Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Гнев дракона (107)
  3. Умножающий печаль (97)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (93)
  5. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  6. Начало всех начал (74)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Свирепый черт Лялечка (56)
  12. Омон Ра (54)
  13. Имя потерпевшего - никто (54)
  14. Покер с акулой (32)
  15. Аквариум (25)
  16. Киммерийское лето (22)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  20. Париж на три часа (19)
  21. Колдун из клана Смерти (18)
  22. Роксолана (18)
  23. Тимур и его команда (16)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. Ледокол (13)
  26. Брудершафт с Терминатором (12)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. Яфет (11)
  29. По тонкому льду (11)
  30. Истребивший магию (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Конан-Дойль Артур — > читать бесплатно "Желтое лицо"


Артур Конан-Дойль


Желтое лицо


Вполне естественно, что я, готовя к изданию эти короткие
очерки, в основу которых легли те многочисленные случаи, когда
своеобразный талант моего друга побуждал меня жадно выслушивать
его отчет о какой-нибудь необычной драме, а порой и самому
становиться ее участником, что я при этом чаще останавливаюсь
на его успехах, чем на неудачах. Я поступаю так не в заботе о
его репутации, нет: ведь именно тогда, когда задача ставила его
в тупик, он особенно удивлял меня своей энергией и
многогранностью дарования. Я поступаю так по той причине, что
там, где Холмс терпел неудачу, слишком часто оказывалось, что и
никто другой не достиг успеха, и тогда рассказ оставался без
развязки. Временами, однако, случалось и так, что мой друг
заблуждался, а истина все же бывала раскрыта. У меня записано
пять-шесть случаев этого рода, и среди них наиболее яркими и
занимательными представляются два -- дело о втором пятне и та
история, которую я собираюсь сейчас рассказать.
Шерлок Холмс редко занимался тренировкой ради тренировки.
Немного найдется людей, в большей мере способных к напряжению
всей своей мускульной силы, и в своем весе он был бесспорно
одним из лучших боксеров, каких я только знал; но в бесцельном
напряжении телесной силы он видел напрасную трату энергии, и
его, бывало, с места не сдвинешь, кроме тех случаев, когда дело
касалось его профессии. Вот тогда он бывал совершенно неутомим
и неотступен, хотя, казалось бы, для этого требовалось
постоянная и неослабная тренировка; но, правда, он всегда
соблюдал крайнюю умеренность в еде и в своих привычках, был до
строгости прост. Он не был привержен ни к каким порокам, а если
изредка и прибегал к кокаину то разве что в порядке протеста
против однообразия жизни, когда загадочные случаи становились
редки и газеты не предлагали ничего интересного.
Как-то ранней весной он был в такой расслабленности, что
пошел со мной днем прогуляться в парк. На вязах только еще
пробивались хрупкие зеленые побеги, а клейкие копьевидные почки
каштанов уже начали развертываться в пятиперстные листики. Два
часа мы прохаживались вдвоем, большей частью молча, как и
пристало двум мужчинам, превосходно знающим друг друга. Было
около пяти, когда мы вернулись на Бейкер-стрит.
-- Разрешите доложить, сэр, -- сказал наш мальчик-лакей,
открывая нам дверь. -- Тут приходил один джентльмен, спрашивал
вас, сэр.
Холмс посмотрел на меня с упреком.
-- Вот вам и погуляли среди дня! -- сказал он. -- Так он
ушел, этот джентльмен?
-- Да, сэр.
-- Ты не предлагал ему зайти?
-- Предлагал, сэр, он заходил и ждал.
-- Долго он ждал?
-- Полчаса, сэр. Очень был беспокойный джентльмен, сэр, он
все расхаживал, пока тут был, притоптывал ногой. Я ждал за
дверью, сэр, и мне все было слышно. Наконец он вышел в коридор
и крикнул: "Что же он так никогда и не придет, этот человек?"
Это его точные слова, сэр. А я ему: "Вам только надо подождать
еще немного". "Так я, --
говорит, -- подожду на свежем воздухе, а то я просто
задыхаюсь! Немного погодя зайду еще раз", -- с этим он встал и
ушел, и, что я ему ни говорил, его никак было не удержать.
-- Хорошо, хорошо, ты сделал что мог, -- сказал Холмс,
проходя со мной в нашу общую гостиную. -- Как все-таки досадно
получилось, Уотсон! Мне позарез нужно какое-нибудь интересное
дело, а это, видно, такое и есть, судя по нетерпению
джентльмена. Эге! Трубка на столе не ваша! Значит, это он
оставил свою. Добрая старая трубка из корня вереска с длинным
чубуком, какой в табачных магазинах именуется янтарным. Хотел
бы я знать, сколько в Лондоне найдется чубуков из настоящего
янтаря! Иные думают, что признаком служит муха. Возникла,
знаете, целая отрасль промышленности -- вводить поддельную муху
в поддельный янтарь. Он был, однако, в сильном расстройстве,
если забыл здесь свою трубку, которой явно очень дорожит.
-- Откуда вы знаете, что он очень ею дорожит? -- спросил
я.
-- Такая трубка стоит новая семь с половиной шиллингов. А
между тем она, как видите, дважды побывала в починке: один раз



