Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (116)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (106)
  3. Париж на три часа (61)
  4. Начало всех начал (55)
  5. Шпион, или повесть о нейтральной территории (46)
  6. Гнев дракона (46)
  7. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (35)
  8. Омон Ра (34)
  9. Тимур и его команда (34)
  10. Свирепый черт Лялечка (29)
  11. Покер с акулой (29)
  12. Любовница на двоих (27)
  13. Пелагия и красный петух (том 2) (25)
  14. Цифровая крепость (24)
  15. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  16. Киммерийское лето (18)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (18)
  18. Имя потерпевшего - никто (18)
  19. Ледокол (17)
  20. Колдун из клана Смерти (15)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Непредвиденные встречи (13)
  24. Брудершафт с Терминатором (12)
  25. По тонкому льду (11)
  26. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  27. Роксолана (10)
  28. Умножающий печаль (9)
  29. Прозрачные витражи (8)
  30. Битва за Царьград (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Федоров Игорь — > читать бесплатно "Старик"


Игорь ФЕДОРОВ


СТАРИК

(апрель, 2200)



Он открыл глаза. Пыль неподвижно висела в красных лучах восхода.
Прислушался. Из детской ничего не было слышно. Значит Артемка где-то
гуляет. Надо вставать. Медленно развернул одеяло, тот кокон, конверт, в
который запаковывался на ночь - мерз, несмотря на постоянную нужную
температуру в комнате. Подогнул ноги. Оперся рукой на подушку и рывком сел
на краю кровати. В глазах потемнело. Он положил локти на колени, опустил
голову, с сожалением глядя на свое желтое тело, дряблые мышцы. Голова
мелко тряслась, руки на коленях - тоже. Опять давление с утра... Надо бы
еще одеться... Но это потом. Сначала музыку.
Без музыки он, наверное, долго бы не выдержал. В годы его молодости
ей уделяли гораздо больше внимания, чем теперь.
Она была и досугом, и идеологией, и символом клана единомышленников,
и поводом для гонений. Ее слушали, сочиняли, записывали, переписывали,
давали послушать, исполняли так истово, так самозабвенно, но это
впитывалось в тебя на всю жизнь. Вот и сейчас он не мог без нее. Нынешние
молодые этого не понимают. У них все совсем другое. Другие интересы, дела,
заботы, цели. Старик готов был признать, что более осмысленные,
благородные, но понять их он не мог.
Старик подошел к музыкальному центру, опираясь рукой на спинку
кровати и шаркая тапками, выбрал пластинку и нажал кнопку. "Пинк Флойд".
"Вам бы там побывать". Это лучше всего подходило к сегодняшнему утру. И к
вчерашнему. Игла тонарма опустилась на черный диск и тишину начал медленно
подавлять тягучий стон органа. И этот тонарм, и диск, да и весь
музыкальный центр были подделкой, искусной копией настоящих. Старик знал,
что вся музыка давно хранилась в центральном информатории, и его комната
просто к нему подключена. А видимость музыкального центра устройству
вызова придал его сын. Он знал, что старик так привык, что ему будет
приятно. Старику, конечно, было приятно, но было и неудобно - беспокоить
сына, отвлекать его своими стариковскими прихотями. Поэтому он со
смущением принимал подобные подарки, видя в них, кроме всего, своеобразные
извинения за недостаток внимания.
Слушая музыку, он одевался, время от времени отдыхая. Потом привел
себя в порядок, сел завтракать. Есть не хотелось, но надо было. Он
понимал, что надо. Иначе он совсем ослабеет, будет доставлять окружающим
еже больше хлопот. Прихлебывая теплый чай и неприятно - он знал это -
чавкая картофельным пюре, он бессмысленно смотрел в окно.
Стать бы сейчас опять молодым, прокатиться лихо вот на этих
вертолетах, гравикарах, вот с этими смеющимися девушками, так же широко
улыбаясь. Скинуть с себя груз этого старого тела, бесполезного опыта,
усталости лет. Старик горько усмехнулся. Кажется, ему знакомы все эти
рассуждения. Где-то он это уже слышал или читал раньше, но не понял и не
поверил. Не до того было. А сейчас вот и он к этому пришел... Потерять,
нисколько не жалея, годы и годы жизни, чтобы зажить снова, заниматься
важными и нужными кому-то делами, что-то строить, о чем-то спорить, с
чем-то бороться. А потом собраться с друзьями в эээ... где они сейчас
собираются? Ну хоть бы здесь, дома, подключиться к центральному
информаторию, выпить... А что-они сейчас пьют?
Впрочем, что построить? О чем спорить? За что бороться? Все давно
построено. Все доказано, по крайней мере - себе. И все, за что стоило
бороться, давно достигнуто. Зачем? Зачем опять? Мало ли, что ли, было? И
девушек, и музыки, и споров... Чтобы потом опять сидеть вот так за столом,
чавкать пюре и бессмысленно таращиться в окно, разинув немощный рот? Нет
уж, все хорошо в свое время. Да и нечего даром душу травить. "Вам бы там
побывать"... Самое интересное в том, что когда ты "туда" доберешься, тебе
"туда" уже не надо. Если бы был какой-то способ попадать сразу в мир своей
старости, на все готовенькое, со своим будущим опытом, со своими
заработанными в будущем благами, а потом всю жизнь отрабатывать это,
умерев ни с чем, как рождаются, пусть даже в полной нищете. Старику ведь
так немного надо из того, что он наконец заслужил. Нет, все же жизнь
несправедлива. Вот я попал "туда". И что же мне теперь тут делать?
Завтрак он окончил одновременно с последними аккордами музыки. Теперь
надо было придумать, как занять себя на остальной день. Правда, скоро
будет обед, а потом ужин. А в остальное время?
Он встал и, придерживаясь рукой за стену, вышел из комнаты. В
коридоре была совсем другая жизнь. Сверкают стены из какого-то нового
материала, совсем не вредного, вредный они теперь не применяют. Потолок
светиться голубизной неба, по полу снуют роботы. Старик постоял немного,
привыкая к этому суматошному ритму, пытаясь включиться в него. Ему



