Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (234)
  2. Радости о горести знаменитой Молль Флендерс... (12)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  4. Беспощадный (10)
  5. Затмение (10)
  6. НКВД. Война с неведомым (8)
  7. Крещение огнем (6)
  8. Хочу замуж, или Русских не предлагать! (6)
  9. Покер с акулой (6)
  10. Начало всех начал (5)
  11. Золотой песок (5)
  12. Все в шоколаде (5)
  13. Вещий Олег (4)
  14. Огромный черный корабль (4)
  15. Веселое мореплавание Солнышкина (4)
  16. Ближайший родственник (4)
  17. Пелагия и красный петух (том 2) (4)
  18. Прозрачные витражи (4)
  19. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (4)
  20. Свирепый черт Лялечка (4)
  21. Последний город (3)
  22. Приключения Незнайки и его друзей (3)
  23. Колдун из клана Смерти (3)
  24. Портрет кудесника в юности (3)
  25. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (3)
  26. Вчера будет война (3)
  27. Гиперболоид инженера Гарина (3)
  28. Ричард Длинные Руки - 1 (3)
  29. Базарное счастье (3)
  30. Любовница на двоих (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Кристи Агата — > читать бесплатно "Смерть приходит в конце"


Агата Кристи


Смерть приходит в конце


OCR Красно

Перевод с английского Н. Емельянниковой
ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА
Описанные в этой книге события происходят за 2000 лет до нашей эры в
Египте, а точнее, на западном берегу Нила возле Фив, ныне Луксора. Место и
время действия выбраны автором произвольно. С таким же успехом можно было
назвать другие место и время, но так уж получилось, что сюжет романа и
характеры действующих лиц оказались навеяны содержанием нескольких писем
периода XI династии, найденных экспедицией 1920 - 1921 годов из
нью-йоркского музея "Метрополитен" в скальной гробнице на противоположном
от Луксора берегу реки и переведенных профессором Баттискоумбом Ганном для
выпускаемого музеем бюллетеня.
Читателю, возможно, будет небезынтересно узнать, что получение должности
жреца "ка"[1], а следует отметить, что культ "ка" являлся неотъемлемым
признаком древнеегипетской цивилизации, - было по сути дела весьма схоже с
передачей по завещанию часовни для отправления заупокойной службы в средние
века. Жреца "ка" - хранителя гробницы - наделяли земельными владениями, за
что он был обязан содержать гробницу того, кто там покоился, в полном
порядке и в праздничные дни совершать жертвоприношения, дабы душа усопшего
пребывала в мире.
В Древнем Египте слова "брат" и "сестра", обычно обозначавшие возлюбленных,
часто служили синонимами словам "муж" и "жена". Такое значение этих слов
сохранено и в этой книге.
Сельскохозяйственный год Древнего Египта, состоявший из трех сезонов по
четыре тридцатидневных месяца в каждом, определял жизнь и труд земледельца
