Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (75)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (14)
  7. Аквариум (14)
  8. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  9. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  10. Поводыри на распутье (11)
  11. Чудовище без красавицы (10)
  12. Гнев дракона (8)
  13. Бубен верхнего мира (8)
  14. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  15. Гиперион (7)
  16. Вещий Олег (7)
  17. Брудершафт с Терминатором (6)
  18. Покер с акулой (6)
  19. Роксолана (6)
  20. Путь Кейна. Одержимость (5)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  23. Яфет (4)
  24. Журналист для Брежнева (4)
  25. По тонкому льду (4)
  26. Цифровая крепость (4)
  27. К "последнему" морю (4)
  28. Ричард Длинные Руки - 1 (4)
  29. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  30. Пощады не будет (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Хлумов Владимир — > читать бесплатно "Графоманы"


Хлумов В.


ГРАФОМАНЫ


Но вспять безумцев не поворотитьОни уже согласны заплатить Любой це-
ной, и жизнью бы рискнули, Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшеб-
ную невидимую нить, Которую меж ними протянули.
В.С.Высоцкий
Последние попытки
По воскресеньям Михаил Федорович Мозговой не любил отдыхать, но нао-
борот, плодотворно работал. Он мог просидеть целый день, не выходя из
своей небольшой холостяцкой квартиры. Здесь был его кабинет, здесь он
был главным администратором, здесь он был свободным человеком.
В принципе Мозговой являл собой идеал суровягинского сотрудника. В
нем разумно сочетались страсть к науному исследованию и здоровое профес-
сиональное честолюбие. Такая холодная характеристика могла унизить кого
угодно, но не Михаила Федоровича. Ведь его современный статус был не
следствием врожденного цинизма, а результатом многолетней мучительной
борьбы.
Сознательную жизнь он начал с глубоким убеждением, что талант и рабо-
та с неизбежностью должны быть вознаграждены. Собственно, ни о каком
примитивном вознаграждении не могло быть и речи. Мозговой понимал под
ним, в первую очередь, самые чистые свидетельства успеха - уважение и
любовь со стороны окружающих. С такими представлениями вначале докатился
до несчастной неразделенной любви, а позже - до жесточайшего, унизи-
тельнейшего конфликта с университетским начальством. И тогда он одержал
первую убедительную победу над собой. В один чудесный день, из вечно не-
довольного, замкнутого космополита, Мозговой превратился в делового и
открытого члена коллектива. Зачем притворяться и строить из себя нес-
частного мученника, решил Миша Мозговой, если время требует людей опти-
мистичных, деятельных и счастливых. Единственное , о чем он теперь сожа-
лел, так это о том, что так поздно сделал открытие, которое другие, бо-
лее умные люди совершают в более ранние молодые годы.
Воспоминания о том дне перерождения часто посещали Мозгового. Так
удачливый актер вспоминает первую премьеру, и сопутсвующий ей страх про-
вала, ужас холодного равнодушия первых рядов. Аплодисментов не было, не
было и цветов. Потому что спектакль поставили в новейшом духе, когда
зрители и актеры творили действие совместно. Особенно запомнилось одно
лицо, неприятным понимающим взглядом с кривой стандартной ухмылкой, буд-
то намекающей: не подставляй шею, но подставляй зад. И он переминался и
конфузился на ковре, еще не умея посмотреть прямо в глаза членам ответс-
венной комиссии. И выйдя, он поклялся, что никогда впредь такой позор
больше не повторится. Все изменилось после того дня. Жизнь стала значи-
тельно интереснее. Он, вдруг, обнаружил, как из сухих асбстрактных фор-
мул вырастает надежное земное благополучие. Ну, а что в этом плохого?
Но в последние год-два стала беспокить некая затянувшаяся пауза в его
достижениях. Защитив с блеском, как говорили коллеги, диссертацию, он
вдруг обнаружил явную диспрпорцию в распределении благ между сотрудника-
ми профессора Суровягина. С какой это стати он, наиболее квалифицирован-
ный и умелый работник, находится на третьих ролях? Взять хотя бы Каляби-
на - тугодум, зануда, десять лет обсасывает чужую идею, а получает чуть
ли не в два раза больше Мозгового. Его любит профессор, а почему его не
любить? Туп, исполнителен, безопасен.
- Ничего, я вас взбодрю, голубчики, - громко, так, чтобы было слышно
во всех уголках комнаты, пригрозил Михаил Федорович.
Тем врменем к нему в лифте поднимался Марк Васильевич Разгледяев, че-
ловек определенных занятий, весьма строгих принципов и в то же время,
как и все мы, не лишенный способности ко всякого рода стихийным душевным
порывам и необдуманным поступкам. Не справедливо винить его одного в
собственных бедах. Иначе, как бедой, и не назовешь то незавидное положе-
ние в котором он очутился. Поверьте, роль покинутого мужа вовсе не шла
ему. Конечно, разводы - вещь распространенная в наше просвещенное время.
Зная об этом, Марк Васильевич построил семейную жизнь с правильным, в
целом, убеждением, что настоящий крепкий брак покоится на естественных
любовных отношениях. В этом смысле образцом чистоты чувств, является лю-
бовь молодой особы в возрасте семнадцати лет. Встретив Елену в столь
удачный момент, Марк Васильевич воспылал. Он тяготел к метафизике, но в
то же время очень материалистично был настроен по части женской красоты.
Да и в наше время, женское сердце весьма подвержено витьеватым словесным
приемам. Искреннее восхищение молоденькой девчушки, незамедлило перерас-
ти в нечто большее и началась их совместная жизнь, прервавшаяся недавно
таким нелепым образом. Больше всего Разгледяева поразила та быстрота, с
которой вся воспитательная работа, произведенная в течение шести лет,
соврешенно пошла на смарку. Отсюда - и та нервозность в попытках восста-



