Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Гнев дракона (26)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  4. Колдун из клана Смерти (19)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. К "последнему" морю (14)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (12)
  10. Поводыри на распутье (11)
  11. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (10)
  12. Цифровая крепость (9)
  13. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  14. Роксолана (8)
  15. Непредвиденные встречи (7)
  16. Покер с акулой (7)
  17. Чудовище без красавицы (7)
  18. Гиперион (7)
  19. Вещий Олег (7)
  20. Бубен верхнего мира (7)
  21. Брудершафт с Терминатором (6)
  22. Путь Кейна. Одержимость (6)
  23. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  24. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  25. Ричард Длинные Руки - 1 (6)
  26. Кредо (4)
  27. Признания авантюриста Феликса Круля (4)
  28. Умножающий печаль (4)
  29. Журналист для Брежнева (4)
  30. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Цель Леонид — > читать бесплатно "Возлюбить духа"


Леонид ЦЕЛЬ


ВОЗЛЮБИТЬ ДУХА





...К исходу третьих суток после взрыва в машинном отделении, люди
проваливались в мутное забытье. Лишь два механика, Патрик Кофроф и Ян
Кошель, превозмогая тошнотворные приступы сна, продолжали копаться во
чреве грузового ракетоплана, угнанного горсткой отчаявшихся беженцев с
военно-коммерческой базы планеты Иннес.
- Когда ты думаешь сделать последнюю попытку?
Дик Чепанис, инженер, чудом унесший ноги из колоний Милкроуда, на
которые обрушились орды труфлагонов, задал этот простенький вопрос Ругу
Пренту, парню с туманным прошлым и не менее туманным будущим. Руг Прент и
сколотил ватагу из отчаявшихся бедолаг, вылетевших на обочину жизни,
словно брызги из-под колес лимузина. Он же разработал план похищения
ракетоплана и наметил маршрут, удовлетворивший и тех, кто жаждал серьезной
наживы, и тех, кто просто не желал подохнуть с голоду на задворках
равнодушного мира. Никто не выбирал Руга капитаном, однако никто и не
возражал, чтобы Руг командовал разношерстной компанией. В суровых
предместьях Ойкумены, вдали от прикордонных фортов землян, человеческая
жизнь мало чего стоит, и нужно семижды отмерить, прежде чем топнуть ногой,
пытаясь нащупать свою тропинку.
План Руга оказался хорош, во всяком случае, ничего иного предложено
не было, и ватага согласилась на время стать экипажем и до поры пыхтеть в
отсеках, пока не подвернется приличная планетка с крохотной колонией,
рудником или второстепенным фортом, где полдюжины сонных фельдфебелей
плодят метисов от туземок и до одури режутся в карты. Дальше по
обстоятельствам. Все равно, как начинать, если в карманах пусто - пахарем
или убийцей, с кайлом или с кистенем - лишь бы зацепиться, лишь бы пустить
корень...
Руг Прент долго покусывал нижнюю губу, прежде чем ответить, ему
случалось стрелять в разных людей, но командовать инженерами не
приходилось.
- Ты, Дик, толковый парень, и без труда сообразишь, что неудачная
попытка обернется для нас петлей. Разрушатся стержни, и ракетоплан - черт
бы побрал эту развалюху!.. - не сможет мягко плюхнуться на любую
подвернувшуюся планетку. Подавать сигнал бедствия? - Оба ухмыльнулись, и
довольно безрадостно.
- За угон корабля всех ждут бессрочные рудники - хороша перспективка!
Остается третье: прервать полет и гарантированно припарковаться на
ближайшей планете, лишь бы она годилась для такого сброда, как мы.
Попытаться выжить. Возможно, в полном одиночестве. Десять лет до амнистии.
Но этот сектор глуховат, Дик, ты и сам знаешь.
- Не мозоль язык, парень, что ты решил?
- Не уверен, что решать должен один человек, пусть даже такой
шустрый, как я. Люди передохнут - и пустим по кругу шляпу. Ты сам как?
Чепанис пожал плечами и скорчил гримасу отвращения. Его плевок достиг
вентиляционной решетки.
- Я не настолько свихнулся, чтобы надеяться на первую попавшуюся
планетку в диких секторах. Уж лучше сдохнуть в комфортабельной каюте,
накачавшись напоследок отличным бренди, нежели сгнить в струпяных болотах
или замерзнуть в снегах.
- Ты славный ухарь, Дик, но у тебя всего один голос, уж так мы
столковались на Иннесе.
Чепанис фыркнул, но возражать не стал.
Прошло еще несколько часов, прежде чем Патрик и Ян произнесли
словечко, которое можно было бы перевести как "нет". Дальнейшие потуги
бессмысленны, форсаж невозможен, двигатель выдержит один-единственный
запуск при вероятности "фифти-фифти", так что... Терпимо выглядит режим
"посадка", и то при условии, если гравитационная постоянная будет не более
1,2 - 1,3.
Их собралось в кают-компании тринадцать человек - все, включая женщин
и детей, семилетнюю Ольгу и тринадцатилетнего Олафа. Женщины, предчувствуя
беду, интуитивно жались в кучку: рыжеволосая Матфея, красотка, одинаково
уверенно чувствовавшая себя с мужиками и в постели, и в случайной
перестрелке на плохо освещенной улочке; разорившаяся колонистка донья
Эстебана, чью семью частью вырезали, частью рассеяли - и мать Ольги Ванда
Джефлин, после гибели мужа, командира патрульного шлюпа, ее несправедливо
обвинили в пристрастии к казенному добру и вышвырнули из служебного
коттеджа, вручив жизнь и судьбу провидению, о чьей милости все наслышаны.
И, наконец, четверка старателей-авантьеров, погрязших на Иннесе в
поножовщине и долгах - Юджин Портер, Макс Царфис, Деннис Ульвич и Роман
Чанг. Даже самый простодушный полисмен при виде любого из этих парней



