Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (49)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  3. Вещий Олег (15)
  4. Любовница на двоих (11)
  5. Последнее допущение Господа (10)
  6. Кредо (9)
  7. Обратись к Бешенному (8)
  8. Смягчающие обстоятельства (8)
  9. Свет вечный (8)
  10. Кафедра странников (7)
  11. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  12. Пощады не будет (6)
  13. Ричард Длинные Руки - 1 (6)
  14. Пиранья: Первый бросок (6)
  15. Омон Ра (6)
  16. Два демона (5)
  17. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  18. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  19. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  20. Требуется чудо (5)
  21. Смерть Ахиллеса (4)
  22. Темный лорд (4)
  23. Аутодафе (4)
  24. Летучий Голландец (3)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (3)
  26. Бремя власти (3)
  27. Пирамида (3)
  28. Прозрачные витражи (3)
  29. Принц Каспиан (2)
  30. Аквариум (2)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Хазанов Борис — > читать бесплатно "После нас хоть потоп"


Борис Хазанов


После нас хоть потоп


роман

Памяти другого Рубина



Crebra relinquendis infigimus oscula portis:
Inviti superant limina sacra pedes.
Oramus veniam lacrimis et laude litamus,
In quantum fletus currere verba sinit:
Exaudi, regina tui pulcherrima mundi,
Inter sidereos Roma recepta polos,
Exaudi, genetrix hominum genetrixque deorum!
Non procul a coelo per tua templa sumus.
Te canimus semperque, sinent cum fata, canemus:
Sospes nemo potest immemor esse tui.
Rutilii Cl. Namatiani.
De reditu suo. Laudes Romae 1.

После нас, разумеется, не потоп,
Но и не засуха.
И. Бродский

I. Птицы, или Предупреждение

В первых числах сентября всем нам памятного года произошло необыкновенное
событие. Никто не знал толком, когда это случилось, скорее общественность
столкнулась с уже совершившимся фактом. А именно: несколько больших улиц
вдоль западно-восточной оси города вместе с прилегающими переулками и
дворами оказались загрязнены липкой зеленоватой массой, издававшей
отвратительный запах; вещество, как показал анализ, было животного
происхождения и содержало селитру. Малыши, празднично одетые по случаю
начала занятий, не могли добраться до школы, кое-где на перекрестках
забуксовавшие трамваи сошли с рельсов. В центре, от бывших Сретенских ворот
к площади, переименованной в честь забытого революционера, вниз по
трамвайным путям сползала тускло поблескивающая на солнце, маслянистая
серо-зеленая жижа; из домоуправлений поступили сигналы о том, что на крышах
обнаружены скопления в виде широких блинов; фасады общественных зданий были
обезображены, тестообразная масса свисала с карнизов, шлепалась на тротуары,
неслыханному осквернению подверглись памятники вождям, зловоние витало над
городом.
Недоумение, растерянность, грозные запросы начальства и невразумительные
ответы низовых инстанций напоминали дни начала войны и, как в первые военные
дни, сменились лихорадочно-хаотической деятельностью; посыпались приказы,
телефонограммы, кто-то лишился партийного билета, кто-то был арестован, была
мобилизована служба очистки, объявлен коммунистический субботник.
Перепачканные добровольцы самоотверженно размахивали метлами и отколупывали
скребками быстро засыхающую массу. Пожарные в сверкающих касках, стоя с
брандспойтами на головокружительной высоте, обдавали маслянистыми брызгами
толпящихся на мостовой зевак. Были приняты особо решительные меры по
сохранению спокойствия и порядка, пресечению паники и провокационных слухов.
Громкоговорители передавали бодрые марши. Газеты сообщили о трудовых
подвигах рабочих на предприятиях и тружеников полей, загадочный инцидент был
обойден молчанием. Перед общественными банями выстроились километровые
очереди. Оттого что в городе днем и ночью бесперебойно работало несколько
сот пожарных стволов, возникли перебои с водоснабжением. Переполнились
водостоки. Понизился, а затем резко поднялся уровень воды в реке, и в ряде
мест грязная, дурно пахнущая вода залила набережные. Старые люди ломали
шейку бедра, падая на скользких тротуарах. Грузовики с солдатами, потеряв
управление, сталкивались бортами. Липкое вещество присохло к решеткам,
телефонным будкам, парадным подъездам, вывескам, доскам с портретами
передовиков, к городскому транспорту и к одежде прохожих.
Так прошло несколько дней, и волнение начало успокаиваться, когда внезапно
перед рассветом население было разбужено шумом крыльев. Затем раздался
оглушительный рев моторов, свист пиротехнических ракет, стук хлопушек и
других подобных приспособлений: запоздалая, но все же не совсем бесполезная
мера властей. Некоторые граждане, выбежав на улицу, хлопали в ладоши и
размахивали швабрами, надеясь отогнать налетчиков от своего дома. Но за
одной эскадрильей следовала другая. Стало ясно, что птицы, сделав огромный
круг, вернулись. Обеспокоенные шумом, они уронили новые порции испражнений
и, к всеобщему негодованию, загадили Красную площадь.



