Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Обряд дома Месгрейвов (11)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Последний завет (6)
  9. Битва за Царьград (6)
  10. Бремя власти (6)
  11. Принц Каспиан (5)
  12. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  13. Любовница на двоих (5)
  14. День проклятия (5)
  15. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  16. Требуется чудо (4)
  17. Чистильщик (4)
  18. По тонкому льду (4)
  19. Свирепый черт Лялечка (4)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Горы Судьбы (4)
  22. Круг любителей покушать (4)
  23. Пощады не будет (4)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  25. Чары старой ведьмы (4)
  26. Кафедра странников (4)
  27. Пиковый валет (3)
  28. Русь окаянная (3)
  29. Московский упырь (3)
  30. Посмертный образ (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Щупов Андрей — > читать бесплатно "Предатель"


Андрей ЩУПОВ


ПРЕДАТЕЛЬ


Расстояние не спасало тишину, оно лишь сливало артиллерийские залпы в
единое гулкое содрогание воздуха. Свисающая с низкого потолка лампа лениво
качнулась.
- По ним можно сверять часы, - Ларсен широко зевнул и, сев на дощатых
нарах, потянулся за сапогами. - Эх, часы-часики, мечта мародера, где-то вы
мои милые?.. Бьюсь об заклад, уже никак не менее трех часов. Слышите,
Серж? Три часа, говорю! Или я неправ?
Медлительный и вечно задумчивый Серж оторвался от книги, поправив на
плечах шинель, кинул взгляд на хронометр.
- Если знаешь, зачем спрашивать?.. Кстати, у тебя же были часы. Еще
вчера. И те "Генеральские" с компасом... Где ты их все теряешь?
- Я не теряю, я забываю, - Ларсен тряхнул каштановым чубом. - Большая
разница, дружок! Одеваясь впопыхах, еще и не то забудешь. Обидно, конечно,
но... - он хитровато прищурил глаза. - Утешаю себя тем, что все мои
авторучки, портсигары и часики еще долго послужат законным мужьям моих
женщин. Долго и славно.
Сергей состроил брезгливую мину, указательным пальцем потер
переносицу. Со стороны было похоже, что он давит там внезапного клопа.
Ларсен завистливо покосился на его часы.
- Вот твой хронометр - это вещь! Я, может, всю жизнь мечтал о таком.
Точность, двухнедельный подзавод... Продал бы! А еще лучше - подарил.
Денег-то у меня все равно нет. Да и зачем они тебе нужны?
Деньги-денежки... Что на них сейчас купишь?
- Разумеется, ничего.
- Вот и отдай просто так. На добрую память от мсье Сержа. Надпись я
потом сделаю, обещаю. У меня и гравер знакомый есть. В сержантском звании.
Офицерам на наганах правительственные эпитафии соображает. Мол, герою