опускал ладонь на рукоять пистолета. Подобных ребят следует угадывать за
версту, если вам, конечно, не надоело носить при себе кошелек и зубы.
Каждый из них хотя бы раз в жизни натыкался на богатую жилу, и память о
лихо прокученных денежках проступала на изможденных лицах, в срубленных
ушах и пальцах, выбитых глазах - каждому досталось примерно поровну.
- Я сказал все, как есть, - невозмутимо резюмировал Руг Прент, жуя
потухшую сигару из капитанских припасов и притапливая в своих серых
зрачках свинцово-тревожные взгляды компаньонов. - Под боком бортовой
компьютер обнаружил вполне приличное гнездышко, третья планета в системе
двух солнц - но это терра инкогнита, ребята, и что нас там ждет - одному
богу известно или черту - это кому что по душе.
- Ну и зачем нам кот в мешке? - рявкнул Портер и свирепо облизнул
синие губы. - Я за то, чтобы рискнуть. Газанем напоследок - и авось
докатим до Янтарных Долин, Дик! Ты же грозился привести посудину туда? -
Вы прикиньте: две сотни планет, битком набитых золотом и самоцветами, и по
которым бродит едва ли с миллион таких же дурошлепов, как мы - ну пусть
десять миллионов, а? - Бросьте сквалыжничать! Жизнь, ребята, не грошик, ее
в чулке не спрячешь. Ее не сохранишь, когда судьба метнула кости.
- Тебе сдохнуть недолга! - огрызнулась донья Эстебана. - Когда нет в
душе Бога, о чем пожалеешь? Ты не человек, а одно название, Юдж, и потому
прихлопни свою червивую пасть, и пусть каждый последует твоему примеру,
потому что у каждого свое на уме. Готовь тринадцать бумажек, капитан,
пусть те, кто желает погулять под двумя солнышками поставят крест - а не
наберется крестов, покатимся в тартарары, запустив эту дьявольскую
машинку.
- Еще чего?! - махнул кулаком Чанг. - С какой стати все должны
голосовать? Пацанва пусть сходит пописать. Одиннадцать! Одиннадцать
бумажек, Руг.
- А по справедливости - так всего восемь, - пробурчал сонный, злой и
чумазый Ян Кошель, и его немедленно поддержал Деннис Ульвич.
- С каких это пор женщины равняются с нами в правах? Тогда голос
профессионального астра идет за два!
- Верно!
- А ху-ху не хо-хо? - взвизгнула Матфея, пунцовея от возмущения. - Мы
сообща завладели кораблем, почему же нас кладут вместо коврика у шлюза?
Олаф еще пацан, однако кто, как не он, стащил магнитные шифры у хозяина
ракетоплана в таверне?
- Пока я накачивала его виски, - решительно подхватила Ванда, - а
Ольга ластилась на коленях.
- А Матфея стонала под охранником, пока мы крались к грузовому трюму,
- насмешливо добавил Патрик. - Да, контракт мы не подписывали, сообща
ударили по рукам - и баста. Не хрен теперь пускать пузыри, тринадцать -
хорошее число, а главное, плохо делится пополам. Рви листок, Руг, устроим
этот, как его - плебисцит! Где лучше сдохнуть добрым людям - в
разваливающейся скорлупке или на дикой планете?
Портер шепнул на ухо Царфису:
- Четыре бабешки на девятерых? Одна из которых зелена, как майский
стручок, а другая малость дрябловата. Очень скоро запахнет паленым, Макс,
даже если шатенка окажется и ничего.
- Зато две остальных ублажат и дюжину, так что обойдется, думаю, -
просипел в ответ покладистый Макс. - Железный принцип старателей: порох и
женщин делим поровну.
Пошумев для порядка еще с четверть часа, пустили по кругу шляпу,
затем вытряхнули содержимое на облупленный, пропахший рыбными консервами
стол и развернули клочки бумаги. Их было ровно тринадцать. На семи стоял
крест, и в честь его прозвучали такие славные проклятия, что блудница
Матфея сочувственно прослезилась.
Ракетоплан медленно, словно хромой жеребец, приближался к звездной
системе. Патрик Кофроф стоял у иллюминатора и мрачно глядел в черную
бездну, испещренную пупырышками нервно подмигивающих огоньков.
- Тебе не по душе эта затея, Патрик? - Руг Прент опустил ему на плечо
свою могучую руку. - Чего киснешь?
- Дело не в затее, Руг, я сам уверенно намалевал крест, ибо перещупал
этот проклятый двигатель собственными руками и не верю, что он выдержит
запуск. Мне совсем не нравится космос. Погляди, он какой-то мертвый - или
у меня чердак уже того, а Руг?
Прент нахмурил брови и пробежал взглядом по приборам. Действительно,
светодиоды на шкалах гравитометров и магнитных счетчиков светились вяло,
едва реагируя на окружающий мир. Локатор метеоритной опасности растерянно
описывал круги, не обнаруживая ни малейшего повода для беспокойства. Свет
дальних и ближних светил растекался тусклым и мертвенным слоем вокруг
корабля и походил на зеленовато-белесую пленку засохшей плесени. Лишь
голубые вспышки пеленга оживляли зыбкую и нереальную благодать и
периодически высвечивали два хмурых лица.
- Да, зловещая картинка, - согласился Прент. - Мой прапрадед был



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника
Шилова Юлия
Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника


Прозоров Александр - Проклятие
Прозоров Александр
Проклятие


Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


Андреев Николай - Первый уровень. Кровавый рассвет
Андреев Николай
Первый уровень. Кровавый рассвет


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.