Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Обряд дома Месгрейвов (11)
  5. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  6. Вещий Олег (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Бремя власти (6)
  9. Последний завет (6)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  12. День проклятия (5)
  13. Принц Каспиан (5)
  14. По тонкому льду (4)
  15. Свирепый черт Лялечка (4)
  16. Любовница на двоих (4)
  17. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  18. Горы Судьбы (4)
  19. Круг любителей покушать (4)
  20. Пощады не будет (4)
  21. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  22. Чары старой ведьмы (4)
  23. Кафедра странников (4)
  24. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  25. Требуется чудо (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. Русь окаянная (3)
  28. Московский упырь (3)
  29. Посмертный образ (3)
  30. Мое прошлое (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Тюрин Александр — > читать бесплатно "Большой пробой"


Александр ТЮРИН


БОЛЬШОЙ ПРОБОЙ




Дюймовочке и Колобку, так страстно
любившим свободу, посвящается.


Куда дух хотел идти, туда шли и они; куда бы
не пошел дух, и колеса поднимались наравне с
ним, ибо дух животных был в колесах.
Иез. 1, 2.
К колесам сим, как я слышал сказано было: вихрь.
Иез. 10, 13.

Повествование, представляемое вниманию Жаждущих неявного знания,
первая проба пера Баал Шем Андрея Воробьева. Нашему юному дарованию крепко
за семьдесят. У него уже есть чемодан дипломов и свидетельств разных
университетов и академий, шкаф, забитый докторскими мантиями, на крючке
висит венец Владыки сокрытого слова, собака упражняет зубы на жезле
Старого Учителя. Но тем не менее, Баал Шем написал, а мы, конечно, с
благоговением опубликовали. И все-таки мы спросили его, преодолев
почтение: "Учитель, разве Вам мало того, что Вы имеете? Разве вы не могли
в очередной раз изложить свои высокие мысли в строгой ученой форме?". На
это достопочтенный Баал Шем с обычной своей слабой улыбкой отвечал: "Дети
мои. Я не имею самого главного. Нет в голове верной мысли, чего вдруг
случился полвека назад Большой Пробой, и все тут. Почему прекратилось
взаимное дополнение первоэлементов Металл и Дерево? Зачем Дерево напало на
Металл, взорвав мир Творения? Какая уж тут научная статья. Я просто
попытался стать двадцатилетним хамоватым лаборантиком Воробьем. Я хотел не
мудрить, а пройти по уже изрядно заросшей жизненной тропе назад и
попытаться найти те рычаги, которые свернули несколько пространств со
своих обычных осей. При этом я собирался не стирать пыль с каких-то
древних руин, а поиграть в те игры, которые тогда велись, хотя бы внутри
себя, вот под этой черной шляпой... Это повесть о моем друге по имени
Дмитрий Торн, который оказался на самой линии столкновения двух Начал. Я
надирал его в карты, хлопал по плечу, дескать, учись, пил с ним слегка
прокисшее пиво. Он рассказывал мне о своих видениях, злоключениях, а я
считал его треплом... В своей книге я показал визионерство Торна без
всякого анализа, не выходя за рамки его представлений. Но именно в таком
изложении оно дает почву для благочестивых рассуждений о том, что предметы
и явления нашего мира не больше чем покровы сущностей, чьи тела пребывают
в иных, более тонких мирах. Тогда эти сущности официально прозывали
вихреобразованиями, даже биогравипучками, на сленге кольцевиками и
столбовиками, теперь, более верно, Речениями. Надо всегда помнить, что
люди во времена Большого Пробоя не умели читать Речения по Буквам, их
составляющим, не знали даже господствующих Букв. Только немногие, такие
как Торн, понимали Речения в целом, чувственно, в каких-то образных
облачениях. Эти люди немало потрудились, чтобы смягчить грядущие
потрясения".
Сказав это, Баал Шем снова погрузился в работу, и мы отошли от него.
Мы поняли его намерение кинуть читателя в воду ушедшего, так, чтобы он или
поплыл, или смущенный, выбрался на берег. Поэтому ничего, кроме толковника
забытых слов, мы не прилагаем к повести о Большом Пробое.
Академия прикладной каббалистики,
гора Кармил, 5847/2090 г.


1. ПЕРВЫЙ БЛИН РЯДОВОГО ТОРНА
Вертолет тужился, рубя лопастями замороженный навеки воздух. Сержант
Пилипенко ненавязчиво объяснял повадки дам. Ефрейтор Котов искусно вел
политическую информацию для вызревания политической грамотности в мозгах.
Другие участвовали в беседе просто так, для звука. Из магнитофона кричал
Высоцкий про капитана, которому не бывать майором. Инженер-капитан Лямин
набрасывал на газете проект аэроклозета, много лучшего, чем существующие
образцы. Рядовой Торн, мягко говоря, задумался, а вернее отключился.
Происходящее под шапкой-ушанкой рядового иногда было неуместным. Вообще-то
не иногда, а всегда. И когда люди замечали, что с ним творится неладное,
то торопились как-то помочь ему, вытянуть из этого состояния, занять



