Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Гнев дракона (16)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  8. Аквариум (14)
  9. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (13)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  13. Бубен верхнего мира (8)
  14. Цифровая крепость (8)
  15. Чудовище без красавицы (8)
  16. Вещий Олег (7)
  17. Гиперион (7)
  18. Брудершафт с Терминатором (6)
  19. Покер с акулой (6)
  20. Роксолана (6)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  23. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  24. По тонкому льду (4)
  25. Путь Кейна. Одержимость (4)
  26. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  27. Журналист для Брежнева (4)
  28. К "последнему" морю (4)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (3)
  30. Заначка Пандоры (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Генри Джеймс — > читать бесплатно "Поворот винта"


Генри Джеймс


ПОВОРОТ ВИНТА

(Написано в 1898 году)
Перевод Н. Дарузес
Мы сидели перед камином и, затаив дыхание, слушали рассказчика, однако,
помимо того что рассказ был страшный, как оно и полагается в старом доме
накануне рождества, помнится, никаких комментариев на этот счет не
последовало, пока кто-то не обронил замечания, что он впервые слышит, чтобы
такой призрак явился ребенку. Упомяну, кстати, что речь шла о появлении
призрака в точно таком же старом доме, в каком собрались мы. Маленькому
мальчику, спавшему в одной комнате с матерью, явилось самое ужасное
привидение; он разбудил мать - не для того чтобы она успокоила и снова
убаюкала его, но чтобы она и сама, прежде чем успокоить ребенка, увидела то,
что так его напугало. Как раз эти слова, не сейчас же, а позже вечером,
вызвали у Дугласа реплику, на любопытное следствие которой я обращаю
внимание читателя. Кто-то из нас рассказал еще одну, не слишком
увлекательную историю, но, сколько я мог заметить, Дуглас ее не слушал. Судя
по этому признаку, я решил, что ему самому хочется что-то рассказать, а
слушателям остается только ждать, когда он начнет. И в самом деле, нам
пришлось дожидаться всего два дня, но еще в тот же вечер, перед тем как мы
разошлись по комнатам, он высказал то, что лежало у него на душе.
- Каков бы ни был призрак мистера Гриффина, я совершенно согласен, что в
его появлении ребенку такого нежного возраста есть нечто странное. Насколько
мне известно, это не первый случай подобного рода, когда в событии участвует
ребенок. Если один ребенок дает действию новый поворот винта, то что вы
скажете о двух детях?
- Мы, разумеется, скажем, что это дает винту два поворота! А кроме того
то, что мы хотим о них послушать.
Как сейчас вижу Дугласа, стоящего перед камином; повернувшись к огню
спиной и засунув руки в карманы, он глядел на собеседников сверху вниз.
- До сих пор никто не знает этой истории, кроме меня. Уж слишком она
страшна.
Естественно, раздалось несколько голосов, утверждавших, что это-то и
придает ей особенную цену, а наш друг, спокойно предвкушая свои триумф,
обвел взглядом всех собравшихся и продолжал:
- Эту историю не с чем сравнивать. Я не знаю ничего страшнее.
- Неужели нет ничего страшнее? - помнится, спросил я.
Казалось, ему не так просто было ответить: он, видимо, затруднялся дать
более точное определение. Проведя рукой по глазам, он слегка поморщился:
- Да... по ужасу... по леденящему ужасу...
- Ах, какая прелесть! - воскликнула одна из дам.
Дуглас не обратил на нее внимания; он смотрел на меня, но так, словно
видел не меня, а то, о чем сейчас говорил.
- По сверхъестественной жути, по страданию и по мукам.
- Ну, хорошо, - сказал я, - если так, садитесь и начинайте свой рассказ.
Он снова стал лицом к камину и, толкнув ногою полено, с минуту глядел в
огонь. Потом обратился к нам:
- Начать так сразу я не могу. Придется посылать в город.
Все единодушно запротестовали; посыпался град упреков, и тогда Дуглас,
видимо, поглощенный своими мыслями, объяснил нам:
- Все это записано, а рукопись заперта в столе, и уже много лет к ней
никто не прикасался. Надо написать моему доверенному и послать ему ключ: он
достанет пакет и пришлет сюда.
Казалось, ко мне в особенности он обращался с этими словами, словно
умоляя оказать ему помощь в его колебаниях. Он разбил лед, нараставший в
течение многих зим; очевидно, у него были свои причины молчать так долго.
Остальным не хотелось откладывать чтение, но меня пленили именно его
колебания. Я уговорил Дугласа послать письмо с первой же почтой и прочесть
нам рассказ как можно скорее. Потом я спросил его, не из личного ли опыта
взял он такой случай. На что он немедленно ответил:
- О нет, слава богу, нет!
- Но рассказ ваш? Это вы его написали?
- Мое тут только впечатление. Оно заключено вот здесь. - И он прижал руку
к груди. - Я не в силах его забыть.
- Так, значит, ваш манускрипт...
- Написан старыми, выцветшими чернилами и самым изящным почерком. - Он
снова помедлил. - Женским почерком. Прошло уже двадцать лет, как она умерла.
А перед смертью прислала мне эту рукопись.
Теперь все слушали Дугласа, и, разумеется, нашелся среди нас некий
остроумец, охотник отпускать шуточки или, по крайней мере, делать намеки.
Дуглас принял намек без улыбки, однако и без раздражения.
- Это была очаровательная особа, но старше меня десятью годами.
Гувернантка моей сестры, - спокойно ответил он. - Самая прелестная из женщин



