Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Гнев дракона (26)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  4. Колдун из клана Смерти (19)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. К "последнему" морю (14)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (12)
  10. Поводыри на распутье (11)
  11. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (10)
  12. Цифровая крепость (9)
  13. Роксолана (8)
  14. Чудовище без красавицы (7)
  15. Покер с акулой (7)
  16. Непредвиденные встречи (7)
  17. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (7)
  18. Гиперион (7)
  19. О бедном Кощее замолвите слово (7)
  20. Вещий Олег (7)
  21. Брудершафт с Терминатором (6)
  22. Путь Кейна. Одержимость (6)
  23. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  24. Ричард Длинные Руки - 1 (6)
  25. Бубен верхнего мира (6)
  26. Кредо (4)
  27. Признания авантюриста Феликса Круля (4)
  28. Умножающий печаль (4)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  30. Журналист для Брежнева (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Шломо Вульф — > читать бесплатно "Убежище"


Шломо Вульф.


Убежище


В ДАЛЕКИЕ ШЕСТИДЕСЯТЫЕ НА ВОДНОЙ СТАНЦИИ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ CТИХИЙНО
СОБИРАЛАСЬ ПОСЛЕ РАБОТЫ ИНЖЕНЕРНАЯ МОЛОДЕЖЬ. ЕСТЕСТВЕННО, НЕ ОБХОДИЛОСЬ БЕЗ
МИМОЛЕТНЫХ ВЛЮБЛЕННОСТЕЙ, НО ВСЕ УЧАСТНИКИ НАШИХ БЕСЕД И ЧАСТЫХ ПОХОДОВ
ЧЕРЕЗ ТАЙГУ ПЕРЕШЕЙКА К УЮТНЫМ И ЧИСТЫМ ТОГДА БУХТАМ УССУРИЙСКОГО ЗАЛИВА
СХОДИЛИСЬ В ОДНОМ: НЕТ НА СВЕТЕ ДЕВУШКИ КРАСИВЕЕ, ЧЕМ ТАНЯ СМИРНОВА ИЗ
ТАКОГО-ТО КОНСТРУКТОРСКОГО БЮРО. ЭТО БЫЛО НЕЧТО ВНЕ ВСЯКОЙ КОНКУРЕНЦИИ НЕ
ТОЛЬКО В ЖИЗНИ, НО И НА ЭКРАНЕ. Я ГОРДИЛСЯ ТЕМ, ЧТО МЫ С НЕЙ ИЗ ОДНОГО
ЛЕНИНГРАДСКОГО ВУЗА, ХОТЯ ТАМ Я И ПОДСТУПИТЬСЯ-ТО К НЕЙ НЕ РЕШАЛСЯ. ЗАТО
ЗДЕСЬ ПОЛЬЗОВАЛСЯ ЕЕ ДРУЖЕСКИМ РАСПОЛОЖЕНИЕМ. ОНА ВПОЛНЕ ОЦЕНИЛА И ОДОБРИЛА
МОЙ ВЫБОР И БЫЛА С МОЕЙ МОЛОДОЙ СУПРУГОЙ В ПРЕКРАСНЫХ ОТНОШЕНИЯХ.
С ТАНЕЙ, МЕЖДУ ТЕМ, БЕЗ КОНЦА ПРОИСХОДИЛИ КАКИЕ-ТО ИСТОРИИ, О НЕЙ
ХОДИЛИ САМЫЕ НЕВЕРОЯТНЫЕ СЛУХИ, КОТОРЫЕ МЕНЯ МАЛО ИНТРИГОВАЛИ -- СВОИХ
ПРОБЛЕМ ХВАТАЛО.
СПУСТЯ ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ ОНА ПОЗВОНИЛА МНЕ УЖЕ В ИЗРАИЛЕ, ВЫЧИСЛИВ
ИЗ-ПОД ПСЕВДОНИМА, ПОСЛЕ МОЕЙ ОЧЕРЕДНОЙ СТАТЬИ В ЗАЩИТУ НОВЫХ РЕПАТРИАНТОВ
СЛАВЯНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ .
КОГДА МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ, ОНА ПЕРЕДАЛА МНЕ ЭТИ ЗАМЕТКИ В НАИВНОЙ НАДЕЖДЕ,
ЧТО МНЕ УДАСТСЯ НАЙТИ ИМ ИЗДАТЕЛЯ.
ТУТ, КАК ГОВОРИТСЯ, НИ УБАВИТЬ, НИ ПРИБАВИТЬ. ТАНЕЧКА КАК ОНА БЫЛА И
ЕСТЬ...
ДА, ЧУТЬ НЕ ЗАБЫЛ! ТУТ У ТАНИ НЕКОТОРЫЕ ФАМИЛИИ, ИМЕНА, ЦКБ, ИНСТИТУТЫ
РАЗНЫЕ УПОМЯНУТЫ. ТАК ВОТ ЭТО ВСЕ ТАК, ДЛЯ БАЛДЫ. ЭТИХ УЧРЕЖДЕНИЙ И ЧАСТНЫХ
ЛИЦ НИ В СССР, НИ В ИЗРАИЛЕ СРОДУ НЕ СУЩЕСТВОВАЛО И БЫТЬ-ТО НЕ МОГЛО. ЕСЛИ
КОМУ ВДРУГ ПОЧУДИЛОСЬ, ЧТО ЭТО ЕГО ИМЕЛИ В ВИДУ В ЭТИХ ЗАПИСКАХ, ТО ЭТО
ЧИСТОЕ СОВПАДЕНИЕ! Я ЖЕ ЛИЧНО ЗА ВСЕ ЧТО ОНА ТУТ МНЕ НАВСПОМИНАЛА ИЛИ
ПОНАВЫДУМЫВАЛА ТЕМ БОЛЕЕ НИКАКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕ НЕСУ, БОЖЕ УПАСИ. И ТАК
ДЕНЕГ НЕТ, ЕЩЕ СУДИCЬ С КАЖДЫМ!..

