Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (105)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (95)
  5. Цифровая крепость (79)
  6. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  7. Начало всех начал (73)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Омон Ра (60)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (38)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  16. Аквариум (25)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Киммерийское лето (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Тимур и его команда (19)
  23. Париж на три часа (18)
  24. По тонкому льду (17)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Ледокол (13)
  27. Один на миллион (12)
  28. Брудершафт с Терминатором (12)
  29. К "последнему" морю (12)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Гришем Джон — > читать бесплатно "Дело и пеликанах"


Джон ГРИШЕМ


ДЕЛО О ПЕЛИКАНАХ


МОЕМУ ЧИТАТЕЛЬСКОМУ КОМИТЕТУ:
Рене, моей жене и неофициальному редактору; моим сестрам Бет Брайант
и Уэнди Гришем; моей тете Диб Джоунз; а также моему другу и соучастнику
Биллу Балларду

Глава 1
Казалось, он был не способен вызвать такой хаос, но многое из того,
что он видел внизу, можно было бы поставить ему в вину. И это было
замечательно. Ему исполнился 91 год, он был парализован, прикован к
креслу и жил на кислороде. Второй паралич, который он перенес семь лет
назад, почти разбил его, но тем не менее Абрахам Розенберг все еще
продолжал жить. И хотя он был с трубками в носу, его юридический жезл
значил больше, нежели восемь других. Он оставался единственной легендой
в суде, и сам факт того, что он все еще дышал, раздражал большую часть
толпы, собравшейся внизу.
Он сидел в небольшом кресле-каталке в своем офисе на главном этаже
здания Верховного суда. Ноги касались края окна, и он вытягивался вперед
по мере нарастания шума. Он ненавидел полицейских, но вид их, стоящих
плотными аккуратными рядами, несколько успокаивал. Они стояли твердо и
не, отступали, когда толпа примерно в пятьдесят тысяч человек взывала к
крови.
- Такой большой толпы еще не было! - выкрикнул Розенберг в сторону
окна. Он почти совсем оглох. Джейсон Клайн, старший служащий суда, стоял
позади него. Это был первый понедельник октября, день открытия новой
судебной сессии. И в этот день традиционно отмечали праздник Первой
поправки. Чудесный праздник. Розенберг был взволнован. Для него свобода
речи означала свободу бунта.
- Индейцы тоже там? - громко спросил он. Джейсон Клайн наклонился
ближе к его правому уху:
- Да!
- С боевой раскраской?
- Да! В полном походном одеянии.
- Танцуют?
- Да!
Индейцы, чернокожие, белые, коричневые, женщины, гомосексуалисты,
любители деревьев, христиане, активные противники абортов, арийцы,
нацисты, атеисты, охотники, любители животных, крайние расисты,
сторонники доминирующего положения черной расы, выступающие с протестом
против сбора налогов, лесорубы, фермеры - это было огромное море
протеста. И полиция, вызванная для подкрепления, схватилась за свои
черные палки.
- Индейцы должны меня любить!
- Уверен, что они любят. - Клайн кивнул головой и улыбнулся хилому
маленькому человеку со сжатыми кулаками. Его идеология была простой:
правительство над бизнесом, человек над правительством, окружающая среда
надо всем. А что касается индейцев, дайте им то, что они хотят.
Выкрики, мольба, пение, речитатив и вопли становились все громче, и
полиция сомкнула свои ряды. Толпа была более многочисленной и шумной,
чем в прошлые годы. Ситуация обострялась. Ожесточение стало общим.
Клиники, в которых делали аборты, взрывались. Врачи подвергались
нападению и избиению. Один был убит в Пенсаколе. Ему заткнули рот,
связали руки и ноги на уровне груди и в таком положении подожгли
кислотой. Уличные стычки стали повторяться каждую неделю. Церкви и
священники подвергались оскорблениям воинственно настроенных молодчиков.
Крайние расисты действовали под прикрытием дюжины известных, теневых,
военизированных организаций и все больше наглели в своих нападениях на
чернокожих, латиноамериканцев и азиатов. Ненависть стала отличительным
признаком сегодняшней Америки.
И суд, конечно же, представлял собой легкопоражае-мую мишень. В
десять раз больше угроз по сравнению с 1990 годом (имеются в виду
серьезные) раздавалось в адрес органов правосудия. Количественный состав
полиции Верховного суда увеличился втрое. Как минимум два агента ФБР
назначались для охраны каждого судьи. Еще пятьдесят занимались
разбирательством угроз.
- Они ненавидят меня, не так ли? - громко произнес Розенберг,
пристально глядя в окно.
- Да, некоторые из них, - с удовольствием ответил Клайн.
Розенбергу нравилось слышать такое. Он улыбнулся и сделал глубокий
вдох. Восемьдесят процентов угроз смерти выпадало на его долю.
- Видишь какие-нибудь плакаты? - Он был почти слеп.
- Совсем мало.