чем-нибудь. Но однажды, будучи предоставлен самому себе, Дмитрий Торн
набедокурил в ближайшем к части поселке. Вышел из магазина (где купил три
пачки папирос, свистнул одну), отчего-то развеселился и отправился
прямиком на почту. Там бросил в ящик письмо с адресом на конверте:
"Гонолулу. Гонолульский университет, Роду Крюкоу". А подписался в письмеце
для пущей солидности - "инженер Лямин". Но обратным-то адресом Торн,
растяпа, указал не дом знакомой буфетчицы, которая подкармливала его в
обмен на комплименты, а Н-скую часть. Потом Торн узнал, как эта оплошность
по Лямину шарахнула. Писарь-москвич рассказывал, икая от смеха. Крюкоу-то,
вежливый человек, дал ответ, просил разрешения использовать что-то в своем
мудреже, приглашал в солнечный Гонолулу выпить и закусить. Обвинение в
шпионаже в пользу разведок все-таки сняли с Лямина, облегчили душу. Но
заставили капитана писать опровержение в Пентагон, копией в ООН. Дескать,
господин хороший, Род-урод, ты нас не трожь, и мы тебя не тронем. И
послали Лямина от неприятностей подальше, налаживать аэроклозеты по всему
побережью. Эти достижения передовой оборонной мысли в отдельно взятых
случаях противились командам человека и выбрасывали субпродукт
произвольным курсом. Было много раненых и контуженых среди личного
состава. Вместе с капитаном Ляминым отправили и отделение, где служил
непримечательный заслугами, но хлопотный боец Дима Торн.
Итак, сознательный ефрейтор Котов четко и умело вел политинформацию.
В сложных явлениях он выделял простую суть, а несложные вообще делал
родными и близкими, меняя малоизвестные слова на общеупотребительные.
Он рассказывал, как служит людям сверхпроводимость. Как парят над
несущими поверхностями сверхавтобусы. И сверхкомпьютеры на десять лет
вперед знают, когда тебе лучше чихнуть, а когда скрипнуть. А сверхдома,
они же пирамиды, растут, что баобабы, сами ползут наверх блоки и сами
привариваются. Бананы в сверхфольге сами прыгают в рот, только раскрывай
совок. И бабы со сверхмастерством... начал развивать тему Котов, но
капитан показал свое командирское присутствие, притормозил рассказчика.
Иллюстрировать не дают, обиделся ефрейтор и подошел ближе к тексту,
прочитал по слогам еще много прекрасного и удивительного.
...Направленный му-та-ге-нез. Ворошиловские стрелки стреляют из
ускорителя по геному клетки метко и ловко, гены свиваются, извиваются и
матюгаются. А что мы их будем жалеть? Они-то нас не жалеют. И в результате
того, сообщил по большому секрету Котов, куры, овцы и козлы - уже не
звери, а почти товарищи. Скоро будут лекции блеять и показывать фокусы под
прилавком. А бойцам за них шерсть растить на одном месте и нести яйца.
Солдаты заржали. Хуже жеребцов. Торн заерзал. Почему так по-жлобски
обошлись с ним, то есть с капитаном Ляминым? Почему так жрали того на
проработках? Ведь ничем особенным Торн не делился с Крюкоу.
Написал, что лучше живется-можется тем, у кого нет количества, а
значит и массы, пространства, времени, тем, кто не выискивает энергию, не
боится, что ему придет хана. Мол, есть такие потусторонние праотцы. Каждый
из них знает, какую себе постылую жизнь сделает, если обрастет земным
жирком и начнет заботиться, чтобы его никто не обижал. Поэтому им лучше
просто мечтать, экие они были молодцы, когда б захотели. И большая часть
вселенной-универсума заполнена голыми мечтами-вихрями этих праотцов. Но за
особо вредное мечтанье тамошнее начальство может праотца разжаловать и
заставить воплотиться в мире сем для отбытия срока наказания. Ниже расчеты
по определению удельного веса разных праотцов в мире ином.
Еще писарь говорил, что замполит отстоял Лямина. Мол, какой же он
шпион, наш Рома Лямин. Ведь только в нашем полку аэроклозеты налажены на
"пять". Все, небось, с удовольствием пользуются. А какие стишки про
"лю-лю-любовь" Роман пишет в областную газету! Капитан с замполитом потом
снизили уровень сознательности, приняли на грудь, и давай кататься на БТР
по тундре. Торн сам потом машину драил.
Полет продолжался. Котов никогда не унывал. Он просвещал. Плодится-де
всякая зловредная шушера, "волки", "макаки", "козлы", а среди них
экстрасенсы-ведьмаки. То есть, не вдруг плодятся, а это бывшие "зеленые",
хипаны и вегетарианцы всех мастей идейно доросли. Раньше они по природе
бегали с голой попой и других уговаривали побегать. А теперь им негде
питаться, и про лужайки с кустами никто даже мечтать не хочет. Тогда
привязались паразиты к нашему прогрессу, как глисты к прямой кишке.
Внушают отвращение к нашей могучей технике, особливо к сверхпроводящим
штукам-дрюкам. Где пройдет ведьмак, там шмяк и кряк. У мотора инфаркт, у
магнитной подушки нет магнитных перьев, даже упаковочная пленка начинает
харчить завернутые в нее продукты. Вот еще наглядный пример: наш передовой
отечественный робот, весь на сверхпроводимостях, примагнитился к
иностранной министерше. Мягко говоря, накинулся на бедную женщину и стал
искать у нее на теле разъем. Еле от той страны откупились. Чем такой, с
позволения сказать, робот отличается от рядового Нодия?
- Котов, Котов, - укоризненно произнес капитан.
- Ах, простите, я так страдаю, - оперным тенором взвыл Котов и
продолжил на подъеме практически без газеты. В противовес паскудам были



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
РЕКЛАМА
Емилина Ника - Демон
Емилина Ника
Демон


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


Самойлова Елена - Синяя Птица
Самойлова Елена
Синяя Птица


Махров Алексей - В вихре времен
Махров Алексей
В вихре времен


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.