Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (22)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (15)
  4. Следователь по особо важным делам (13)
  5. Чужие зеркала (12)
  6. Посмертный образ (11)
  7. Под солнцем останется победитель (10)
  8. Великий лес (9)
  9. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  10. Шестая книга судьбы (7)
  11. Продам твою мать (7)
  12. На осколках чести (7)
  13. Любовница на двоих (6)
  14. Горы Судьбы (6)
  15. Ученик (6)
  16. Рыцарь из ниоткуда (6)
  17. Леннар. Книга Бездн (6)
  18. Калигула (5)
  19. Огромный черный корабль (5)
  20. Обряд дома Месгрейвов (5)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Анастасия (5)
  23. Главный противник (4)
  24. Чистильщик (4)
  25. Чары старой ведьмы (4)
  26. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  27. Круг любителей покушать (4)
  28. Вещий Олег (3)
  29. Москва слезам не верит (сценарий) (3)
  30. Свет вечный (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Конан-Дойль Артур — > читать бесплатно "Камень Мазарини"


Артур Конан-Дойль


Камень Мазарини


Доктору Уотсону было приятно снова очутиться на
Бейкер-стрит, в неприбранной комнате на втором этаже, этой
исходной точке стольких замечательных приключений. Он взглянул
на таблицы и схемы, развешанные по стенам, на прожженную
кислотой полку с химикалиями, скрипку в футляре, прислоненную к
стене в углу, ведро для угля, в котором когда-то лежали трубки
и табак, и, наконец, глаза его остановились на свежем
улыбающемся лице Билли, юного, но очень толкового и
сообразительного слуги, которому как будто удалось перекинуть
мостик через пропасть отчуждения и одиночества, окружавшую
таинственную фигуру великого сыщика.
-- У вас тут все по-старому. И вы сами нисколько не
изменились. Надеюсь, то же можно сказать и о нем?
Билли с некоторым беспокойством посмотрел на закрытую
дверь спальни.
-- Он, кажется, спит, -- сказал он.
Стояла ясная летняя погода, и было только семь часов
вечера, однако предположение Билли не удивило доктора Уотсона:
он давно привык к необычному образу жизни своего старого друга.
-- Это означает, если не ошибаюсь, что ему поручено дело,
не так ли?
-- Совершенно верно, сэр. Он сейчас весь поглощен им. Я
даже опасаюсь за его здоровье. Он бледнеет и худеет с каждым
днем и ничего не ест. Миссис Хадсон его спросила: "Когда вы
изволите пообедать, мистер Холмс?" -- а он ответил: "В половине
восьмого послезавтра". Вы ведь знаете, какой он бывает, когда
увлечен делом.
-- Да, Билли, знаю.
-- Он кого-то выслеживает. Вчера он изображал рабочего,
подыскивающего место. А сегодня нарядился старухой. И так
похоже, что я совершенно не узнал его, а уж я бы, кажется,
должен знать его приемы.
Усмехнувшись, Билли указал на необыкновенно потрепанный
зонтик, прислоненный к дивану.
-- Это одна из принадлежностей костюма старухи.
-- Но какое у него на этот раз дело, Билли?
Билли понизил голос, словно речь шла о великой
государственной тайне.
-- Вам я, конечно, скажу, сэр. Но, кроме вас, этого никто
не должен знать. Это то самое дело о бриллианте короны.
-- Вы говорите о похищении камня в сто тысяч фунтов?
-- Да, сэр. Они должны разыскать его во что бы то ни
стало. И премьер-министр и министр внутренних дел были у нас и
сидели вот на этом самом диване. Мистер Холмс был очень любезен
с ними. Он совсем не важничал и пообещал сделать все, что
только можно. И потом еще лорд Кантлмир...
-- Вот как?
-- Да, сэр, вы понимаете, что это значит. Он, если только
можно так выразиться, ужасно заносчивый. Я могу иметь дело с
премьер-министром и ничего не имею против министра внутренних
дел -- он производит впечатление воспитанного и любезного
человека, -- но этого лорда я совершенно не выношу. И мистер
Холмс тоже. Дело в том, что он не верит в мистера Холмса и
возражал против того, чтобы ему поручили дело. Мне кажется, он
был бы даже рад, если бы мистер Холмс с ним не справился.
-- И мистер Холмс это знает?
-- Не было еще такого случая, чтобы мистер Холмс
чего-нибудь не знал.
-- Ну, я очень надеюсь, что он справится и лорд Кантлмир
будет посрамлен. Послушайте, Билли, зачем эта занавеска на
окне?
-- Мистер Холмс повесил ее три дня тому назад. У нас там
есть кое-что любопытное. -- Билли подошел и отдернул занавесь,
отделявшую комнату от оконной ниши.
Доктор Уотсон невольно вскрикнул от удивления. Перед ним в
глубоком кресле сидела точная копия его старого друга, и халат
и все остальное были в точности как у Холмса, лицо, на три
четверти обращенное к окну, было слегка наклонено вниз, словно
над невидимой книгой. Билли снял голову с туловища и подержал
ее в руках.
-- Мы придаем ей различные положения, чтобы было больше
похоже на живого человека. Если бы штора не была спущена, я бы,



