Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (84)
  2. Признания авантюриста Феликса Круля (23)
  3. Заклятие предков (21)
  4. Колдун из клана Смерти (20)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  8. Аквариум (14)
  9. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (13)
  10. Чудовище без красавицы (12)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. Покер с акулой (10)
  13. Гнев дракона (9)
  14. О бедном Кощее замолвите слово (9)
  15. Брудершафт с Терминатором (8)
  16. Бубен верхнего мира (8)
  17. Гиперион (7)
  18. Вещий Олег (6)
  19. Путь Кейна. Одержимость (5)
  20. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  22. Цифровая крепость (4)
  23. По тонкому льду (4)
  24. Роксолана (4)
  25. Омон Ра (4)
  26. Ричард Длинные Руки - 1 (4)
  27. К "последнему" морю (4)
  28. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  29. Битва за Царьград (3)
  30. Журналист для Брежнева (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Аксенов Василий — > читать бесплатно "Остров Крым"


Василий Аксенов.


Остров Крым




Изд: Журнал "Юность"
Иллюстрации: Златковский

Роман


Памяти моей матери Евгении Гинзбург

I. Приступ молодости

Всякий знает в центре Симферополя, среди его сумасшедших архитектурных
экспрессии, дерзкий в своей простоте, похожий на очиненный карандаш
небоскреб газеты "Русский Курьер". К началу нашего повествования, на исходе
довольно сумбурной редакционной ночи, весной, в конце текущего десятилетия
или в начале будущего (зависит от времени выхода книги) мы видим
издателя-редактора этой газеты 46-летнего Андрея Арсениевича Лучникова в его
личных апартаментах, на "верхотуре". Этим советским словечком холостяк
Лучников с удовольствием именовал свой плейбойский пентхауз.
Лучников лежал на ковре в йоговской позе абсолютного покоя, пытаясь
вообразить себя перышком, облачком, чтобы затем и вообще как бы отлететь от
своего 80-килограммового тела, но ничего не получалось, в голове вес время
прокручивалась редакционная шелуха, в частности невразумительные сообщения
из Западной Африки, поступающие на телетайпы ЮПИ и РТА: то ли марксистские
племена опять ринулись на Шабу, то ли, наоборот, команда европейских
головорезов атаковала Луанду. Полночи возились с этой дребеденью, звонили
собкору в Айвори, но ничего толком не выяснили, и пришлось сдать в набор
невразумительное: "по неопределенным сообщениям, поступающим из... "
Тут еще последовал совершенно неожиданный звонок личного характера:
отец Андрея Арсениевича просил его приехать и непременно сегодня.
Лучников понял, что медитации не получится, поднялся с ковра и стал
бриться, глядя, как солнце в соответствии с законами современной архитектуры
располагает утренние тени и полосы света по пейзажу Симфи.
Когда-то был ведь заштатный городишко, лежащий на унылых серых холмах,
но после экономического бума ранних сороковых Городская Управа объявила
Симферополь полем соревнования самых смелых архитекторов мира, и вот теперь
столица Крыма может поразить любое туристическое воображение.
Площадь Барона, несмотря на ранний час, была забита богатыми
автомобилями. Уик-энд, сообразил Лучников и стал тогда активно "включаться"
на своем "питере-турбо", подрезать носы, гулять из ряда в ряд, пока не
влетел в привычную улочку, по которой обычно пробирался к Подземному Узлу,
привычно остановился перед светофором и привычно перекрестился. Тут вдруг
его обожгло непривычное: на что перекрестился? Привычной старой Церкви Всех
Святых в Земле Российской Воссиявших больше не было в конце улочки, на се
месте некая овальная сфера. На светофор, значит, перекрестился, ублюдок?
Совсем я зашорился со своей Идеей, со своей газетой, отца Леонида уже год не
посещал, крещусь на светофоры.
Эта его привычка класть кресты при виде православных маковок здорово
забавляла новых друзей в Москве, а самый умный друг Марлен Кузенков даже
увещевал его: Андрей, ведь ты почти марксист, но даже и не с марксистской, с
чисто экзистенциальной точки зрения смешно употреблять эти наивные символы.
Лучников в ответ только ухмылялся и всякий раз, увидев золотой крест в небе,
быстренько, как бы формально отмахивал знамение. Он-то как раз казнил себя
за формальность, за суетность своей жизни, за удаление от Храма, и вот
теперь ужаснулся тому, что перекрестился просто-напросто на светофор.
Мутная изжога, перегар газетной ночи, поднялась в душе. Симфи даже
ностальгии не оставляет на своей территории. Переключили свет, и через
минуту Лучников понял, что овальная, пронизанная светом сфера -- это и есть
теперь Церковь Всех Святых в Земле Российской Воссиявших, последний шедевр
архитектора Уго Ван Плюса.
Автомобильное стадо вместе с лучниковским "питером" стало втягиваться в
Подземный Узел, сплетение туннелей, огромную развязку, прокрутившись по
которой, машины на большой скорости выскакивают в нужных местах Крымской
системы фриуэев. По идее, подземное движение устроено так, что машины
набирают все большую скорость и выносятся на горбы магистралей, держа
стрелки уже на второй половине спидометров. Однако идею эту с каждым годом
осуществить становилось труднее, особенно во время уик-эндов. Скорость в
устье туннеля была не столь высока, чтобы нельзя было прочесть аршинные
буквы на бетонной стенке ворот. Этим пользовались молодежные организации



