Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (20)
  2. Начало всех начал (17)
  3. Аллан Кватермэн (17)
  4. Гнев дракона (15)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Кредо (11)
  7. Путь Кейна. Одержимость (9)
  8. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  9. Память льда (8)
  10. Аквариум (8)
  11. Летучий Голландец (8)
  12. Тимур и его команда (8)
  13. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. Роксолана (7)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (6)
  17. Требуется чудо (6)
  18. Яфет (6)
  19. Свет вечный (5)
  20. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  21. По тонкому льду (5)
  22. Киммерийское лето (5)
  23. Армагеддон (5)
  24. Пирамида (5)
  25. К "последнему" морю (5)
  26. Круг любителей покушать (5)
  27. Любовница на двоих (4)
  28. Полковнику никто не пишет (4)
  29. Обратись к Бешенному (4)
  30. Париж на три часа (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Штерн Борис — > читать бесплатно "Рыба любви"


Борис ШТЕРН


РЫБА ЛЮБВИ





Игорь Кистенев только-только закончил школу, а уже влюбился в женщину
старше его на семь лет. Она имела такой бюст, что одним махом могла убить
человека, но Игорька это не пугала, потому что рост у него был 196
сантиметров, а вес 96 килограммов. Он уже два раза ночевал между ее
душистыми грудями, перестал заниматься поступлением в политехнический
институт и на третье свидание пришел объясняться в любви, чтобы жениться.
Он, конечно, бросался на мельницу, что, впрочем, свойственно его
возрасту.
- Здрасьте, всю жизнь мечтала! - удивилась Валентина, запыхавшись
после любовных утех. - Выйти замуж и потерять такого любовника!
Отказывая, она льстила, а Игорек все больше и больше терял голову. Он
настаивал. Он неплохо знает женщин и путем сравнения понял, что Валентина
лучше всех своим характером, духовным миром, ну и... женское тело в любви
не последнее дело.
Валентина обещала подумать над этим неожиданным предложением, но
когда Игорек явился за решающим ответом, в ее комнате сидел,
расположившись по-домашнему, какой-то незнакомый Игорьку мужчина с
тоскливым взглядом и помешивал чай серебряной ложечкой - той самой,
которой позавчера помешивал Игорек. Оказалось, что этот незнакомец -
начинающий писатель, но ему уже сорок пять лет, а что будет дальше -
неизвестно, потому что весной его не приняли в члены Союза писателей, хотя
у него издана книга рассказов, а также множество журнальных публикаций.
- Вот вы, молодой человек огромного роста... тоскливо сказал
незнакомец, которого звали Аркадий Григорьевич Серов, - как вы считаете,
сколько нужно издать книг, чтобы числиться писателем?
На что, Игорек честно признался, что он в этом вопросе
"некопенгаген".
- Тогда я отвечу за вас, - помог ему Аркадий Григорьевич, прихлебывая
чай и все больше пьянея, ибо это была смесь чая с кагором, которая,
говорят, хороша от простуды. - Можно написать полное собрание сочинений в
двенадцати томах и не быть писателем. А можно издать тоненькую книжечку и
после этого умереть. Мой вам совет, молодой человек, - пишите правду!
Правду, и одну только правду. Я имею в виду Правду с большой буквы...
- Но я не пишу, - застенчиво сказал Игорек.
Аркадий Григорьевич тяжело задумался и спросил:
- А стихи? В стихах, думаете, не нужна правда?
Но и стихов Игорек никогда не писал и впервые в жизни почувствовал
себя обделенным и неполноценным.
- В конце концов не всем дано заниматься литературой, - утешил его
Аркадий Григорьевич. - Но вы должны понять, что Правда важна не только в
литературе! Я призываю вас правдиво жить, хотя это настоящая каторга. Вот,
кстати...
Аркадий Григорьевич зачем-то вышел в коммунальный коридор, где висели
его плащ и зонтик, а Игорек принялся ревниво расспрашивать Валентину о
значении в ее жизни этого начинающего писателя. Оказалось, что Аркадий
Григорьевич питает к Валентине любовь чисто платоническую - несколько раз
в году, когда от него уходит жена, он навещает Валентину, пьет свой чай с
кагором и рассуждает о Правде в искусстве. А она жалеет его, поддакивает и
сострадает. Аркадию Григорьевичу этого достаточно, и он, кажется, очень
напуган появлением на авансцене молодого соперника.
Наконец Аркадий Григорьевич вернулся на мрачного коммунального
коридора, где его подстерегали опасности в виде склочных соседей, и принес
потрепанный номер журнала "Тундра", издающийся где-то на краю света, за
Полярным кругом. Там был опубликован его любимый рассказ "Рассвет над
морем", и Игорек должен был немедленно прочитать его, чтобы уяснить, что
же такое правда в искусстве.
Рассказ начинался словами: "У девушки была беда, и она пришла к морю
до восхода".
Дальше сюжет развивался так: девушка разделась догола и поплыла
далеко-далеко, за буйки.
"Небо было синее, море соленое и мутно-стеклянное; тело у нее было
девичье, мягкое..." - короче, к началу десятой страницы Игорек с тревогой
начал догадываться, что девушка собралась из-за своей беды утопиться.
"Скорость девушки оставалась неизменной и нарушалась только переходом
от стиля к стилю..." - читал Игорек и не мог понять, чего это она, дура,
собралась топиться? А если уж собралась, то зачем так далеко плыть? Но
дальше...
"Она устала, легла на спину, и над водой осталось только лицо и соски
с розовыми пятачками в основании..." - Игорек поначалу не понял, при чем



