Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (21)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (15)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (14)
  5. Начало всех начал (14)
  6. Кредо (11)
  7. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  8. Путь Кейна. Одержимость (9)
  9. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  10. Память льда (8)
  11. Аквариум (8)
  12. Омон Ра (7)
  13. Роксолана (7)
  14. Летучий Голландец (7)
  15. Требуется чудо (6)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (6)
  17. Тимур и его команда (6)
  18. К "последнему" морю (6)
  19. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  20. Армагеддон (5)
  21. По тонкому льду (5)
  22. Круг любителей покушать (5)
  23. Странствующий теллуриец (5)
  24. Свет вечный (5)
  25. Пирамида (5)
  26. Полковнику никто не пишет (4)
  27. Колдун из клана Смерти (4)
  28. Демон и Бродяга (4)
  29. Дикарка (4)
  30. Париж на три часа (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Лондон Джек — > читать бесплатно "Мартин Иден"


Джек Лондон.


Мартин Иден


Глава 1
Он отпер дверь своим ключом и вошел, а следом, в смущении сдернув
кепку, шагнул молодой парень. Что-то в его грубой одежде сразу же выда-
вало моряка, и в просторном холле, где они оказались, он был явно не к
месту. Он не знал, куда девать кепку, стал было засовывать ее в карман
пиджака, но тот, другой, отобрал ее. Отобрал спокойно, естественно, и
парень, которому тут, видно, было не по себе, в душе поблагодарил его.
"Понимает, - подумал он. - Поможет, все обойдется".
Парень враскачку шел за тем, другим, невольно расставляя ноги, словно
этот ровный пол то, кренясь, взмывал на волне, то ухал вниз. Шел впере-
валку, и большие комнаты становились тесными, и страх его брал, как бы
не задеть широкими плечами дверной косяк, не скинуть какую-нибудь доро-
гую вещицу с низкой каминной полки. Он шарахался то вправо, то влево и
лишь умножал опасности, что мерещились ему на каждом шагу. Между роялем
и столом посреди комнаты, на котором громоздились книги, могли бы пройти
шестеро в ряд, он же пробирался с опаской. Могучие ручищи болтались по
бокам. Он не знал, куда их девать, вдруг в страхе отпрянул, точно испу-
ганная лошадь, - вообразил, будто сейчас свалит груду книг на столе, и
едва не наскочил на вращающийся табурет перед роялем. Он приметил, какая
непринужденная походка у того, впереди, и впервые осознал, что сам ходит
совсем не как все прочие люди. И на миг устыдился своей неуклюжести. На
лбу выступили капельки пота, он остановился, отер загорелое лицо плат-
ком.
- Обождите, Артур, дружище, - сказал он, пытаясь прикрыть тревогу
шутливым тоном. - У меня аж голова кругом пошла. Надо ж мне набраться
храбрости. Сами знаете, не желал я идти, да и вашему семейству, смекаю,
не больно я нужен.
- Ничего-ничего, - ободряюще сказал Артур. - Незачем нас бояться. Мы
самые обыкновенные люди. Э, да мне письмо!
