Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (105)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (95)
  5. Цифровая крепость (79)
  6. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  7. Начало всех начал (73)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Омон Ра (60)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (38)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  16. Аквариум (25)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Киммерийское лето (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Тимур и его команда (19)
  23. Париж на три часа (18)
  24. По тонкому льду (17)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Ледокол (13)
  27. Один на миллион (12)
  28. Брудершафт с Терминатором (12)
  29. К "последнему" морю (12)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Хаецкая Елена — > читать бесплатно "Обретение Энкиду"


Елена ХАЕЦКАЯ


ОБРЕТЕНИЕ ЭНКИДУ




Особая благодарность моим вдохновителям -
Владимиру Хаецкому и Григорию Жаркову.


Я ненавижу рабство. Когда в Вавилоне были выборы, я голосовал за
мэра-аболициониста. Он, конечно, еще худший вор, чем тот, кого все-таки
избрали, но зато он обещал отменить рабство.
И рабов я тоже ненавижу...
...А вам бы хотелось, чтобы по вашему малогабаритному жилью слонялось
чужое существо, бестолковое и нерадивое?
Я - рабовладелец. Разумеется, не своей волей. Раба мне всучили
любящие родители.
Родители много хорошего сделали для меня. Во-первых, конечно, они
меня зачали и потрудились выносить и выродить. За это я им сердечно
благодарен. Особенно матушке.
Потом они дали мне хорошее образование. Его как раз хватает для того,
чтобы работать там, где я сейчас работаю, но о работе после.
Затем они не позволили мне жениться на девушке, в которую я было
влюбился в семнадцать лет. Поэтому я свободен и счастлив.
Был. Пока они не озаботились повесить мне на шею раба.

Наутро после тридцать первого дня моего рождения я лежал, насмерть
разбитый похмельем.
В дверь позвонили. Решил не открывать. На опохмелку денег не было, а
остальное меня не занимало.
У двери звонили долго, настырно. И скреблись, и копошились. Я,
недвижный, злобился. Одна особо злокозненная пружина впивалась мне в
ребра, но я даже не шевелился. Знал: стоит повернуться, и диван подо мной
завопит на разные голоса.
Стоящий под дверью начал стучать.
Я был уверен, что явились из жилконторы. По поводу неуплаты за
квартиру. Я злостный неплательщик, меня дважды пытались выселить.
У двери потоптались. Чем-то пошуршали, звякнули. Потом, после паузы,
еще раз аккуратно постучали.
Да ну их совсем.
- Кто там? - гаркнул я, не поднимая головы с подушки.
- Господин Даян дома? - спросил незнакомый мужской голос.
- Я дома, - сипло сказал я. - Пшел вон.
- Господин Даян! - крикнули из-за двери. Вежливо, даже жалобно как
будто. - Откройте! Меня прислала ваша высокочтимая матушка... То есть, по
ее поручению...
Я сел на диване. Мне было невыносимо.
- У тебя деньги есть, ты?
- Немного. Мне выдали, когда к вам направляли...
Я пал с дивана на четвереньки. Покачал головой, попытался встать, но
не смог. Если бы я встал, то все равно бы упал.
Уподобившись четвероногому скоту и отчаянно стуча мослами, я двинулся
к двери.
Там ждали.
Я выпрямился, стоя на коленях и цепляясь руками за стену.
- Сичас, - сказал я.
За дверью понимающе сопели и топтались. Я откинул крючок, отодвинул
засов и выпал из квартиры вместе с дверью, распахнувшейся под моей
тяжестью.
Выпав, я оказался в объятиях широкоплечего детины. Он подхватил меня
сильными руками и прижал к груди. Потом сжал за плечи и осторожно утвердил
меня в вертикальном положении.
Я рыгнул ему в лицо - не нарочно. Он стерпел.
Посланец матушки был приблизительно моих лет. Верхняя губа пухлого
рта оперена черной щетинкой, темные глаза глядят из-под широких бровей.
- Господин Даян... - в третий или четвертый раз повторил он.
Меня зовут Даян. Это древнее и славное вавилонское имя. Нужно ли
говорить, что уже в детском дошкольном учреждении мое имя переделали в
"Баяна", да так и повелось. Я и не сопротивлялся.
- Слушай, ты, - сказал я детине. - Сколько у тебя денег, а?
У него оказалось три сикля. На противопохмельные колеса хватит. Если
брать не самые дорогие.
- Брат, - сказал я проникновенно и взял его за руку. - Дуй в