чинилась деревянная часть, другой -- янтарная. Починка,
заметьте, оба раза стоила дороже самой трубки -- здесь в двух
местах перехвачено серебряным кольцом. Человек должен очень
дорожить трубкой, если предпочитает дважды чинить ее, вместо
того, чтобы купить за те же деньги новую.
-- Что-нибудь еще? -- спросил я, видя, что Холмс вертит
трубку в руке и задумчиво, как-то по-своему ее разглядывает. Он
высоко поднял ее и постукивал по ней длинным и тонким
указательным пальцем, как мог бы профессор, читая лекцию,
постукивать по кости.
-- Трубки бывают обычно очень интересны, -- сказал он. --
Ничто другое не заключает в себе столько индивидуального,
кроме, может быть, часов да шнурков на ботинках. Здесь,
впрочем, указания не очень выраженные и не очень значительные.
Владелец, очевидно, крепкий человек с отличными зубами, левша,
неаккуратный и не склонен наводить экономию.
Мой друг бросал эти сведения небрежно, как бы вскользь, но
я видел, что он скосил на меня взгляд, проверяя, слежу ли я за
его рассуждением.
-- Вы думаете, человек не стеснен в деньгах, если он курит
трубку за семь шиллингов? -- спросил я.
-- Он курит гросвенорскую смесь по восемь пенсов унция, --
ответил Холмс, побарабанив по голове трубки и выбив на ладонь
немного табаку. -- А ведь можно и за половину этой цены купить
отличный табак -- значит, ему не приходится наводить экономию.
-- А прочие пункты?
-- Он имеет привычку прикуривать от лампы и газовой
горелки. Вы видите, что трубка с одного боку сильно обуглилась.
Спичка этого, конечно, не наделала бы. С какой стати станет
человек, разжигая трубку, держать спичку сбоку? А вот прикурить
от лампы вы не сможете, не опалив головки. И опалена она с
правой стороны. Отсюда я вывожу, что ее владелец левша.
Попробуйте сами прикурить от лампы и посмотрите, как,
естественно, будучи правшой, вы поднесете трубку к огню левой
ее стороной. Иногда вы, может быть, сделаете и наоборот, но не
будете так поступать из раза в раз. Эту трубку постоянно
подносили правой стороной. Далее, смотрите, он прогрыз янтарь
насквозь. Это может сделать только крепкий, энергичный человек
да еще с отличными зубами. Но, кажется, я слышу на лестнице его
шаги, так что нам будет что рассмотреть поинтересней трубки.
Не прошло и минуты, как дверь отворилась, и в комнату
вошел высокий молодой человек. На нем был отличный, но не
броский темно-серый костюм, и в руках он держал коричневую
фетровую шляпу с широкими полями. Выглядел он лет на тридцать,
хотя на самом деле был, должно быть, старше.
-- Извините, -- начал он в некотором смущении. -- Полагаю,
мне бы следовало постучать. Да, конечно, следовало...
Понимаете, я несколько расстроен, тем и объясняется... -- Он
провел рукой по лбу, как делает человек, когда он сильно не в
себе, и затем не сел, а скорей упал на стул.
-- Я вижу вы ночи две не спали, -- сказал Холмс в
спокойном, сердечном тоне. -- Это изматывает человека больше,
чем работа, и даже больше, чем наслаждение. Разрешите спросить,
чем могу вам помочь?
-- Мне нужен ваш совет, сэр. Я не знаю, что мне делать,
все в моей жизни пошло прахом.
-- Вы хотели бы воспользоваться моими услугами
сыщика-консультанта?
-- Не только. Я хочу услышать от вас мнение
рассудительного человека... и человека, знающего свет. Я хочу
понять, что мне теперь делать дальше. Я так надеюсь, что вы мне
что-то посоветуете.
Он не говорил, а выпаливал резкие, отрывочные фразы, и мне
казалось, что говорить для него мучительно и что он все время
должен превознемогать себя усилием воли.
-- Дело это очень щепетильное, -- продолжал он. -- Никто
не любит говорить с посторонними о своих семейных делах.
Ужасно, знаете, обсуждать поведение своей жены с людьми,
которых ты видишь в первый раз. Мне противно, что я вынужден
это делать! Но я больше не в силах терпеть, и мне нужен совет.
-- Мой милый мистер Грэнт Манро... -- начал Холмс.
Наш гость вскочил со стула.
-- Как! -- вскричал он. -- Вы знаете мое имя?
-- Если вам желательно сохранять инкогнито, -- сказал с
улыбкой Холмс, -- я бы посоветовал отказаться от обыкновения



Страницы: [1] 2 3 4 5
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Племя
Прозоров Александр
Племя


Шилова Юлия - Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки
Шилова Юлия
Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки


Самойлова Елена - Ключи наследия
Самойлова Елена
Ключи наследия


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.