Он отошел к столу, вскрыл конверт и принялся читать, давая гостю
опомниться. И гость понял и в душе поблагодарил хозяина. Был у него дар
понимания, проникновения; и хотя чувствовалось, что ему сейчас отчаянно
не по себе, дар этот ни на минуту не изменил ему. Он опять вытер лоб,
осмотрелся, и теперь лицо уже было спокойно, только взгляд насторожен-
ный, словно у дикого зверя, когда он чует ловушку. Оказавшись в незнако-
мом окружении, со страхом думая, что же будет дальше, он не понимал как
себя здесь вести, ощущал, что ходит и держится неуклюже, боялся, что
каждое его движение, и сама его сила отдает все той же неуклюжестью. Был
он на редкость чуток, безмерно застенчив, и затаенная усмешка во взгляде
Артура, брошенном поверх письма резанула его как ножом. Он заметил этот
взгляд, но виду не подал, ибо в ту науку, которую он превзошел, входило
и умение владеть собой. Взгляд, этот ранил его гордость. Он клял себя за
то, что пришел и, однако, решил, что, уж раз пришел, будь что будет,
отступать он не намерен. Лицо стало жестче, глаза сверкнули воинственно.
Все примечая, он спокойнее огляделся по сторонам, и в мозгу отпечаталась
каждая мелочь красивого убранства этой комнаты. Ничто не ускользнуло от
его зоркого взгляда, широко раскрытые глаза вбирали окружающую красоту,
и воинственный блеск в них уступал место теплому сиянию. Он всегда чутко
отзывался на красоту, а тут было на что отозваться.
Его внимание приковала картина, писанная маслом. Могучий прибой с
грохотом разбивается о выступ скалы, мрачные грозовые тучи затянули не-
бо, а вдали, за линией прибоя, на фоне грозового закатного неба - лоц-
манский бот в крутом повороте, он накренился, так что видна каждая ме-
лочь на палубе. Была здесь красота, и она влекла неодолимо. Парень поза-
был о своей неуклюжей походке, подошел ближе, совсем близко. И красота
исчезла. На лице его выразилось замешательство. Он смотрел во все глаза
на эту, как ему теперь казалось, неряшливую мазню, потом отступил на
шаг. И полотно вновь ослепило красотой. "Картина с фокусом", - подумал
он разочарованно, однако среди множества захлестнувших его впечатлений
кольнула досада: такую красоту принесли в жертву фокусу. Живопись была
ему неведома. Прежде он только и видел олеографии да литографии, а они
всегда четки и определенны, стоишь ли рядом или смотришь издали. Правда,
в витринах магазинов он видел и картины, писанные маслом, но стекло не
давало всмотреться в них поближе.
Он оглянулся на приятеля, читающего письмо, и увидел на столе книги.
В глазах тотчас вспыхнула тоскливая зависть и жадность, точно у голодно-
го при виде пищи. Враскачку он двинулся к столу и вот уже любовно пере-
бирает книги. Скользит глазами по названиям, по именам авторов, выхваты-
вает обрывки текста, - ласкает том за томом и руками и взглядом, - но
лишь одну книгу он когда-то читал. Остальные книги и писатели незнакомы.
Ему попался том Суинберна, и он начал читать подряд, стихотворение за