Птицы происходили, по заключению специалистов, из пустынь Центральной Азии.
Было высказано предположение, что они сбились с пути во время сезонного
перелета: сильный юго-восточный ветер отнес вожака, а следом и всю стаю
далеко от привычного маршрута. Возможно, вид высотных зданий послужил
ошибочным ориентиром для птиц, которые приняли их за скалы. Эти вопросы
значительно позже, когда все уже было позади, стали предметом дискуссии в
ученых кругах; журнал "Вестник орнитологии" организовал представительный
"круглый стол", хотя место действия по цензурным соображениям было
перенесено в одну из зарубежных стран. Бомбардировка испражнениями была
тайной, о которой все знали или по крайней мере слыхали, и оттого она
выглядела еще таинственней.

Сказанное обусловило особую трудность, на которую натолкнулись наши старания
отделить достоверную информацию от домыслов и преувеличений. (Некоторые из
опрошенных лиц были убеждены, что вся эта история - легенда. Близкой точки
зрения, по-видимому, придерживались и органы массовой информации, в
появившихся наконец сообщениях говорилось об отдельных случаях загрязнения
городских объектов.) Птицы принадлежали к отряду журавлиных и ближе всего
могли напомнить туранских журавлей рода grus cyclops, хотя и для этих, почти
вымерших пернатых представлялись непомерно крупными. Как могли они залететь
к нам? Говоря военным языком, как им удалось проникнуть в воздушное
пространство города? А где же была ПВО? Птиц не засекли радары. Самая
грозная в мире авиация даже не поднялась в воздух, чтобы отразить налет. Не
была ли стая специально заслана в нашу страну? Не вызвано ли изменение
потоков воздуха нарушением экологического баланса планеты? Представляют ли
птицы неизвестный, еще не описанный в науке вид или мутацию известных видов?
Каков гормональный баланс этих оживших ископаемых?
Практический интерес представлял вопрос, что с ними делать. Взъерошенные
существа с тусклыми ночными глазами, обессиленные долгими блужданиями и
неукротимой диареей, опустились во дворах и переулках. Любопытно, что и
здесь они пытались размножаться: кое-где в укромных местах были обнаружены
самки, сидящие на яйцах. Застигнутые врасплох, пробуя взлететь, они с шумом
проносились мимо окон, задевали за пожарные лестницы, ломали ветхие
водосточные трубы. Чтобы подняться в воздух, птице такого размера нужен
значительный разбег. Птицы сновали по тесным дворам на длинных чешуйчатых
ногах, скользили в собственном помете, хлопая крыльями, испускали хриплые
крики; временами им удавалось взлететь до уровня второго этажа, и где-нибудь
за углом слышался звон стекла: это гигантский журавль с размаху всаживался
клювом в витрину, где отражалось небо. Хуже всего было то, что, несмотря на
полное отсутствие питания, эти существа продолжали обильно испражняться.
Хотя милиция и внутренние войска оцепили центр, им не удалось надлежащим
образом справиться со своей задачей. Сотни посторонних лиц просочились на
площадь. Стоя по щиколотку в грязи, толпа, как зачарованная, следила за
верхолазами, которые с помощью кранов, вооружившись шлангами, пескоструйными
аппаратами, раздвижными трехметровыми швабрами, пытались счистить помет с
исторических башен. Более или менее успешно удалось сгрести кал с мавзолея.
Невыполнимой задачей, однако, оказалась очистка кремлевских звезд. С
гигантских, оправленных в стальную арматуру лучей из рубинового стекла,
подобно чудовищным сталактитам, свисали грязные, засохшие комья.
Исключительную опасность представляло вращение звезд на шарнирах вокруг
опорных осей под напором ветра.
Размочить окаменевший помет не смогли бы даже многодневные проливные дожди.
Это не было неожиданностью для копрологов - специалистов по экскрементам
животных и птиц. Но они не решались - по понятным соображениям - высказать
свои опасения вслух.
В свою очередь, начальство, хоть и прекрасно понимало опасность паники,
недооценило психологию глупого населения. Хуже того, руководство не учло
громадного политического и национального значения звезд. Граждане столицы
привыкли к сиянию малиновых светил в вечернем небе, и не просто привыкли;
можно сказать, что искусственное неугасимое созвездие раз и навсегда
утвердило в умах астрологию надежно предустановленного будущего. Вот почему
народную душу так тяжко поразило временное отключение сверхмощных ламп в
тысячу свечей. И то, что затем произошло, представляло собой уже вполне
очевидный и несомненный плод расстроенного народного воображения; упомянуть
этот эпизод можно разве только для полноты рассказа.
Говорили, что в полночь раздался грохот. Якобы этот грохот слышали во всем
старом городе, в пределах бывшего Бульварного, отчасти и Садового кольца.
Эхо разнеслось еще дальше, докатилось до окраин, где его приняли за рокот
непогоды. Гром повторился через две-три минуты. Некоторым жителям послышался
звон стекол, почудился звук чего-то лопнувшего. Кое-кто клялся, что видел
молнию короткого замыкания. После чего, как утверждают, наступила зловещая
тишина. На рассвете люди высыпали на улицы. К этому времени все главные
улицы, все радиусы столицы были перегорожены грузовиками, на перекрестках
выставлены конные пикеты, проходные дворы перекрыты, чердаки заняты милицией
и войсками. Шепотом, под большим секретом, со ссылками на осведомленных



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8
РЕКЛАМА
Суворов Виктор - Очищение
Суворов Виктор
Очищение


Березин Федор - Экипаж черного корабля
Березин Федор
Экипаж черного корабля


Афанасьев Роман - Воин Добра
Афанасьев Роман
Воин Добра


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.