- Что на них?
- Как обычно. Смерть Розенбергу. В отставку Розенберга. Лишить
кислорода.
- Они размахивают одними и теми же проклятыми плакатами уже несколько
лет. Почему они не позаботятся о новых?
Клерк не ответил. Эйбу уже давно следовало бы уйти в отставку, пока в
один прекрасный день его не вынесут отсюда на носилках. Большую часть
работы," связанной с поисками и изучением, выполняли три судебных
служащих, но Розенберг всякий раз настаивал на записи своего
собственного мнения. Он делал это собственноручно тяжелым фломастером.
Писал, будто царапал, и слова, быстро и небрежно появляющиеся на белом
поле листа, выглядели так, как если бы первоклассник учился писать.
Медленная работа, отнимающая у жизни значительный кусок времени, но кого
заботит время? Клерки проверяли его судебные решения и редко когда
находили ошибки.
Розенберг хихикнул:
- Нам следовало бы скормить Раньяна индейцам.
Председателем суда был Джон Раньян, убежденный консерватор,
назначенный республиканцем и ненавидимый индейцами и большинством других
национальных меньшинств. Семь из девяти получили назначение от
президентов-республиканцев. Уже пятнадцать лет Розенберг ожидает
демократа в Белом доме. Он хотел бы бросить работу, ему следовало бы это
сделать, но он не мог смириться с мыслью, что его любимое место займет
представитель правого крыла типа Раньяна.
Он может подождать. Он может сидеть здесь в своем кресле-каталке,
вдыхать кислород и защищать индейцев, чернокожих, женщин, бедных,
инвалидов, а также все окружение до тех пор, пока ему не исполнится сто
пять лет. И ни один человек в мире, черт побери, не помешает ему в этом,
если только они не убьют его. И это была бы не такая уж плохая мысль.
Голова великого человека кивнула, затем дернулась и упала на плечо.
Он снова уснул. Клайн тихо отошел и вернулся в библиотеку к своим
исследованиям. Через полчаса он вернется, чтобы проверить поступление
кислорода, и даст Эйбу его пилюли.
Офис председателя суда расположен на главном этаже и поэтому больше и
наряднее других восьми. Наружное помещение используется для небольших
приемов и формальных сборов, а внутреннее - рабочий кабинет шефа.
Дверь во внутреннее помещение была закрыта, в комнате находились шеф,
три его сотрудника, капитан полиции Верховного суда, три агента ФБР и К.
О. Льюис, заместитель директора ФБР. Обстановка была серьезной и
предпринимались немалые усилия, чтобы не замечать шума, доносящегося с
улицы. Это было непростым делом. Шеф и Льюис обсуждали ряд последних
угроз смерти, а все остальные просто слушали. Служащие вели записи.
За последние шестьдесят дней в Бюро было зарегистрировано двести
угроз, т. е. установлен новый рекорд. Были угрозы обычного типа, как
например, ?разбомбить суд!?, но большинство имело какие-то свои
особенности - указывались имена, случаи, спорные вопросы.
Раньян и не пытался скрыть охватившее его беспокойство. Работая с
секретным докладом ФБР, он прочел имена лиц и названия групп,
подозреваемых в распространении угроз. Ку-клукс-клан, арийцы, нацисты,
палестинцы, чернокожие сепаратисты, противники абортов, гомофобы. Даже
ИРА (Ирландская республиканская армия). Казалось, там были все, кроме
бизнесменов и бойскаутов. Группа с Ближнего Востока, поддерживаемая
иранцами, угрожала кровавыми расправами на американской земле в ответ на
смерть двух министров юстиции в Тегеране. Не было абсолютно никаких
доказательств того, что убийцы связаны с новой местной американской
террористической организацией, ставшей известной в последнее время под
названием ?Подпольная армия?, члены которой якобы убрали в Техасе
федерального судью, участвовавшего в рассмотрении дела, подложив бомбу в
его машину. Не было произведено никаких арестов, но именно на
?Подпольную армию? возлагалась ответственность. Кроме того,
первоначально имелись подозрения и в отношении массовых бомбардировок
офисов ?Американского союза гражданских свобод?, но работа была
проделана очень чисто.
- А что скажете об этих пуэрториканкских террористах? - спросил
Раньян, не глядя ни на кого.
- Несерьезно. Они нас не волнуют, - вскользь заметил К. О. Льюис. -
Они угрожают вот уже двадцать лет.
- Ну ладно, может быть, на этот раз они совершили что-нибудь.
Обстановка соответствует, вы так не думаете?
- Забудьте пуэрториканцев, шеф. - Раньяну нравилось, когда его
называли шефом. Не председателем суда, не господином Главным судьей.
Просто шефом. - Они угрожают потому, что так делают и другие.
- Очень смешно, - произнес шеф без улыбки. - Очень смешно. Мне бы
очень не хотелось, чтобы какая-нибудь группа осталась без нашего
пристального внимания.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85
РЕКЛАМА
Сапковский Анджей - Свет вечный
Сапковский Анджей
Свет вечный


Самойлова Елена - Путешественница
Самойлова Елена
Путешественница


Василенко Иван - В неосвещенной школе
Василенко Иван
В неосвещенной школе


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.