Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (54)
  2. Путь Кейна. Одержимость (51)
  3. Гнев дракона (47)
  4. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (31)
  5. Битва за Царьград (30)
  6. Цифровая крепость (24)
  7. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  8. Свирепый черт Лялечка (24)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (23)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  11. Имя потерпевшего - никто (20)
  12. Непредвиденные встречи (20)
  13. Умножающий печаль (16)
  14. По тонкому льду (16)
  15. Начало всех начал (12)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  17. Париж на три часа (11)
  18. Яфет (10)
  19. Аквариум (10)
  20. Замок Броуди (9)
  21. Любовница на двоих (9)
  22. Роксолана (8)
  23. Колдун из клана Смерти (8)
  24. Чудовище без красавицы (7)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  26. Омон Ра (7)
  27. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  28. Вставай, Россия! Десант из будущего (6)
  29. Брудершафт с Терминатором (6)
  30. К "последнему" морю (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Хаецкая Елена — > читать бесплатно "Человек по имени Беда"


Елена ХАЕЦКАЯ


ЧЕЛОВЕК ПО ИМЕНИ БЕДА





Пиф пила кофе у себя на кухне - босая, в одной футболке на голое
тело. Ходики оглушительно тикали и время от времени испускали утробное
ворчание. Сквозь пыльные, два года не мытые окна, сочился солнечный свет.
Стояло лето, такое жаркое в городе, что каждый вдох грозил удушить.
Поэтому Пиф вздыхала осторожно, в несколько приемов.
Ей предстояло дежурство, и она заранее готовилась к томительному
отсиживанию суток в Оракуле. Но с этим ничего нельзя поделать: регулярные
суточные дежурства особо оговорены в контракте, который она подмахнула
полтора года назад.
Встала, поставила новую порцию кофе. Залезла с ногами на подоконник,
высунулась в окно, насвистывая:
Assyrische Soldaten
Tag und Nacht marschieren,
Assyrische Soldaten
Niе kapitulieren...
Ашшурские солдаты
День и ночь в пути,
Ашшурского солдата
Никто не победит...
Посидев с пять минут, Пиф услышала, как за спиной шипит, выкипая,
кофе. Пиф сползла с подоконника, выключила газ. Наполнила, не споласкивая,
чашку второй порцией. Когда кофе сбежит, остатки горчее, чем обычно. Весь
аромат на плите, среди засохших макарон и старой суповой лужи. Лужа
давняя, пошла трещинами, как степь в пору засухи.
Но вот и вторая чашка допита. Теперь - одеться в белое, до земли,
платье, убрать волосы под покрывало, синее с белой полосой. Очки с
толстыми стеклами придают этому архаическому одеянию совершенно идиотский
вид. Но без очков Пиф почти ничего не видела.
Прилаживая на лбу покрывало, вдруг, как в первый раз, разглядела себя
в зеркале. Пифия. Младшая жрица. Сотрудник Оракула.
Оракул - известное в городе учреждение. Один банк данных дорогого
стоит, а какими делами там ворочают - того ни в одном банке данных не
сыщешь.
Белая полоса на покрывале означает, что жрица дала обет безбрачия. За
безбрачие в Оракуле идет ощутимая прибавка к жалованью. Фирме это
обходится дешевле, чем оплачивать роды и пособия по уходу за детьми. Кроме
того, безбрачие существенно влияет на качество транса.
Пиф сняла очки, чтобы не видеть себя. Жизнь показалась ей вдруг
исхоженной вдоль и поперек.
- В конце концов, - сказала она непонятно кому, - я слишком долго
приучала себя не наступать дважды на одни и те же грабли. И никто же из
этих сук не предупреждал, что количество грабель строго ограничено. А вот
теперь, похоже, они кончились...

Верховный Жрец Оракула ехал на работу в самом мрачном расположении
духа. Вчера он разбил машину. Совершенно бездарно разбил. Впилился в
задницу грошовой "Нупте", которая вздумала вдруг притормозить, пропуская
пешехода. Ну, кто в наше время пропускает пешеходов?
Конечно, Верховный Жрец оказался еще и виноват и с него слупили за
грошовую нуптину задницу, которой самое место на помойке. В довершение
всего, покуда шли нудные разбирательства, кто кому должен, откуда-то
из-под раскаленного асфальта выскочил замызганный подросток с маленьким
пластмассовым ведерком, где плескала грязная мыльная пена, и чрезвычайно
ловко размазал пыль по стеклам бессильного серебряного "Сарданапала".
После чего повис на локте у владельца машины и начал скучно требовать
денег. Верховный Жрец с трудом отодрал от себя цепкие пальцы, воняющие
дешевым мылом, сунул денег. Подросток скрылся.
Теперь "Сарданапал" на платной стоянке, ждет ремонта, а Верховный
Жрец едет на работу в метро. Такси он не доверяет, частным шоферам - тем
более.
Добираться на метро даже быстрее, чем на машине. По крайней мере, в
пробку не попадешь. Но воняет здесь чудовищно. Из-под каждой мышки несет
своим неповторимым зловонием. Казалось, запахи незримо сражаются в
воздухе, отвоевывая себе жизненное пространство. Верховному Жрецу,
стиснутому в духоте со всех сторон, потному, вдруг резко ударил в нос его