тут соски, и вообще, о каких сосках идет речь, потому что ударение
поставил на "о"... но потом догадался, и эта правдивая деталь ему очень
понравилась, и он похвалил Аркадия Григорьевича за "соски":
- Смелая деталь!
Тот устало кивнул, принимая похвалу.
Поглядев на восход солнца, которое рассеяло ее самоубийственное
настроение, девушка лихорадочно поплыла к берегу, но тут ее схватила
судорога, и она, закричав, потеряла сознание. На ее счастье, невдалеке
сидел в лодке старый рыбак и, услыхав девичий крик, пришел на помощь.
Пенсионер затянул русалку в лодку, привез на берег к платью, откачал и,
благородно отвернувшись, предложил одеться и пойти домой.
- Ну как? - тревожно спросил Аркадий Григорьевич, и Игорек, поняв
уже, что в искусства главное Правда, похвалил рассказ именно за Правду, а
за что еще хвалить, он не знал.
Удовлетворенный Аркадий Григорьевич подарил Игорьку на память журнал
с автографом, поцеловал Валентине руку и удалился, а Игорек наконец
приступил к своим личным делам. Он был вполне успокоен ролью Аркадия
Григорьевича и пожалел того за странности и служение Правде - надо же,
никак не может понять, что на свете существуют люди, которые не пишут
стихов и рассказов!
Оставался невыясненным главный вопрос: пойдет ли Валентина за Игорька
замуж?
Но на этот вопрос она ответила только утром. Она заявила, что им надо
проверить свои чувства, а для этого существует один верный способ...
- Разве я не доказал? И все, что между нами? - удивился Игорек.
Но Валентина имела в виду другой способ. Им надо на время расстаться,
сделать перерыв в этих утомительных отношениях. Секс не главное в жизни
женщины. Это она к тому говорит, что еще зимой приобрела бесплатную
профсоюзную путевку в санаторий на август месяц - и не за Полярный круг, а
в Одессу. В общем, она отправится в санаторий, а Игорек будет спокойно
поступать в политехнический институт, потому что, даже если они не
женятся, то его диплом о высшем образовании пригодится какой-нибудь другой
его будущей жене... Тем более что вчера Валентину посетил отец Игорька и
сказал, что, "если она, сука, не отлипнет от его сына, которому надо
искать свой жизненный путь, то он ей ноги поотрывает и вставит спички".
Игорька так и подбросило!
Динозавры заговорили и влезли сапогами в его чистую любовь! Но на них
плевать! У Валентины есть милая комнатушка, и они, женившись, будут здесь
жить. На соседей тоже плевать, Игорек их усмирит. А политехнический
институт подождет, и на жизнь семье он легко заработает, потому что его
давно приглашают в баскетбольную команду ЦСКА, а там и до сборной страны
рукой подать - вот только надо сбросить вес, чтобы легче передвигаться по
площадке.
И настало утро, и загремела на общей кухне посуда, и засвистели сразу
четыре чайника, и сосед Валентины начал сморкаться в умывальник перед
работой, а дежурившая по графику соседка плюнула вслед громадной - тени,
прошагавшей по мрачному коридору к входной двери. А Игорек за ночь потерял
четыре килограмма - и в парную ходить не надо.
Через неделю Валентина уехала в Одессу, а Игорек, закрытый
динозаврами на ключ, выпрыгнул со второго этажа и примчался на такси на
вокзал, чтобы проститься со своей возлюбленной, но поезд уже ушел. Увы!
Зато на перроне он встретил Аркадия Григорьевича Серова; рядом с ним стоял
насупленный мордоворот, который, оказывается, тоже провожал Валентину. Кем
он ей приходился - загадка. Может быть, родственником? Аркадий Григорьевич
размахивал перед его носом свежим журналом "Тундра" и, увидев бегущего
Игорька, крикнул:
- Опоздали, молодой человек!
Нет, мордоворот не был родственником Валентины. Он, ревниво сопя,
заявил, что "является сторонником прямого мужского разговора", и пригласил
Игорька и Аркадия Григорьевича в привокзальный ресторан. Там он заказал
сразу две бутылки армянского коньяка по 28 рублей, потому что ничего
дешевле не было, и стал объяснять им, что, во-первых, пусть молодой
человек не обижается, но он сейчас должен искать свое место в жизни и
целоваться с ровесницами, а не лезть туда, где рискуют жизнью настоящие
мужчины; во-вторых, пусть Аркадий Григорьевич перестанет размахивать своим
журнальчиком, никаких его рассказов он не читал и читать не собирается -
здесь пока еще ресторан, а не изба-читальня, и Валентине вообще не нужны
никакие писатели; в-третьих, он, мордоворот, которого зовут Василий
Фоменко, работает на сталепрокатном заводе бок о бок с отцом и братьями из
династии Фоменко, а Валентина служит на том же заводе
чертежницей-копировщицей, и он, Василий, уже приводил ее в дом на смотрины
и возьмет ее себе в жены вместе с чужим ребенком - это решено на семейном
совете.
- С каким ребенком?! - опешили Игорек и Аркадий Григорьевич, а
Василий Фоменко, вздохнув, улыбнувшись и допив свою бутылку коньяка,



Страницы: [1] 2 3 4
РЕКЛАМА
Херберт Фрэнк - Муравейник Хеллстрома
Херберт Фрэнк
Муравейник Хеллстрома


Маккарти Кормак - Старикам тут не место
Маккарти Кормак
Старикам тут не место


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


Прозоров Александр - Потрясатель вселенной
Прозоров Александр
Потрясатель вселенной


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.