стихотворением, и забыл, где он, и щеки у него разгорелись. Дважды он
закрывал книгу и, придерживая страницу пальцем, еще раз смотрел имя ав-
тора. Свинберн! Надо запомнить. У этого малого глаза на месте, он все
видел как надо - и цвет и сверкающий свет. Кто же такой этот Свинберн?
Давным-давно помер, как почти все поэты? Или еще живой, пишет? Он погля-
дел на титульный лист. Да, у Свинберна есть и другие книги. Что ж, утром
первым делом надо сходить в библиотеку, разжиться его книжицами. Парень
опять погрузился в чтение и забыл обо всем на свете. Он не заметил, что
в комнату вошла молодая женщина. Опомнился, лишь услыхав слова Артура:
- Руфь, это мистер Иден.
Он закрыл книгу, заложил указательным пальцем и, еще прежде чем обер-
нуться, ощутил радостное волнение - не от знакомства с девушкой, но от
слов ее брата. В этом мускулистом парне таилась безмерно ранимая чут-
кость. Стоило внешнему миру задеть какую-то струну в его сознаний - и
все мысли, представления, чувства тотчас вспыхнут, запляшут, точно тре-
петное пламя. Был он на редкость восприимчив и отзывчив, а живое вообра-
жение не знало покоя в беспрестанном поиске подобий и различий. "Мистер
Иден" - вот что радостно поразило его, ведь всю жизнь его звали Иден.
Мартин Иден или просто Мартин. И вдруг, "мистер"! Это кое-что да значит,
отметил он про себя. Память мигом обратилась в громадную камеру-обскуру,
и перед его внутренним взором заскользили нескончаемой вереницей картины
пережитого - кочегарки и кубрики, стоянки и причалы, тюрьмы и кабаки,
тифозные бараки и трущобы, и одновременно раскручивалась нить, воспоми-
наний - как называли его при всех этих поворотах судьбы.
А потом он обернулся и увидел девушку. И вихрь призрачных картин рас-
таял. Он увидел бледное воздушное создание с облаком золотистых волос и
одухотворенным взглядом огромных голубых глаз. Он не заметил, что на ней
надето, знал только, что одежда была такая же поразительная, как она са-
ма. Хрупкий золотистый цветок на тоненьком стебле. Нет, дух, божество,
богиня - земля не могла породить такую возвышенную красоту. Или, выхо-
дит, книги не врут, и в высших сферах и впрямь много таких, как она. Ее
вполне мог бы воспеть этот малый Свинберн. Видать, когда писал про ту
деву, Изольду из книжки со стола, какая-нибудь такая и была у него на
уме. Все это он увидел, почувствовал; подумал в одно мгновенье. А меж
тем все шло своим чередом. Девушка протянула руку и, прямо глядя ему в
глаза, просто, будто мужчина, обменялась с ним рукопожатием. Женщины,
каких он до сих пор встречал, жмут руку по-другому. Да по правде ска-
зать, мало кто из них здоровается за руку. Поток воспоминаний, картин -
как он знакомился с женщинами - хлынул, грозя его захлестнуть. Но он от-
махнулся от них и смотрел на девушку. Отродясь такой не видал. Ему зна-
комы совсем другие женщины! И тотчас подле Руфи, по обе стороны, выстро-
ились женщины, которых он знал. Бесконечно долгое мгновенье стоял он
посреди какой-то портретной галереи, где царила она, а вокруг расположи-
лось множество женщин, и всех надо было окинуть беглым взглядом и оце-
нить, и непреложной мерой была она. Вот вялые нездоровые лица фабричных
работниц и бойкие, ухмыляющиеся девчонки из кварталов к югу от Мар-
кетстрит. Скотницы с ферм и смуглые мексиканки с неизменной сигаретой в
углу рта. Их вытеснили японки с кукольными личиками, жеманно переступаю-
щие ножками в туфельках на деревянной подошве; евразийки с нежными лица-
ми, отмеченными печатью вырождения; пышнотелые, темнокожие, увенчанные
цветами женщины Южных морей. А потом всех заслонила нелепая чудовищная
толпа - неряхи и распустехи, слоняющиеся на панелях Уайтчепеля, опухшие
от джина ведьмы из гнусных притонов и все непристойные, сквернословящие
исчадия ада, гарпии в ужасающем женском обличье, которые охотятся на
матросов, портовая грязь и нечисть, распоследние отребья и отбросы чело-
вечества.
- Присядьте, мистер Иден, - говорила меж тем девушка. - Я давно хоте-
ла с вами познакомиться, с тех самых пор, как Артур нам рассказал. Вы
поступили так мужественно...
Он протестующе махнул рукой, пробормотал, мол, чего он такого особен-
ного сделал, всяк на его месте поступил бы так же. Она заметила, что ру-
ка, которой он махнул, покрыта свежими подживающими ссадинами, взглянула
на другую, опущенную руку - то же самое. Кинула и еще быстрый оцениваю-
щий взгляд, заметила на щеке шрам, другой виднеется из-под волос на лбу,
и еще один уходит под крахмальный воротничок. Она подавила улыбку, заме-
тив красную полосу на бронзовой шее - натерло воротничком. Не привык,
видно, к жестким воротничкам. Своим женским глазом увидела она и его
костюм - дешевый, неизящный крой, на плечах морщит и на рукавах тоже -
выпирают бицепсы.
Отмахиваясь и бормоча, мол, ничего такого он не сделал, он подчинился
ей, решил, надо где-то сесть. Успел восхититься непринужденностью, с ка-
кой села она, и направился к креслу напротив, подавленный сознанием
собственной неуклюжести. Ощущение это было ему внове. Всю жизнь, вплоть
до сегодняшнего дня, он и знать не знал ловкий он или неуклюжий. Ни о
чем таком он никогда не задумывался. Он опасливо сел на краешек кресла,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Хочу замуж, или Русских не предлагать!
Шилова Юлия
Хочу замуж, или Русских не предлагать!


Свержин Владимир - Сеятель бурь
Свержин Владимир
Сеятель бурь


Володихин Дмитрий - Дети Барса
Володихин Дмитрий
Дети Барса


Флинт Эрик - Прилив победы
Флинт Эрик
Прилив победы


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.