и с добавлением в конце пяти дней для согласования с солнечным годом
считался официальным календарным годом из 365 дней. Новый год традиционно
начинался с подъема воды в Ниле, что обычно случалось в третью неделю июля
по нашему календарю. За многие столетия отсутствие високосного года
произвело такой сдвиг во времени, что в ту пору, когда происходит действие
нашего романа, официальный новый год начинался на шесть месяцев раньше, чем
сельскохозяйственный, то есть в январе, а не в июле. Чтобы избавить
читателя от необходимости постоянно держать это в уме, даты, указанные в
начале каждой главы, соответствуют сельскохозяйственному календарю того
времени, то есть Разлив - конец июля - конец ноября. Зима - конец ноября -
конец марта и Лето - конец марта - конец июля.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Ренисенб - дочь Имхотепа. Слишком юная и красивая, чтобы долго оставаться
вдовой, она стоит перед роковым выбором: жизнь или смерть.
Яхмос - старший сын Имхотепа. Сварливая жена и властный отец лишили его
храбрости отстаивать свои права.
Себек - второй сын Имхотепа, красавец и хвастун. Он тоже недоволен своим
подневольным положением в доме отца.
Имхотеп - тщеславный и спесивый священнослужитель культа "ка", или, проще
говоря, хранитель гробницы, он обеспечивает содержание всех членов своей
многочисленной семьи и, взяв в дом наложницу, не подозревает, что навлекает
на себя беду.
Сатипи - рослая, энергичная, громкоголосая жена Яхмоса, она третирует
своего мужа и оскорбляет всех вокруг.
Кайт - жена Себека, ею владеет одна страсть: любовь к детям.
Хенет - домоправительница Имхотепа; постоянно жалуясь на собственную
судьбу, исподтишка вносит разлад в семью и с наслаждением раздувает
семейные ссоры.
Иза - мать Имхотепа, считающая своего сына глупцом; она не побоялась
бросить вызов смерти, но и ей довелось узнать, что такое страх.
Хори - писец и управляющий у Имхотепа, он строит свои расчеты, как уберечь
Ренисенб от опасности, исходя из логики и... любви.
Ипи - младший сын Имхотепа; только отец готов сносить мальчишескую
заносчивость своего любимца.
Нофрет - прекрасная юная наложница стареющего Имхотепа, она разожгла
страсти, подспудно тлевшие в семье хранителя гробницы.
Камени - родственник Имхотепа. Широкий в плечах красавец, он поет любовные
песни, которые находят отклик в сердце Ренисенб.
ГЛАВА I
Второй месяц Разлива, 20-й день
I
Ренисенб стояла и смотрела на Нил.
Откуда-то издалека доносились голоса старших братьев, Яхмоса и Себека. Они
спорили, стоит ли укрепить кое в каких местах дамбу. Себек, как обычно,
говорил резко и уверенно. Он всегда высказывал свое мнение с завидной
определенностью. Голос его собеседника звучал приглушенно и нерешительно.
Яхмос постоянно пребывал в сомнениях и тревоге по тому или иному поводу. Он