казалось, что вот сейчас, неизбежно, какой-то робот врежется в него,
собьет с ног. Сын не раз объяснял ему, что такое невозможно, он верил ему,
все понимал, но все же, вдруг... Нет, в коридоре было неуютно. Не
торопясь, иногда останавливаясь, вздрагивая при каждом приближении робота
и щурясь от яркого света, он пошел на кухню. Но уже на полпути передумал.
Там вообще было ему не место, царство техники и резких запахов,
несъедобных блюд и вечного шума.
По пути была комната сына. Там тихо, спокойно, чисто, порядок... В
том-то и дело, что порядок. После каждого посещения стариком комнаты сына
в его отсутствие тот был недоволен. Он, конечно же, ничего не говорил
старику, но было видно. Разумеется, старик не так внимателен, мог положить
что-то не туда, что-то сдвинуть, на что-то даже сесть. Тем более, что
назначения и ценности многих вещей в комнате сына он не понимал. Но сын
мог бы и прощать это старику, невелика беда. Впрочем, он и прощал... Нет,
к сыну лучше не заходить.
А вот в детскую можно. Жаль, внука нет. Он со всей своей детской
непосредственностью любит дедушку, пытается втянуть его в свои детские
игры и с такой же непосредственностью убегает на улицу. Не понимает еще,
что скоро деда не станет, не ценит время. Это умение приходит тогда, когда
времени уже нет. В детской, конечно же, беспорядок, по стенам бегут
невыключенные звери, летают и ползают по полу игрушки, заведенные с утра.
А внука нет. Постой, постой, как же я мог забыть. Ведь он вчера меня о
чем-то просил. Правильно, мы играли в моей комнате, он запускал самолеты,
говорили о времени моего детства... Должна быть запись в блокноте.
Старик закончил путешествие в своей комнате за столом, долго отдыхал,
тяжело дыша и держась за сердце. Потом вызвал аптечку и принял свой
утренний набор лекарств, свою, как он это называл, "атомную бомбу".
Поставил стакан с недопитой водой, робот укатил. Теперь надо было
подождать, пока лекарство подействует... А-а, все равно, днем раньше, днем
позже, какая разница. Острая волна жалости к самому себе вызвала слезы.
Не раскисай, развалина. У тебя есть сейчас дело. Где же этот блокнот?
Ну вот, конечно, как же я так, чуть не забыл.
Внук просил вчера, если я помню, записать какую-нибудь молитву.
Конечно, проще вызвать ее в информатории. Или теперь их там уж нет? Но ему
хочется, чтобы написал я. Конечно же, конечно. Только вспомнить бы. Как
это там начиналось... Черт, ведь никогда не был верующим, а сейчас жалеть
приходится... Господи наш, иже еси на небеси... Так кажется? И в церковь
мы не ходили никогда, некогда было... Да продлятся дни твои... Хм, да уж,
продлятся... Хлеб наш насущный дашь нам днесь... А какая, собственно
разница, как оно там было? Главное, как есть. Ведь это я пишу молитву. Это
моя молитва. Господи, существуешь ли ты? Я о тебе никогда не думал, не
приходил к тебе. Может, напрасно? Может быть, встреться я с тобой раньше,
было бы легче сейчас? Не было бы этих бесцельных дней, пустоты внутри. И
легче бы переносилась старость. В самом деле, может с верой так же, как и
с умением ценить время - приходит тогда, когда уже поздно? Может быть,
может быть... Хотя, о чем бы я молился в молодости? Что бы просил? Может
так:
Господи, если ты существуешь,
Приди ко мне.
Чтобы мне, и друзьям, и детям моим
Избежать кары огненной.
Господи, если нет тебя -
Не приходи.
Мир мечтаний моих,
Если есть ты на свете.
То впусти меня, чтобы все сбылось
И повек было так.
Мир мечтаний моих.
Если ты мираж -
Не мани.
Любимая, счастье мое,
Если ты такова, какой кажешься,
Обними меня, раствори в любви,
Растопи.
Любимая, счастье мое,
Если ты не такая -
Не подходи.
Сам я, тот что живет сейчас,
Если ты таков, каким хочешь быть,
Иди прямо, сделай все,
Сотвори.
Сам я, тот что живет сейчас,
Если ты не такой,
Стань таким.



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Любовница на двоих
Шилова Юлия
Любовница на двоих


Посняков Андрей - Кольцо зла
Посняков Андрей
Кольцо зла


Сертаков Виталий - Коготь берсерка
Сертаков Виталий
Коготь берсерка


Шилова Юлия - Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Шилова Юлия
Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.