Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (30)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (15)
  4. Летучий Голландец (12)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Начало всех начал (10)
  7. Яфет (9)
  8. Путь Кейна. Одержимость (9)
  9. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  11. Роксолана (7)
  12. Память льда (7)
  13. Странствующий теллуриец (7)
  14. Киммерийское лето (6)
  15. Пирамида (6)
  16. Армагеддон (5)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  18. Полковнику никто не пишет (4)
  19. Париж на три часа (4)
  20. Любовница на двоих (4)
  21. Демон и Бродяга (4)
  22. Круг любителей покушать (4)
  23. К "последнему" морю (4)
  24. По тонкому льду (4)
  25. Вещий Олег (3)
  26. Цифровая крепость (3)
  27. Главбух и полцарства в придачу (3)
  28. Имя потерпевшего - никто (3)
  29. Ричард Длинные Руки - воин Господа (3)
  30. Шпион федерального значения (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Гришем Джон — > читать бесплатно "Дело и пеликанах"


Джон ГРИШЕМ


ДЕЛО О ПЕЛИКАНАХ


МОЕМУ ЧИТАТЕЛЬСКОМУ КОМИТЕТУ:
Рене, моей жене и неофициальному редактору; моим сестрам Бет Брайант
и Уэнди Гришем; моей тете Диб Джоунз; а также моему другу и соучастнику
Биллу Балларду

Глава 1
Казалось, он был не способен вызвать такой хаос, но многое из того,
что он видел внизу, можно было бы поставить ему в вину. И это было
замечательно. Ему исполнился 91 год, он был парализован, прикован к
креслу и жил на кислороде. Второй паралич, который он перенес семь лет
назад, почти разбил его, но тем не менее Абрахам Розенберг все еще
продолжал жить. И хотя он был с трубками в носу, его юридический жезл
значил больше, нежели восемь других. Он оставался единственной легендой
в суде, и сам факт того, что он все еще дышал, раздражал большую часть
толпы, собравшейся внизу.
Он сидел в небольшом кресле-каталке в своем офисе на главном этаже
здания Верховного суда. Ноги касались края окна, и он вытягивался вперед
по мере нарастания шума. Он ненавидел полицейских, но вид их, стоящих
плотными аккуратными рядами, несколько успокаивал. Они стояли твердо и
не, отступали, когда толпа примерно в пятьдесят тысяч человек взывала к
крови.
- Такой большой толпы еще не было! - выкрикнул Розенберг в сторону
окна. Он почти совсем оглох. Джейсон Клайн, старший служащий суда, стоял
позади него. Это был первый понедельник октября, день открытия новой
судебной сессии. И в этот день традиционно отмечали праздник Первой
поправки. Чудесный праздник. Розенберг был взволнован. Для него свобода
речи означала свободу бунта.
- Индейцы тоже там? - громко спросил он. Джейсон Клайн наклонился
ближе к его правому уху:
- Да!
- С боевой раскраской?
- Да! В полном походном одеянии.
- Танцуют?
- Да!
Индейцы, чернокожие, белые, коричневые, женщины, гомосексуалисты,
любители деревьев, христиане, активные противники абортов, арийцы,
нацисты, атеисты, охотники, любители животных, крайние расисты,
сторонники доминирующего положения черной расы, выступающие с протестом
против сбора налогов, лесорубы, фермеры - это было огромное море
протеста. И полиция, вызванная для подкрепления, схватилась за свои
черные палки.
- Индейцы должны меня любить!
- Уверен, что они любят. - Клайн кивнул головой и улыбнулся хилому
маленькому человеку со сжатыми кулаками. Его идеология была простой:
правительство над бизнесом, человек над правительством, окружающая среда
надо всем. А что касается индейцев, дайте им то, что они хотят.
Выкрики, мольба, пение, речитатив и вопли становились все громче, и
полиция сомкнула свои ряды. Толпа была более многочисленной и шумной,
чем в прошлые годы. Ситуация обострялась. Ожесточение стало общим.
Клиники, в которых делали аборты, взрывались. Врачи подвергались
нападению и избиению. Один был убит в Пенсаколе. Ему заткнули рот,
связали руки и ноги на уровне груди и в таком положении подожгли
кислотой. Уличные стычки стали повторяться каждую неделю. Церкви и
священники подвергались оскорблениям воинственно настроенных молодчиков.
Крайние расисты действовали под прикрытием дюжины известных, теневых,
военизированных организаций и все больше наглели в своих нападениях на
чернокожих, латиноамериканцев и азиатов. Ненависть стала отличительным
признаком сегодняшней Америки.
И суд, конечно же, представлял собой легкопоражае-мую мишень. В
десять раз больше угроз по сравнению с 1990 годом (имеются в виду
серьезные) раздавалось в адрес органов правосудия. Количественный состав
полиции Верховного суда увеличился втрое. Как минимум два агента ФБР
назначались для охраны каждого судьи. Еще пятьдесят занимались
разбирательством угроз.
- Они ненавидят меня, не так ли? - громко произнес Розенберг,
пристально глядя в окно.
- Да, некоторые из них, - с удовольствием ответил Клайн.
Розенбергу нравилось слышать такое. Он улыбнулся и сделал глубокий
вдох. Восемьдесят процентов угроз смерти выпадало на его долю.
- Видишь какие-нибудь плакаты? - Он был почти слеп.
- Совсем мало.