аптеку...
И объяснил, зачем.
Он внес меня в квартиру, помог улечься на диван, подал воды и ушел в
аптеку. Я бессильно смотрел на дверь, которую он забыл за собой закрыть, и
терзался от сквозняка.
Детина вернулся через час. Объяснил, что искал аптеку.
Вместе с ним притащилась вечно беременная серая кошка, жившая в нашем
подвале.
Предки кошки были породистыми голубыми тварями из храма Исет, а эта
была плодом любви священной храмовой кошки с каким-то безродным полосатым
сердцеедом.
Каждые два месяца Плод Любви исправно наводняла двор маленькими
плодами своей любви. Любила она много и разнообразно. Что, естественно,
отражалось на плодах.
Детина выпихнул кошку, незлобиво поддев ее ногой под брюхо, и
захлопнул дверь.
- Давай, - сказал я, слабо барахтаясь на диване.
Он подал мне таблетку, растворив ее в воде. Таблетка шипела и
плясала. У нее был мрачный, средневековый вид. Именно так травили королей
в одном историко-приключенческом сериале.
Я выпил, отдал стакан и лег, закрыв глаза, - ждать, пока полегчает.
Детина громоздился надо мной.
Я открыл глаза.
- Слушай, - сказал я детине, - а кто ты такой? А?..
Вот тут и открылась страшная правда.
- Ваш раб, господин, - сказал детина.
- У меня нет рабов, - сказал я. - У меня принципиально не может быть
рабов. Я аболиционист.
- Ваша высокочтимая матушка так и говорила - ну, этому, на бирже...
Как их? Агенту, - поведал детина. - Мол, мой сын против рабства, но хочу
сделать ему подарок... От материнского подарка, мол, не откажется... У
него, мол, - ну, у вас то есть, - в квартире не хватает хозяйской руки...
Так. У меня в квартире не хватает хозяйской руки. Поэтому мне не
позволили жениться, а вместо того подсунули чужого человека, чтобы он
сделался этой самой хозяйской рукой в моем доме... Подсунули, пользуясь
моей сегодняшней слабостью. В другой день я просто спустил бы его с
лестницы. А сегодня я мог только одно: расслабленно стонать.
Естественно, я сразу же возненавидел своего раба.
Все в нем было противное. И брови эти его широкие, блестящие, будто
маслом намазанные. И щетина над губой. И ямка в пухлом подбородке.
- Уйди, - сказал я.
Он растерялся.
- Куда я пойду, господин?
- Куда-нибудь, - пояснил я. - Чтобы я тебя не видел.
И заснул.

Я проснулся, когда уже стемнело. Во рту было гадко, но голова не
болела и острая невыносимость оставила плоть.
Я осторожно сел. Очень хотелось пить. И еще глодало ощущение
какого-то несчастья, которое постигло меня в те часы, пока я спал. Что-то
в моей жизни изменилось к худшему.
Вот в углу что-то зашевелилось... Сполз с кресла старый вытертый
плед. Из-под пледа протянулась и коснулась пола босая нога. Нога была
толстая, как фонарный столб, белая, густо поросшая волосом.
Раб!
- Пить хочу, - сказал я грубо.
Он поморгал сонно, завернулся в плед и пошлепал на кухню. Его пятки
приклеивались к недавно отлакированному паркету.
Пока я пил, он скромно стоял в сторонке. Я отдал ему стакан и сказал:
- Я буду звать тебя Барсик.
- Барсик? - переспросил он, озадаченный.
- Не нравится "Барсик"? - сказал я. - Тогда Мурзик. Будешь
откликаться на Мурзика?
Мурзик сказал, что будет.

Вы, конечно, скажете, что я засранец. Что нельзя так с людьми
обращаться. А я и не говорю, что можно. Конечно, нельзя. Поэтому я и
голосовал за мэра-аболициониста. Пусть он вор, но он тоже против рабства.
Если кто-то отдан тебе в полное владение, ты обязательно будешь над
ним измываться. И не захочешь, а будешь. Само собой как-то получится.
Закон природы.
Конечно, я над Мурзиком измывался. Конечно, он меня, пьяного,
раздевал и умывал. Конечно, он вскакивал по ночам, когда я сонно требовал



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
РЕКЛАМА
Куликов Роман - На осколках чести
Куликов Роман
На осколках чести


Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


Ильин Андрей - Шпион федерального значения
Ильин Андрей
Шпион федерального значения


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.