был старшим из сыновей, и, когда отец отправлялся в Северные Земли[2], все
управление поместьем так или иначе оказывалось в его руках. Плотного
сложения, неторопливый в движениях, Яхмос в отличие от жизнерадостного и
самоуверенного Себека был осторожен и склонен отыскивать трудности там, где
их не существовало.
С раннего детства помнились Ренисенб точно такие же интонации в спорах ее
старших братьев. И от этого почему-то пришло чувство успокоения... Она
снова дома. Да, она вернулась домой.
Но стоило ей увидеть сверкающую под лучами солнца гладь реки, как душу
опять захлестнули протест и боль. Хей, ее муж, умер... Хей, широкоплечий и
улыбчивый. Он ушел к Осирису[3] в Царство мертвых, а она, Ренисенб, его
горячо любимая жена, так одинока здесь. Восемь лет они были вместе - она
приехала к нему совсем юной - и теперь, уже вдовой, вернулась с малышкой
Тети в дом отца.
На мгновенье ей почудилось, что она никуда и не уезжала...
И эта мысль была приятна...
Она забудет восемь лет безоблачного счастья, безжалостно прерванного и
разрушенного утратой и горем.
Да, она их забудет, выкинет из головы. Снова превратится в юную Ренисенб,
дочь хранителя гробницы Имхотепа, легкомысленную и ветреную. Любовь мужа и
брата жестоко обманула ее своей сладостью. Она увидела широкие бронзовые
плечи, смеющийся рот Хея - теперь Хей, набальзамированный, обмотанный
полотняными пеленами, охраняемый амулетами, совершает путешествие по
Царству мертвых. Здесь, в этом мире, уже не было Хея, который плавал в
лодке по Нилу, ловил рыбу и смеялся, глядя на солнце, а она с малышкой Тети
на коленях, растянувшись рядом, смеялась ему в ответ...
"Забудь обо всем, приказала себе Ренисенб. - С этим покончено. Ты у себя
дома. И все здесь так, как было прежде. И ты тоже должна быть такой, какой
была. Тогда все будет хорошо. Тети уже забыла. Она играет с детьми и
смеется".
Круто повернувшись, Ренисенб направилась к дому. По дороге ей встретились
груженные поклажей ослы, которых гнали к реке. Миновав закрома с зерном и
амбары, она открыла ворота и очутилась во внутреннем дворе, обнесенном
глиняными стенами. До чего же здесь было славно! Под сенью фиговых деревьев
в окружении цветущих олеандров и жасмина блестел искусственный водоем.
Дети, а среди них и Тети, шумно играли в прятки, укрываясь в небольшой
беседке, что стояла на берегу водоема. Их звонкие чистые голоса звенели в
воздухе. Тети, заметила Ренисенб, держала в руках деревянного льва, у
которого, если дернуть за веревочку, открывалась и закрывалась пасть, это
была любимая игрушка ее собственного детства. И снова к ней пришла
радостная мысль: "Я дома..." Ничто здесь не изменилось, все оставалось
прежним. Здесь не знали страхов, не ведали перемен. Только теперь ребенком
была Тети, а она стала одной из матерей, обитающих в стенах этого дома. Но
сама жизнь, суть вещей ничуть не преобразилась.
Мяч, которым играл кто-то из детей, подкатился к ее ногам. Она схватила его
и, смеясь, кинула назад ребенку.
Ренисенб поднялась на галерею, своды которой поддерживали расписанные
яркими красками столбы, и вошла в дом, где, миновав главный зал, - его
стены наверху были украшены изображением лотоса и мака, - очутилась в
задней части дома, на женской половине.
Громкие голоса заставили ее застыть на месте, чтобы вновь насладиться почти
забытыми звуками. Сатипи и Кайт - ссорятся, как всегда! И, как всегда,
голос Сатипи резкий, властный, не допускающий возражений. Высокого роста,
энергичная, громкоголосая Сатипи, жена Яхмоса, по-своему красивая,
деспотичная женщина. Она вечно командовала в доме, то и дело придиралась к
слугам и добивалась от них невозможного злобной бранью и неукротимым
нравом. Все боялись ее языка и спешили выполнить любое приказание. Сам
Яхмос восхищался решительным и напористым характером своей супруги и
позволял ей помыкать собою, что приводило Ренисенб в ярость.
В паузах между пронзительными возгласами Сатипи слышался тихий, но твердый
голос Кайт. Кайт, жена красивого, веселого Себека, была широка в кости и
непривлекательна лицом. Она обожала своих детей, и все ее помыслы и
разговоры были только о детях. В своих ежедневных ссорах со свояченицей она
стойко держала оборону одним и тем же незатейливым способом, невозмутимо и
упрямо отвечая первой пришедшей ей в голову фразой. Она не проявляла ни
горячности, ни пыла, но ее ничто не интересовало, кроме собственных забот.
Себек был очень привязан к жене и, не смущаясь, рассказывал ей обо всех
своих любовных приключениях в полной уверенности, что она, казалось бы,
слушая его и даже с одобрением или неодобрением хмыкая в подходящих местах,
на самом деле все пропускает мимо ушей, поскольку мысли ее постоянно заняты
только тем, что связано с детьми.
- Безобразие, вот как это называется, - кричала Сатипи. - Будь у Яхмоса
хоть столько храбрости, сколько у мыши, он бы такого не допустил. Кто здесь
хозяин, когда нет Имхотепа? Яхмос! И я, как жена Яхмоса, имею право первой
выбирать циновки и подушки. Этот толстый, как гиппопотам, черный раб



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
РЕКЛАМА
Круз Андрей - Прорыв
Круз Андрей
Прорыв


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


Ильин Андрей - Слово дворянина
Ильин Андрей
Слово дворянина


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.