Не помня прошлого, не имеешь будущего.
Великий детский психолог и педагог сказал как-то, что у души нет
возраста. Те же душевные муки, что я испытывала девочкой, если у меня
отнимали любимую куклу, я чувствую сегодня, уже за пятьдесят, совсем в
другом внешнем виде, в другой стране и в окружении других людей, если вдруг
меня так или иначе ограбили. Это происходит со мной последние десять лет
достаточно часто. Почтовый ящик боюсь открывать, если там любое письмо на
иврите - что там с меня еще?.. Как говорится, наш еврейский образ жизни.
Но меня-то как занесло в эту страну с моими славянскими до обозримого
колена предками по всем линиям? Этот вопрос мне не раз приходит на ум, когда
я бойко говорю на иврите с сефардским гортанным произношением и с неизменным
радостным смехом с придыханием. Сначала моя нынешняя хозяйка поглядывала на
меня при этом с каким-то мистическим страхом, как если бы вдруг заговорил на
том же иврите ее любимый пес, естественно, Бетховен или не менее упитанный
кот по кличке, естественно, Эйнштейн. К интеллектуалам я попала доживать
свой бесконечный трудовой век, черт нас всех побери...
На десятом году вся эта благодать стала совершенно привычным адом в раю
вместо ада в аду, куда переселилась моя родина. А вот как все это началось,
я совершенно случайно вспомнила вчера, когда выгуливала этого своеобразного
интеллектуала и хозяйского любимца Бетховена. Поскольку я и вообразить не
могла, скажем, пса Глинку или Пушкина в моей прошлой жизни, то осторожно
спросила мою миллионершу, почему, мол, Бетховен, а не Бобик? "Как? -
брезгливо скривилась она. -- Вы, русские, не знаете даже, кто такой
Бетховен? Вы и Моцарта не знаете?" Доказывать таким штучкам что-либо -- себе
дороже, пока не я ей, а она мне платит, а потому я двусмысленно заметила
только, что Бобик все-таки лучше...
Итак, занавес открывается.
На сцене -- сквер, где эмигранты, то бишь репатрианты общаются только с
себе подобными, а их собаки -- с кем попало из четвероногих. Три четверти
часа отведено в моем расписанном по минутам рабочем дне на прогулку
хозяйского любимца. Вот он себе какает и носится со всякими патрициями и
плебеями, пока я за ним слежу со скамейки под теплым декабрьским солнцем
Святой земли.
А напротив бушует политический диспут. Мои безработные сверстники
одинаково многозначительно поднимают брови, иронически улыбаясь. Они всерьез
решают что, по их мнению, следует делать премьер-министру Израиля и
президенту России, а также насколько подходит их "русской" партии один
пожилой парень. Мне они всегда действуют на нервы, особенно очередной
горлан, ухитряющийся даже и в этом "споре", где все говорят непрерывно и
никого не слыша, быть каким-то авторитетом.
На этот раз всех переорал некий облезлый высокий тип при галстуке. Я
было внутренне обложила его про себя за особо громкий и вроде бы знакомый
голос, но тут "председатель митинга" вдруг почесал левое ухо правой рукой, а
потом правое -- левой. Такой жест в моей жизни встречался только у одного