- Что на них?
- Как обычно. Смерть Розенбергу. В отставку Розенберга. Лишить
кислорода.
- Они размахивают одними и теми же проклятыми плакатами уже несколько
лет. Почему они не позаботятся о новых?
Клерк не ответил. Эйбу уже давно следовало бы уйти в отставку, пока в
один прекрасный день его не вынесут отсюда на носилках. Большую часть
работы," связанной с поисками и изучением, выполняли три судебных
служащих, но Розенберг всякий раз настаивал на записи своего
собственного мнения. Он делал это собственноручно тяжелым фломастером.
Писал, будто царапал, и слова, быстро и небрежно появляющиеся на белом
поле листа, выглядели так, как если бы первоклассник учился писать.
Медленная работа, отнимающая у жизни значительный кусок времени, но кого
заботит время? Клерки проверяли его судебные решения и редко когда
находили ошибки.
Розенберг хихикнул:
- Нам следовало бы скормить Раньяна индейцам.
Председателем суда был Джон Раньян, убежденный консерватор,
назначенный республиканцем и ненавидимый индейцами и большинством других
национальных меньшинств. Семь из девяти получили назначение от
президентов-республиканцев. Уже пятнадцать лет Розенберг ожидает
демократа в Белом доме. Он хотел бы бросить работу, ему следовало бы это
сделать, но он не мог смириться с мыслью, что его любимое место займет
представитель правого крыла типа Раньяна.
Он может подождать. Он может сидеть здесь в своем кресле-каталке,
вдыхать кислород и защищать индейцев, чернокожих, женщин, бедных,
инвалидов, а также все окружение до тех пор, пока ему не исполнится сто
пять лет. И ни один человек в мире, черт побери, не помешает ему в этом,
если только они не убьют его. И это была бы не такая уж плохая мысль.
Голова великого человека кивнула, затем дернулась и упала на плечо.
Он снова уснул. Клайн тихо отошел и вернулся в библиотеку к своим
исследованиям. Через полчаса он вернется, чтобы проверить поступление
кислорода, и даст Эйбу его пилюли.
Офис председателя суда расположен на главном этаже и поэтому больше и
наряднее других восьми. Наружное помещение используется для небольших
приемов и формальных сборов, а внутреннее - рабочий кабинет шефа.
Дверь во внутреннее помещение была закрыта, в комнате находились шеф,
три его сотрудника, капитан полиции Верховного суда, три агента ФБР и К.
О. Льюис, заместитель директора ФБР. Обстановка была серьезной и
предпринимались немалые усилия, чтобы не замечать шума, доносящегося с
улицы. Это было непростым делом. Шеф и Льюис обсуждали ряд последних
угроз смерти, а все остальные просто слушали. Служащие вели записи.
За последние шестьдесят дней в Бюро было зарегистрировано двести
угроз, т. е. установлен новый рекорд. Были угрозы обычного типа, как
например, ?разбомбить суд!?, но большинство имело какие-то свои
особенности - указывались имена, случаи, спорные вопросы.
Раньян и не пытался скрыть охватившее его беспокойство. Работая с
секретным докладом ФБР, он прочел имена лиц и названия групп,
подозреваемых в распространении угроз. Ку-клукс-клан, арийцы, нацисты,
палестинцы, чернокожие сепаратисты, противники абортов, гомофобы. Даже
ИРА (Ирландская республиканская армия). Казалось, там были все, кроме
бизнесменов и бойскаутов. Группа с Ближнего Востока, поддерживаемая
иранцами, угрожала кровавыми расправами на американской земле в ответ на
смерть двух министров юстиции в Тегеране. Не было абсолютно никаких
доказательств того, что убийцы связаны с новой местной американской
террористической организацией, ставшей известной в последнее время под
названием ?Подпольная армия?, члены которой якобы убрали в Техасе
федерального судью, участвовавшего в рассмотрении дела, подложив бомбу в
его машину. Не было произведено никаких арестов, но именно на
?Подпольную армию? возлагалась ответственность. Кроме того,
первоначально имелись подозрения и в отношении массовых бомбардировок
офисов ?Американского союза гражданских свобод?, но работа была
проделана очень чисто.
- А что скажете об этих пуэрториканкских террористах? - спросил
Раньян, не глядя ни на кого.
- Несерьезно. Они нас не волнуют, - вскользь заметил К. О. Льюис. -
Они угрожают вот уже двадцать лет.
- Ну ладно, может быть, на этот раз они совершили что-нибудь.
Обстановка соответствует, вы так не думаете?
- Забудьте пуэрториканцев, шеф. - Раньяну нравилось, когда его
называли шефом. Не председателем суда, не господином Главным судьей.
Просто шефом. - Они угрожают потому, что так делают и другие.
- Очень смешно, - произнес шеф без улыбки. - Очень смешно. Мне бы
очень не хотелось, чтобы какая-нибудь группа осталась без нашего
пристального внимания.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85
РЕКЛАМА
Корнев Павел - Люди и нелюди
Корнев Павел
Люди и нелюди


Лукин Евгений - После нас - хоть потом
Лукин Евгений
После нас - хоть потом


Шилова Юлия - Во имя денег
Шилова Юлия
Во имя денег


Свержин Владимир - Лицо отмщения
Свержин Владимир
Лицо отмщения


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.