такому-то от благодарного министра... Чтобы, значит, млели потом
археологи. А историки имена новые в учебники вписывали.
- Ага, будут они вписывать... Не эпитафии это, а эпигонство сплошное.
- Эпигонство - не эпигонство, а за хронометр этот я бы тебе ветчины
свеженькой достал. Прямо из погребка. Соглашайся, Серж!
- Благодарю покорно! Ветчина, конечно, - дело хорошее, но ведь и мне
часы нужны!
- То же, проблема! Я-то всегда под боком, верно? Спрашивай, в любой
момент отвечу, - Ларсен покосился в круглое, замурзанное зеркальце,
задумчиво подергал себя за уши. - Ну так как? Не подаришь?.. Зря. Все
равно ведь стяну. Улучу момент и стяну. Я, брат, такой! Беспринципный,
хотя и не подлый.
- Это как же? Навроде маргинала?
- Ну!.. Зачем так-то?... - Ларсен подхватил с самодельной полочки
старый, затрепанный журнал, взглянув на обложку, причмокнул губами. -
Екалэмэнэ! Какие были времена! Какие были девочки!.. Полюбуйся, Серж.
Бархат, а не кожа! Так бы и пощекотал такую по ребрышкам! Люблю, когда
женщины смеются. Не визжат, не хохочут, а именно смеются. Мда... А наши,
полковые, все больше визжат... - Ларсен энергично перелистнул несколько
страниц. - А вот и ее величество наука! Боже, как интересно!.. Оптимальные
параметры воздушных фурм, новые фурмы с тангенциальным подводом воды!
Слово-то какое: тан-ген-циальным! Интересовали же нас подобные
благоглупости!.. - Ларсен нараспев зачитал. - Знаешь ли ты, например, чем
хорош низкомарганцевый чугун?
- Догадываюсь. Марганца маловато.
- Верно! Зато подшипниковую сталь следует улучшать путем вакуумного
рафинирования. Так-то! - Ларсен положил журнал обратно на полку. - Увы,
пора собираться. Увы и ура...
- Значит, опять туда же?
- А як же, мон шер! Война войной, а любовь любовью. Кто знает,
сколько еще осталось вкушать прелестей этой греховодной жизни. Нужно
спешить, мсье литератор!
- Не понимаю! - Сергей в раздражении отшвырнул книгу. - Просто
отказываюсь понимать! Второй месяц живу с тобой в одном блиндаже, а
постичь не могу!
- Чего-с? - Ларсен дурашливо корчил рожицы в замурзанное зеркальце.
Заметив что-то возле носа, озабочено проворчал. - От этих столетних
концентратов черт-те что высыпает...
- Тебя не могу понять! Тебя! - воскликнул Сергей. - Идет война.
Возможно, последняя для людей. Это уже не конфликт между западом и
востоком, севером и югом, - это куда страшнее!
- Только не надо патетики, хорошо? Зубы ломит, - Ларсен спрятал
зеркальце в карман, поднявшись, огладил на себе китель. - Сейчас бы
цветочек какой-нибудь. Хоть самый захудаленький. Я знаю, они это дело
любят.