новить попранную справедливость.
Мозговой встретил Разгледяева как старого знакомого:
- Добрый день, Марк Васильевич. Что же не предупредили, я бы пригото-
вился...
- Ладно, без церемоний обойдемся.
- Конечно, конечно, посидим, как говорится, по-холостяцки, - немед-
ленно согласился хозяин.
Разгледяев неласково посмотрел на Михаила Федоровича и уверенно про-
шел в комнату.
- Кому поручено рецезировать рукопись?
- Понимаете, все получилось не совсем так, как хотелось, ну да не
важно, я вас уверяю, Калябин - просто зверь...
- Калябин? - переспросил морщась Разгледяев, - Кто такой?
- О, не извольте беспокится, апологет, профессионал! Он так и гово-
рит, что их с профессором теория двух девяток не приемлет десятых спут-
ников и всяких там физическмх полей.
- Плевать. Как он насчет инженера настроен?
- Стопроцентно, не сомневайтесь. Кроме того, профессор лично взъярен
и не допустит, так что будьте спокойны - живого места не оставим.
- Да уж, постарайтесь, - начальственно попросил Марк Васильевич. - А
кто у вас там, такой молодой из ранних?
- Ермолаев?
- Чего он под ногами путается? Может у вас мнение не сложилось?
- О, не обращайте внимания, безопасен, даже, я бы сказал, наоборот -
полезен. Он, знаете, мне много понарассказал, - Мозговой заметив легкую
тень на лице гостя, тут же уточнил. - Нет, конечно, не в смысле выших
приватных дел, в смысле облика инженера. Теперь ясно - сплошное диле-
танство.
Этот интересный разговор внезапно прервался телефонным звонком Толи
Ермолаева. Нервно и сумбурно он просил о встрече. Мозговой предложил по-
говорить завтра, но Толя отказался трагическим - завтра будет поздно.
Тогда, Михаил Федорович стал говорить о вечере, но Толя, оказывается,
был уже у дома и только из приличия предупреждал хозяина.
Важная встреча была скомкана. В спешке Разгледяев дал некоторые руко-
водящие указания и, особенно, просил сразу после ученого совета, доло-
жить о результатах. Разумеется, не могло быть и речи о каком-либо адми-
нистративном руководстве, просто слова Разгледяева и особенно тон, отра-
жали крайнюю заинтересованность Марка Васильевича.
Едва исчез первый, как на квартире Мозгового появился второй посети-
тель.
- Как проходит операция Сирень? - с преувеличенной веселостью спросил
Михаил Федорович, разглядывая взлохмаченного гостя. Толя даже не улыб-
нулся.
- Нужно что-то предпринимать.
- В смысле?
- Надо отменить совет.
- Каким образом да и что за нужда такая срочная? - Мозговой сделал на
лице простоватое удивление.
- Нужно что-то придумать...
- Стойте, - перебил хозяин, - Давайте спокойно разберемся. Что за
непридвиденые обстоятельства, расскажите по-порядку.
- По-порядку, по-порядку, - Толя досадно махнул рукой. - Тут все пе-
реплелось! Не нужен ему сейчас доклад, здесь столько поставленно... Я
звонил Калябину, но он ничего не хочет знать. Они с профессором намерены
сравнять инженера с землей. А если он завтра провалится, то полная ка-
тастрофа.
- Да, постойте же, вы раньше не догадывались, что он графоман? Вы что
ли сомневаетесь еще?
- Не знаю, - отмахнулся Толя и после секундного колебания выложил все
о вчерашней вечеринке.
Мозговой с нескрываемым интересом слушал Толин рассказ, и даже посс-
меялся над дирижаблями.
- Равнодействие? Ха. - смеялся Михаил Федорович, - А звать Гого-
лем-Моголем? Нда, компания веселая.
Он еще посмеялся и когда Толя окончил всю историю, с каким-то нос-
тальгическим выражением выдал:
- Если откровенно, то я где-то, по большому счету, во всей коллизии
больше сочувствую инженеру. Я даже грешным делом надеюсь... - Мозговой
прервался. - Я читал рукопись инженера и знаете, не все там просто, есть
и мысли и формулы... Какой Калябин, там и сам профессор, я извиняюсь,
вряд ли разберется. Вы мне скажите, что он, инженер - боец?
- Боец? - в недоумении переспросил Анатолий.
- Я имею виду - защищаться он сможет?
- Что проку теперь?
- Зря, зря, не все потеряно. В конце концов - что нам эгоистические



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
РЕКЛАМА
Афанасьев Роман - Война чудовищ
Афанасьев Роман
Война чудовищ


Каменистый Артем - Сердце мира
Каменистый Артем
Сердце мира


Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


Херберт Фрэнк - Эффект Лазаря
Херберт Фрэнк
Эффект Лазаря


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.