человека.
И как-то сразу вдруг исчез Израиль под своим вездесущим солнцем, сгинул
куда-то горластый бездельник-болтун с повадками джентльмена среди себе
подобных, а за ними и саркастическая молодящаяся особа на скамейке, следящая
за чужим псом с идиотским именем.
А за поворотом сцены - балтийский сосновый лес и желтые ровные волны
Финского залива.
¶1§
Мы с этим джентльменом звались тогда Татьяной и Феликсом и учились на
последнем курсе ленинградской корабелки.
В этом акте мы как раз готовились к экзаменам последней сессии, если
вообще можно заниматься зубрежкой в таких сценических костюмах, как
купальники, тем более на общей подстилке с его рукой на моей еще совсем
по-питерски белой спине. Что я видела, глядя в книгу, знает любая бывшая
влюбленная девушка моего возраста. Во всяком случае, и не книгу, и не фигу.
И вот тут перед нами остановилась статная пожилая цыганка. Их много
бродило и бродит по всей России. Да и по Парижу, Риму и Лондону, где я
исхитрилась побывать за время моего "еврейства", облагороженного крутым
никайоном. Только в Израиле цыган почему-то нет и в помине. Не только общины
цыганской -- ни одного! Интересно, правда? С чего бы это, а, евреи?.. А там
цыганки приставали ко всем с профессиональной настойчивостью. Эта сначала
присела на корточки напротив нас, щелкнула колодой карт, а потом как-то
естественно уселась на песок, легко и уютно, как в кресло. Человек так
сидеть не может, подумалось мне.
"А вот, молодые-интересные, - запела она, - я вам погадаю, что было,
что будет, что на сердце, кто кого любит, кто кого обманет и на чем сердце
успокоится..." "Шли бы вы, тетя, к другим, - проворчал Феликс, неохотно
снимая ладонь с моей талии и брезгливо глядя на засаленные карты сквозь
дымчатые очки с безошибочной мощью своего высокомерно-усталого и неизменно
брезгливого выражения несимметричного семитского лица. -- Словно мы сами не
знаем, кто из нас кого любит. Вас, во всяком случае, тут не любят..."
"Не скажи, Феликс, - вдруг сказала она. И как это они читают имена
совершенно незнакомых людей? -- Вот как раз ты тут с нелюбимой девушкой,
которая тебя очень любит. Верно, Таня?" Я заглянула при этих словах в ее
темно-коричневые, сморгнувшие словно в ожидании оскорбления или удара глаза
и как-то сразу ей поверила. Я словно отразилась в ее зрачках с моими
наивными планами и надеждами на этого неприступного парня. Это был даже не
рентгеновкий взгляд -- эка невидаль разглядеть у кого-то желчный пузырь! Это
было нечто неестественное на данном этапе нашего мировоззрения - чтение моих
мыслей. В принципе, не надо было быть такой уж ведьмой, чтобы и без мистики
оценить ситуацию. Достаточно было взглянуть на богатый наряд Феликса,
аккуратно сложенный на песке, всю эту мало кому доступную в шестидесятные
годы замшу и вельвет, и сравнить с моими нехитрыми снастями для ловли
золотой рыбки -- открытым неновым купальником, моей аристократической, как
льстил мне Феликс, прозрачной в едва заметных голубых прожилках кожей,
действительно красивыми длинными ногами и стандартно голубыми для
представителя титульной нации глазами под челкой соответствующего цвета
волос.
"Будем гадать? -- не сводя с меня пристального взгляда сказала она. -
Пожалеешь, Феликс, если я дальше пойду." "Сколько?" -- брезгливо спросил мой
кумир, изящно склоняясь над одеждой за кошельком и торопливо почесывая
крест-накрест оба уха. "Когда лежишь с такой красавицей, то деньги -- дело
десятое. Готовь зелененькую, умница моя..." Она смотрела только мне в глаза,
смело и властно приглашая на парапсихологический диалог.
Прихлопнула смуглой узкой ладонью, словно кузнечика, трешку, брошенную
на песок, сунула куда-то под шарф на поясе и приготовилась к действу.
Только кому это нужно? - хотелось мне ей сказать. Я и сама знала, с кем
имею дело. Не позорься, психолог высокого класса. К чему вся эта клоунада с
грязными картами? Там и тогда я еще верила, что талант должен быть оценен по
достоинству. Поэтому испытывала стыд и боль, словно это не она, а я сама,
зная себе истинную цену, брожу здесь, среди зябких загорающих в поисках
мелкого заработка, обрекая себя на открытое подозрение и насмешку. Эта
уважаемая в своем кругу пожилая женщина, естественно, давно жила не в
таборе, а в каком-нибудь цыганском колхозе. Кто-то там промышлял
выращиванием и продажей цветов, кто-то торговал низкопробной косметикой на
фоне вечного дефицита, а для нее сам смысл всей жизни так и остался в вечном
национальном искусстве гадания, когда вот такая засаленная карта -- только
контрольная запись сложной системы астрологических и логических построений,
телепатии, основанной не только на непостижимом контакте с мозгом
собеседника, но и с самими таинственно мерцющими вечными звездами... Тысячи
шарлатанок вот в таком же экзотическом в наших широтах индийском наряде
бродили по земле, а единицы владели тайной.
Я вдруг представила, как перед ее внутренним взором одновременно
возникали какие-то таинственные геометрические фигуры, наложенные на сетку



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой
Шилова Юлия
Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой


Перумов Ник - Алиедора
Перумов Ник
Алиедора


Андреев Николай - Третий уровень. Между Светом и Тьмой
Андреев Николай
Третий уровень. Между Светом и Тьмой


Махров Алексей - Круг доступа ограничен
Махров Алексей
Круг доступа ограничен


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.