ее профессии, она была бы достойна самого высокого положения в обществе. Все
это дело давнее, а эпизод, ею описанный, происходил еще того раньше. Я
учился тогда в Оксфорде, в Тринити-колледже, и застал ее у нас в доме,
приехав на летние каникулы. В тот год стояло прекрасное лето, я редко уезжал
из дому, и в ее свободные часы мы гуляли в парке и беседовали - меня поражал
ее незаурядный ум и утонченность. Да-да, не ухмыляйтесь: мне она чрезвычайно
нравилась, и я до сих пор счастлив тем, что и я тоже нравился ей. Если б
этого не было, она бы мне ничего не рассказала. Никому другому она ничего не
рассказывала. Я это знал не только от нее, но чувствовал и сам. Уверен, что
она не говорила больше никому - это было ясно. Вы и сами в этом убедитесь,
когда я прочту вам ее рассказ.
- Потому, что эта история такая жуткая?
Он пристально смотрел на меня.
- Вы сами в этом убедитесь, - повторил он, - вы это поймете.
Я смотрел на него так же пристально,
- Понимаю. Она была влюблена?
Тут он впервые улыбнулся.
- Вы очень проницательны. Да, она влюбилась. То есть еще до этого. Ее
тайну раскрыли; ей невозможно было рассказывать без того, чтобы ее
влюбленность не стала явной. Я ее понял, и она это видела, но мы с ней не
сказали об этом ни слова. Помню и время и место: угол лужайки, тень от буков
и долгий, жаркий летний день. Место действия не внушало никакого страха, и
все же!..
Он отошел от камина и снова уселся в кресло.
- Вы получите пакет в четверг утром? - спросил я.
- Я думаю, не раньше чем со второй почтой.
- Отлично, тогда после обеда.
- Все мы соберемся здесь? - И он снова обвел нас взглядом. - Никто не
уезжает? - В его тоне сквозила надежда.
- Мы все останемся!
- Я останусь!.. И я тоже останусь! - воскликнули те дамы, чей отъезд был
уже назначен. Миссис Гриффин, однако, выразила желание узнать несколько
больше.
- В кого же она была влюблена?
- Вы это узнаете из рассказа, - поспешил ответить я.
- Но я его не дождусь!
- Из рассказа этого нельзя будет узнать, то есть в буквальном, грубом
смысле слова, - сказал Дуглас.
- Тогда тем более жаль. Мне только такой смысл и доступен.
- Дуглас, быть может, вы нам объясните? - попросил кто-то другой.
Дуглас вскочил с кресла.
- Да, завтра. А сейчас я иду спать. Спокойной ночи! - И, захватив свой
подсвечник, он быстро удалился, оставив нас в легком недоумении. Из нашего
угла в большом, темном холле нам слышны были его шаги по лестнице.
Потом заговорила миссис Гриффин:
- Ну что ж, если я не знаю, в кого она была влюблена, зато знаю, в кого
был влюблен Дуглас.
- Но ведь она была на десять лет старше, - заметил ее муж.
- В этом возрасте - raison de plus! Но как это мило, что он так долго
молчал!
- Сорок лет, - заметил Гриффин.
- И наконец такая вспышка!
- Эта вспышка даст замечательный эффект в четверг вечером, - возразил я,
и все остальные согласились со мной, - в ожидании четверга мы ничем более
уже не интересовались. Была рассказана еще одна малоувлекательная история,
похожая на первую главу романа с продолжением, и все мы, распростившись на
ночь и захватив свои подсвечники, отправились спать.
Наутро я узнал, что письмо и ключ уже отправлены на лондонскую квартиру
Дугласа с первой почтой. Однако, вопреки этому быстро распространившемуся
известию, а быть может и благодаря ему, мы не стали докучать Дугласу до
послеобеда - до вечернего часа, который более всего соответствовал тем
эмоциям, которые мы предвкушали и на которых сосредоточивались наши надежды.
И тут он стал до такой степени разговорчивым, что большего нельзя было
желать, и даже объяснил нам почему. Мы снова слушали его, собравшись у
камина в холле, как и вчера вечером, и испытывая приятное волнение.
Оказалось, что повесть, которую он обещал нам прочесть, для полного
понимания действительно нуждалась в кратком прологе. Да будет мне дозволено
сказать прямо, чтобы покончить с этим раз и навсегда, что эта повесть, то
есть точная копия с нее, сделанная мною спустя много лет, есть та самая,
которая следует ниже. Бедный Дуглас перед своей смертью - когда эта смерть
была уже близка - передал мне рукопись. А тогда он получил ее с почты на
третий день и начал читать нашему притихшему кружку на четвертый день
вечером, в том же самом холле и с огромным успехом. Дамы, которые собирались
уехать, но говорили, что останутся, разумеется, не остались. Как было решено
ранее, они уехали, по их словам, сгорая от любопытства, вызванного тем



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
РЕКЛАМА
Пехов Алексей - Колдун из клана Смерти
Пехов Алексей
Колдун из клана Смерти


Посняков Андрей - Из варяг в хазары
Посняков Андрей
Из варяг в хазары


Майер Стефани - Рассвет
Майер Стефани
Рассвет


Корнев Павел - Экзорцист
Корнев Павел
Экзорцист


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.