- Вот-вот! Ягодки, цветочки!.. - Сергей нахмурился. - Женился бы - и
не думал о чепухе.
- А может, я желаю думать? И именно о чепухе! - Ларсен недоуменно
шевельнул бровями. - Женился бы... Что я - током стукнутый? В две тысячи
вольт... И потом, Сергуня, великим редко везет с семьями. Крайне редко.
Блаженствовал ли Александр Сергеевич? Черта-с два! Оттого и погиб. И как
не погибнуть? Жена - вертлявая кокетка, брат - мот и предатель, отец -
манерный скупердяй, дяди и тети - тоже не слаще. В общем... Семья, милый
Серж, - это крест. Такой крест, что ай-яй-яй и ой-ей-ей! Блажен
неведающий, но я-то знаю и ведаю - вот в чем заковыка.
- Глупости! - Сергей нервно прикусил губу. - Какие глупости!
- Нет, не глупости, Серж, - жизнь! - Ларсен неопределенно взмахнул
рукой. - Эго и тому подобное.
- Неужели тебя волнует только это? Думать о женщинах, когда... -
нервным движением Сергей сплел пальцы, и косточки его явственно хрустнули.
- Возможно, пройдет неделя-месяц, и никого из нас не останется в живых. Я
даже не о нас конкретно, я обо всех, о человечестве... Разве это не жутко?
Ты пойми, долгие тысячелетия складывалось то, что мы называем теперь
культурой, и все, понимаешь, - все ухнет в тартарары! Труд множества
поколений, все наши достижения, миллионы величайших полотен, музыка
Дебюсси и Кутавичуса. Значит, все было напрасно? Революции и подвиги,
жертвы во имя всеобщего счастья?.. Ты ответь, не отворачивайся! Я знаю,
люди ошибались, но ведь при этом они продолжали верить в будущее. Каждый в
свое собственное. Для него в сущности и жили. А теперь... Теперь этого
будущего не осталось. Ни у кого! Скажи, какое право они имели посягнуть на
все это?
- Ну, положим, посягнули они вовсе не на Дебюсси, а на нас... Может
быть, и не нас даже, а на землю. Под плантации или что другое, - Ларсен
перетянул тонкую талию ремнем, прищелкнул пряжкой. - И потом, чего ты ко
мне привязался? Я-то тут причем?
- Ты тоже представитель человечества.
- Никакой я не представитель. И никогда не желал кого-то там
представлять. Я - это я. Скромное и симпатичное создание. Хоть по
Ломброзо, хоть по Лафатеру. И уж коли речь зашла обо мне, то скажу тебе
так: не все в жизни столь мрачно, как ты тут расписываешь. Африка,
Южноамериканский континент - это у них, согласен, но все остальное-то пока
под нами! Вот и наступление новое затевается, грамотеи армейские изменения
в уставы готовятся вносить. И ведь внесут, не сомневайся! Пудика на два, а
то и на три. Так что живем, Серж! Глядишь, и до победы еще дотянем.
- А ты не замечаешь во всем этом странное? - Сергей в очередной раз
захрустел пальцами. - Видишь ли, мне начинает казаться, что все наше
наступление - не более чем фарс. А может, и что похуже. Да ты и сам
знаешь, - о каком наступлении мы говорим, если за какой-нибудь час они в
состоянии искрошить своими "северными сияниями" всю нашу дивизию! Так
почему они этого не делают? Почему не полосуют "плугом" по мостам и
автоколоннам? Я, например, не знаю. И будь я на их месте... В общем
понятно... А мы вместо того, чтобы призадуматься да проанализировать как
следует ситуацию, прем на своих жестяных драндулетах по пустынным городам
и деревням, ровным счетом ничего не понимая.
- Согласен. И все равно не вижу причин для рыданий. И уж тем более не
собираюсь отказываться от своих маленьких удовольствий. - Ларсен шагнул к
выходу. - Ну-с? Впустим в кают-компанию относительно свежего воздуха?
- Иди, иди, мрачно напутствовал Сергей. - Может быть, сегодня майор
все-таки сумеет уличить свою благоверную, а заодно и вправит мозги
прыткому лейтенантику.
- Исключено, - Ларсен покачал головой. - С трех часов налет этих
дьяволов, и майор обязан торчать при своей артиллерии. По долгу службы...
В дверь наверху забарабанили.
- Кто там еще?
- Это я, мой лейтенант! - по крутым ступенькам, роняя тающий снег,
скатился рядовой Бунга. По собственной инициативе Сергей пригревал этого
нелепого бойца, превратив во внештатного вестового. Ларсен же в
присутствии Бунги едва удерживался от брезгливых гримас. Новоявленный
вестовой был неопрятен и грязен, лицо имел шелушащееся, густо запятнанное
веснушками. Дышал Бунга через рот по причине вечной непроходимости верхних
дыхательных путей. В сущности нос его являлся абсолютно лишним органом. Не
выполняя никаких иных функций, кроме косметической, он шумно напоминал о
себе в любом обществе, требуя неусыпного внимания и обилия просторных
платков. Упомянутого обилия у Бунги никогда не водилось, и единственная,
извлекаемая временами из карманов тряпица периодически меняла свое
состояние от твердокаменного до разбухшего, склизкого. Вот и сейчас, едва
спустившись в блиндаж, вестовой привычно полез в карман за тряпицей.
Последовало трубное продувание.
- Предателя взяли! - жизнерадостно сообщил гость. - Взвод Клайпа
отличился. Вошли в деревню и обнаружили. Кругом как обычно ни души, и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
РЕКЛАМА
Головачев Василий - Мечи мира
Головачев Василий
Мечи мира


Никитин Юрий - 2024-й
Никитин Юрий
2024-й


Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.