конечно, не решился ее трогать. Когда штора не задернута, ее
видно с той стороны улицы.
-- Однажды у нас уже было что-то в этом роде.
-- Меня тогда еще здесь не было, -- сказал Билли. Он
раздвинул шторы и выглянул на улицу. -- За нами из того дома
ведут наблюдение. Вон в окне человек, хотите посмотреть?
Уотсон сделал шаг вперед, но в это время дверь спальни
отворилась, и оттуда появилась худая и длинная фигура Холмса;
лицо его осунулось и побледнело, но держался он, как всегда,
бодро. Одним прыжком он очутился у окна и поправил штору.
-- Довольно, Билли, -- сказал он, -- вы рисковали жизнью,
а как раз сейчас вы мне очень нужны. Рад вас видеть, Уотсон, в
вашей старой квартире. Вы явились в критическую минуту.
-- Я это чувствую.
-- Можете идти, Билли. Не знаю, как быть с этим мальчиком.
Насколько я вправе подвергать его опасности.
-- Какой опасности, Холмс?
-- Опасности внезапной смерти. Я не удивлюсь, если сегодня
вечером что-нибудь произойдет.
-- Но что именно?
-- Например, меня убьют.
-- Не может быть, Холмс, вы шутите!
-- Даже при моем отсутствии юмора я мог бы придумать
лучшую шутку. Но пока что мы можем наслаждаться жизнью, верно?
Спиртные напитки вам не противопоказаны? Сифон и сигары на
прежнем месте. Надеюсь, вы еще не презираете мой жалкий табак и
трубку? В эти дни они должны заменить мне еду.
-- Но почему вы отказываетесь от еды?
-- Потому что голод обостряет умственные способности. Мой
дорогой Уотсон, вы, как врач, должны согласиться, что при
пищеварении мозг теряет ровно столько крови, сколько ее
требуется для работы желудка. Я сейчас один сплошной мозг. Все
остальное -- не более чем придаток. Поэтому я прежде всего
должен считаться с мозгом.
-- Но вы говорили о какой-то опасности, Холмс?
-- Ах да, на всякий случай вам, пожалуй, не мешает
обременить свою память адресом и именем убийцы. Вы сможете
передать эти сведения в Скотленд-Ярд в виде прощального привета
от преданного Холмса, Его зовут Сильвиус, граф Негретто
Сильвиус. Запишите: Мурсайд-Гарденс, 136, Норд-Вест. Готово?
Честное лицо Уотсона нервно подергивалось. Ему было
слишком хорошо известно, что Холмс никогда не останавливался ни
перед какой опасностью и скорее склонен был недооценивать ее,
чем преувеличивать. Уотсон не привык тратить время даром и
решительно поднялся.
-- Можете располагать мной, Холмс, в ближайшие дни я
совершенно свободен.
-- В моральном отношении вы нисколько не изменились к
лучшему, Уотсон. Ко всем вашим старым порокам добавился еще
один -- вы научились лгать. Весь ваш вид говорит о том, что вы
загруженный работой врач, которого осаждают больные.
-- Среди них ни одного сколько-нибудь серьезного. Но разве
вы не можете арестоватъ этого человека?
-- Конечно, могу, Уотсон, поэтому-то он так и беспокоится.
-- Так в чем же дело?
-- Дело в том, что я не знаю, где бриллиант.
-- Ах да, Билли рассказывал -- бриллиант короны.
-- Вот именно, огромный желтый камень Мазарини. Я
расставил сети, и рыбка уже попалась, но я еще не получил
камня. Какой мне толк забирать грабителей? Разумеется, мир
станет лучше, если всех их посадить за решетку. Но у меня
другая цель -- мне нужен камень.
-- Так, значит, граф Сильвиус -- одна из попавшихся рыбок?
-- Да, и при этом акула, которая кусается. Другой -- Сэм
Мертон, боксер. Сэм -- неплохой парень, но граф использует его
для своих целей. Он не акула, а всего только глупый
большеголовый пескарь. Но все равно он тоже бьется в моих
сетях.
-- А где этот граф Сильвиус?
-- Я сегодня все утро провел у него под самым носом. Вы
ведь видели меня в роли старухи. Но так удачно, как в этот раз,
у меня еще никогда не получалось. Граф даже поднял мой зонтик
со словами "Позвольте мне, сударыня", он ведь наполовину
итальянец и, как истинный южанин, умеет быть чрезвычайно
любезным, если только он в духе, но если не в духе, -- это



Страницы: [1] 2 3 4 5
РЕКЛАМА
Пехов Алексей - Искра и ветер
Пехов Алексей
Искра и ветер


Семенова Мария - Самоцветные горы
Семенова Мария
Самоцветные горы


Круз Андрей - Москва
Круз Андрей
Москва


Глуховский Дмитрий - Метро 2033
Глуховский Дмитрий
Метро 2033


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.