше остановиться на первом. Как вы
думаете, ребята?
Совершенно случайно мы с Яшей подумали точно так же, и это редкое
совпадение возродило в нас угасший было боевой дух. И стоило сегодня
хулигану вторгнуться вновь на священную землю нашего двора, как мы,
прижавшись плечом к плечу, смело двинулись навстречу врагу. Г Мы знали, что
впереди нас ждет расправа, что хулиган переловит нас поодиночке потом и с
лихвой воздаст каждому за этот черный для него день. Но мы были готовы и на
большие жертвы ради минуты благородного мщения.
И еще нас вдохновляло присутствие прекрасной дамы. Рыжая Зоя, забыв про
бутерброд с яблочным джемом - он замер на полпути к ее большому рту, -
следила за нашими действиями из окна своей квартиры на втором этаже.
У каждого порядочного рыцаря должна быть своя дама сердца. Иначе он
липовый рыцарь. Так писали сведущие люди. А мы, признаться, считали себя в
душе истинными рыцарями, и потому каждый из нас тоже завел себе даму сердца.
Причем наши вкусы поразительно совпали. Это объяснялось тем, что в нашем
доме жила всего одна девчонка, и это была рыжая, украшенная веснушками Зоя.
Поэтому у нас не было никакого выбора, и девочке страшно повезло: она стала
дамой сердца сразу трех благородных рыцарей, которые то и дело соперничали
между собой.


Правда, к ее чести нужно сказать, что она не задирала нос оттого, что
стала сразу тремя дамами сердца. Зоя бегала с нами по улице, и в ее руке
вечно торчал бутерброд с яблочным джемом, и она вообще была бы свойским
человеком, если бы не воображала из-за своих бутербродов и хоть раз
позволила откусить кусочек. Мы знали, что это у нее не от жадности. Просто
она считала нас еще недостойными такой высокой чести. Но когда-нибудь
настанет момент, и рыжая Зоя скажет сама своему лучшему рыцарю: "Хочешь
откусить?"
И вот сейчас представлялся прекрасный случай отличиться в ее глазах. Мое
воображение тут же нарисовало роскошную картину: я вырываюсь вперед и еще до
подхода основных сил в лице Феликса и Яши говорю хулигану: "Вы своенравный,
злой мальчик, можно представить, как трудно вашим родителям", а он рычит,
как в кино: "Я тебя уничтожу, несчастный" - и протягивает к моему вороту
свою ужасную лапу. Зоя роняет свой бутерброд джемом вниз и закрывает в ужасе
свои прекрасные коричневые глаза, не совсем, конечно, иначе как же она затем
увидит собственными глазами мою полную победу над могучим хулиганом; и вот,
когда уже страшная лапа хулигана неумолимо приближается к моему воротнику, я
тоже, как в кино, с насмешливой улыбкой, подчеркивающей пренебрежение к
смерти, с безумной личной храбростью бросаюсь головой в живот хулигана; тот
восклицает:
"Тысяча чертей, меня победили! Кто бы мог подумать, что в этом
второкласснике столько богатырской силы!" - и с обвальным грохотом рушится
наземь, а Зоя поднимает свои украшенные веснушками руки и кричит на весь
двор: "Победил Вася Иванов!" И, выйдя во двор - наконец-то! - позволяет мне
откусить от своего божественного бутерброда с джемом.
Бутерброды в ее руке, конечно, сменяли друг друга - одни падали джемом
вниз, другие ей все-таки удавалось доесть до конца, - но мне каждый раз
казалось, что Зоя носит всегда один и тот же Несравненный Вечный Бутерброд.
Покосившись на своих боевых товарищей, я понял по их пламенеющим лицам,
что они тоже мечтают отличиться в Зоиных глазах. И от безумной попытки
ввязаться в личное единоборство с хулиганом их, как и меня, удерживало
только полное отсутствие шансов на победу. Поэтому мы были готовы добыть ее
сообща и по-братски разделить между собою.
Хулиган не сразу сообразил, что сила сегодня не на его стороне. Он просто
дивился нашей дерзости, теряя время на отступление. А потом дорога к воротам
для него оказалась отрезана. Он зарычал и, подавляя свою сопротивляющуюся
гордость, попятился в угол двора, в тот угол, где он показывал Яше "Москву".
А мы наступали железной стеной. В центре ее двигался Феликс, а Яша и я
составляли фланги боевой цепи.
- А ну подойди, - угрожающе шипел хулиган, отступая.
- И подойдем, - отвечал Феликс.
- Подойди-подойди, - говорил хулиган, еще надеясь нас напугать.
- Ну и подойдем, - отважно отвечал Феликс, и мы шаг за шагом приближались
к врагу.
Наконец хулиган уперся спиной в стену сарая. Мы тоже остановились. Один
мальчик из нашего класса, который утверждал, что знает все на свете, как-то
нам говорил, что прежде, чем начать драку, противники должны побеседовать -
попугать друг друга словами. Я подумал, что это правило замечательное и
словно придумано для нас. Потому что мы с каждым шагом, приближающим к
хулигану, все меньше и меньше рвались в драку, помня, что драться нехорошо.
В душе я надеялся, что хулиган попросит пощады и все завершится миром, и
наша репутация останется незапятнанной.
Хулиган начал беседу первым.
- А ну ударьте, - сказал он, бросая отчаянный вызов.
- И ударим, - сурово ответил Феликс.
- Ударьте-ударьте, - с безнадежной угрозой сказал хулиган.
- И ударим, - ответил Феликс.
- Вы - крестоносец, - сказал Яша.
- Обзываться, да? Обзываться учеными словами? - возмутился хулиган.
Итак, мы стояли перед хулиганом и стращали его. Однако этот упрямец никак
не хотел пугаться и просить пощады. Я искоса поглядел на своих друзей,
надеясь, что в конце концов наш воинственный вид вселит страх в сердце
противника. Но вид моих друзей говорил только о полном миролюбии. Они изо
всех сил свирепо хмурили брови. Но я прикинул все - и румяные благодушные
щеки толстенького Феликса, и сияющие добром голубые глаза на востроносом
лице Яши - и понял, что этим не испугаешь даже самого трусливого в мире
зайца.
Тогда я представил со стороны себя и тоже не нашел ничего свирепого.
Обыкновенный послушный ребенок. Правда, все тот же одноклассник-всезнайка
уверял ребят, будто один глаз у меня как у всех - нормальный, а вот второй -
наполовину голубой, наполовину желтый, и хотя ему никто не поверил, я все
равно посмотрел, наверное, в тысячу зеркал и лично убедился в том, что
всезнайка просто фантазирует. Но вот теперь этот разноцветный глаз пришелся
бы кстати. Уж он бы нагнал страху на хулигана. Где это видано, чтобы одна



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
РЕКЛАМА
Громыко Ольга - Год крысы. Видунья
Громыко Ольга
Год крысы. Видунья


Орлов Алекс - Двойной эскорт
Орлов Алекс
Двойной эскорт


Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.