столицы, Они спускали на канатах своих активистов, и те писали яркими
красками лозунги их групп, рисовали символы и карикатуры. Зубры в Городской
Думе требовали "обуздать мерзавцев", но либеральные силы, не без участия,
конечно, лучниковской газеты, взяли верх, и с тех пор сорокаметровые
бетонные стоны на выездах из Узла, измазанные сверху донизу всеми красками
спектра, считаются даже чем-то вроде достопримечательностей столицы, чуть ли
не витринами островной демократии, Впрочем, а Крыму любая стенка - это
витрина демократии.
Сейчас, выкатываясь из Восточных ворот, Лучников с усмешкой наблюдал за
трудом юного энтузиаста, который висел паучком на середине стены и завершал
огромный лозунг КОММУНИЗМ--СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, перекрывая
красной краской многоцветные откровения вчерашнего дня. На заду паренька на
выцветших джинсах красовался сверкающий знак "Серп и Молот". Временами он
бросал вниз, в автомобильную реку, какие-то пакетики-хлопушки, которые
взрывались в воздухе, опадая агитационным конфетти.
Лучников посмотрел по сторонам, Большинство водителей и пассажиров не
обращали на энтузиаста никакого внимания, только через два ряда слева из
каравана-фольксвагена махали платками и делали снимки явно хмельные
британские туристы, да справа рядом в роскошном сверкающем "руссо-балте"
хмурил брови пожилой врэвакуант.
Вылощенный, полный собственного достоинства "мастодонт" чуть повернул
голову назад и что-то сказал своим пассажирам. Две "мастодонтихи" поднялись
из мягчайших кожаных глубин "руссо-балта" и посмотрели в окно. Пожилая дама
и молодая, обе красавицы, не без интереса, прищуренными глазами взирали --
но не на паучка в небе, -- на Лучникова. Белогвардейская сволочь. Наверное,
узнали: позавчера я был на ТV. Впрочем, все врэвакуанты так или иначе знают
друг друга. Должно быть, эти две сучки сейчас обсуждают, где они меня могли
встретить -- на вторниках у Беклемишевых, или на четвергах у Оболенских, или
на пятницах у Нессельроде...
Стекла в "руссо-балте" поползли вниз.
-- Здравствуйте, Андрей Арсениевич!
-- Медам! -- восторженно приветствовал попутчиц Лучников. --
Исключительно рад! Вы замечательно выглядите! Едете для гольфа? Между
прочим, как здоровье генерала?
Любого врэвакуанта можно смело спрашивать "между прочим, как здоровье
генерала": у каждого из них есть какой-нибудь одряхлевший генерал в
родственниках.
-- Вы, должно быть, не узнали нас, Андрей Арсениевич, -- мягко сказала
пожилая красавица, а молодая улыбнулась. -- Мы Нессельроде.
-- Помилуйте, как я мог вас не узнать, -- продолжал ерничать Лучников.
-- Мы встречались на вторниках у Беклемишевых, на четвергах у Оболенских, на
пятницах у Нессельроде...
-- Мы сами Нессельроде! -- сказала пожилая красавица. -- Это Лидочка
Нессельроде, а я Варвара Александровна.
-- Понимаю, понимаю, -- закивал Лучников. -- Вы Нессельроде, и мы,
конечно же, встречались на вторниках у Беклемишевых, на четвергах у
Оболенских и на пятницах у Нессельроде, не так ли?
-- Диалог в стиле Ионеско, -- сказала молодая Лидочка.
Обе дамы очаровательно оскалились.
"Что это они так любезны со мной? Я им хамлю, а они не перестают
улыбаться. Ах да, ведь в этом сезоне я жених. Левые взгляды не в счет,
главное -- я сейчас "жених из врэвакуантов. В наше время, милочка, это не
так уж часто встретишь".
-- Вы, должно быть, сейчас припустите на своем "Турбо"? -- спросила
Лидочка Александровна.
-- Йеп, мэм. -- Американский ответ Лучникова прозвучал весьма
подозрительно для ушей русских дам.
-- Наш папочка предпочитает "руссо-балт", а, значит, плавное,
размеренное движение, не лишенное, однако, стремительности. -- Лидочка
Нессельроде пыталась удержаться в "стиле Ионеско".
-- Это сразу видно, -- сказал Лучников.
-- Почему? -- спросила Варвара Александровна. -- Потому что он ваш
политический оппонент?
"Он, оказывается, мой политический оппонент! "
-- Нет, сударыня, я сразу понял, что ваш папочка предпочитает
"руссо-балт", когда я увидел его за рулем "руссо-балта".
Господин Нессельроде повернул голову и что-то сказал.
-- Михал Михалыч интересуется -- как здоровье Арсения Николаевича? --
Именно в таком виде Варвара Александровна вынесла на поверхность
высказывание супруге.
Глянув на летящие впереди на одной скорости автомобили и вообразив, что
сейчас начнется подъем и стадо будет прорежаться, Лучников слегка сдвинул
руль, приблизился к "руссо-балту" едва ли не вплотную и зашептал горячим
шепотом чуть ли не в ухо госпоже Нессельроде:
-- Я как раз еду к отцу и, значит, узнаю о его здоровье. Немедленно



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
РЕКЛАМА
Курылев Олег - Руна смерти
Курылев Олег
Руна смерти


Посняков Андрей - Из варяг в хазары
Посняков Андрей
Из варяг в хазары


Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.