собственный запах, и Верховный Жрец ощутил острый стыд.
Вышел на платформу станции "Площадь Наву", вздохнул с облегчением.
Поезд ушел, открыв синий кафель стен. Темная голубизна - сродни
стрекозиным крыльям, сродни изразцам Ассирии - плеснула в глаза.
Пропылила мимо стайка уличных гадалок, египтянок, - гомоня по-птичьи,
цепляя прохожих парчовыми юбками; в смуглых губах мелькают белые зубы.
Верховный Жрец толкнул стеклянные двери станции, вышел на ступеньки,
сразу окунувшись в жаркую духоту летнего утра. Вавилон подхватил его,
властно потащил за собой - к пропыленной площади Наву, к ослепляющему
свету, сквозь душный воздух, полный запахов нагретого асфальта, людского
пота, нафталина, тополиного пуха, подгоревшего мяса, которое жарится тут
же, чуть не на ступеньках.
И никому сейчас в Вавилоне нет дела до того, что по разбитому
асфальту площади Наву, по зловонным лужам и кучам мусора ступает сам
Верховный Жрец Оракула. Человек, обладающий в этом городе огромной
властью. Он знает здесь все и всех. Любое прошлое готово открыться ему,
любое будущее. Непочтителен Вавилон, а уж площадь Наву - и подавно; нет
здесь робости ни перед кем. Здесь нечего терять. Здесь все давно уже
потеряно.
Вавилон - сам свое прошлое и будущее, он - всегда, во все времена.
Сколько ни разгоняй грандиозное торжище на площади Наву - полупомойку,
полуярмарку, - все равно возродится, вернется на свое место и выплеснет на
грязный асфальт вперемешку грошовый товар и дорогой, пользованный и
ненадеванный, сгоревшие лампочки и древние граммофоны, вареную из всякой
дряни помаду, колбасные палки с белесым налетом плесени, треснувшие чашки,
облезлые игрушки, носки домашней вязки, гвозди в стеклянных банках,
постельное белье, куртки, платья, халаты, пальто - и новые, и с себя, и с
покойных родственников...
Это по одну сторону.
А по другую - нищие.
Много их здесь, на площади Наву, больше, чем у храмов. И другие здесь
нищие. Не благостны, не смиренны. Злобны, как псы, всё норовят цапнуть,
обругать.
Тысячи жадных рук тянутся со всех сторон. Перед глазами трясут товар,
прыгают скрюченные пальцы - у одного купи, другому просто так дай.
Человек идет по Вавилону, пробираясь между торговцами и нищими. Между
соблазном и спасением, своим путем идет человек по Вавилону. И все равны
на этом пути.
Верховного Жреца вытолкнуло в угол площади. Налетел на смертельно
пьяную женщину. Копошилась под ногами на асфальте - крошечного росточка, с
бессмысленным опухшим лицом, в обносках с мужского плеча. Брюки не
сходятся на животе, расстегнуты; на брюках кровь. Больно женщине, мычит,
корчится, хватает себя руками, пачкает их в крови. Другая стоит над ней,
равнодушно выспрашивая что-то.
Верховного Жреца затошнило. А толпа уже понесла его дальше, мимо
детских колготок, туфель со стоптанными каблуками, мимо битых будильников
и новеньких гаечных ключей, пачкающих подстеленные газеты янтарным
маслом...
...Старая-престарая бабка, закутанная, несмотря на жару, в траченный
молью платок сидит на ящике. На груди кусок коробочного картона; под
крупным "ПОМОГИТЕ, ЛЮДИ ДОБРЫЕ!" мелким почерком во всех подробностях
описывается богатая злоключениями, нелегкая и долгая бабкина жизнь. Другая
бабка, такая же убогая и древняя, с интересом читает, опираясь на клюку...
Сам на себя смотрит Вавилон, не нужно ему никаких зеркал. Сам себе он
и пророк, и истина.
Что ты делаешь здесь, Верховный Жрец Оракула? Что ты делаешь здесь?..

Трущобы из трущоб - рабские кварталы Вавилона. Проходи, пожалуйста,
господин, если не страшно рылом пропахать кучу отбросов, поскользнувшись
по неловкости или с непривычки - по сгнившему мусору ходить особая
сноровка нужна. По четвергам вывозят отсюда на кладбище умерших за целую
неделю, не разбираясь между рабами и вольными бродягами, так что лучше
приходить все-таки в пятницу. Но если уж приспичило нынче, то милости
просим: чего изволите?
Рабские бараки обнесены толстой стальной проволокой, сквозь нее
пропущен ток, да такой, что у стражника рыжие патлы дыбом стоят. Под
проволокой собачий труп - полезла, дурища, ну и шарахнуло. Пусть теперь
разлагается в назидание людям.
Морща лицо, кривя губы, входит Верховный Жрец в маленькую караульную.
Двое солдат, сняв сапоги, сидят с ногами на лавке, увлеченно шлепая
картами. Один, завидев посетителя, досадливо сплюнул, встал, ленивым шагом
подошел - в разматывающихся портянках ступая по грязному полу - сунулся в
"документ", хотя и так знал, кто перед ним стоит. Видал фото в газете. И
перед выборами висело везде. Вот кто денег настриг с этих выборов, так это



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Неверная, или Готовая вас полюбить
Шилова Юлия
Неверная, или Готовая вас полюбить


Самойлова Елена - Путешественница
Самойлова Елена
Путешественница


Афанасьев Роман - Там, где радуга встречается с землей
Афанасьев Роман
Там, где радуга встречается с землей


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.