Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Обряд дома Месгрейвов (14)
  3. Вещий Олег (13)
  4. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  5. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (7)
  8. Главный противник (7)
  9. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  10. Чары старой ведьмы (6)
  11. Бремя власти (6)
  12. Кафедра странников (6)
  13. Битва за Царьград (6)
  14. Начало всех начал (6)
  15. Принц Каспиан (6)
  16. День проклятия (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Последний завет (5)
  19. Пощады не будет (4)
  20. Свирепый черт Лялечка (4)
  21. Любовница на двоих (4)
  22. Круг любителей покушать (4)
  23. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  24. Чистильщик (4)
  25. По тонкому льду (4)
  26. Московский упырь (3)
  27. Путь князя. Равноценный обмен (3)
  28. Смягчающие обстоятельства (3)
  29. Горы Судьбы (3)
  30. Коронация, или последний из романов (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Мир-Хайдаров Рауль — > читать бесплатно "Двойник китайского императора"


Рауль Мир-Хайдаров


Двойник китайского императора



---------------------------------------------------------------
OCR: 2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского
---------------------------------------------------------------
Часть I
Едва закрылась дверь за Махмудовым, хозяин кабинета нервно нажал ногой
педаль сигнала, и тут же на пороге появился ухмыляющийся помощник.
-- Что скалишься?.. -- зло оборвал его секретарь обкома. -- Налей
скорее выпить -- замучил, гад.
Помощник тенью скользнул за перегородку, где архитектор умело разместил
комнату отдыха -- там находился вместительный финский холодильник
"Розенлеф".
Анвар Абидович вышел из-за стола и прошелся по просторному кабинету,
обдумывая только что закончившийся разговор.
-- Словно вагон цемента разгрузил, -- сказал он мрачно и, разувшись,
пробежал по длинной ков­ровой дорожке до входной двери и обратно не­сколько
раз, потом бросился на красный ковер и долго энергично отжимался. Он
гордился своей фи­зической силой и, бывая в глубинке, охотно вклю­чался на
праздниках в народную борьбу -- кураш -- и редко проигрывал: не растерял
ловкости и сно­ровки, отличавших его смолоду. Отжавшись, он так и остался
сидеть на ковре, только по-восточному удобно скрестил ноги; помощник
поставил перед ним медный поднос с бокалом коньяка и тонко нарезанными
лимонами -- он понимал хозяина без слов. Выпив коньяк залпом, как водку,
жадно за­кусил лимоном и сказал:
-- Небось и ты издергался, все ждал: вот вбегу по звонку, а иноятовский
зять на ковре ползает, слюни распустив, детей просит пожалеть...
Помощник, каким-то чутьем угадав желание хо­зяина, наливает бокал еще
раз до краев, хотя оши­бись -- умоешься коньяком, да еще отматерит, ска­жет
злобно: спаиваешь?
Анвар Абидович второй бокал пьет уже не то­ропясь, смакуя, -- в
чем-чем, а в коньяке он пони­мает толк и всякую дрянь не принимает, помнит о
здоровье. Наверное, ему надоедает смотреть снизу вверх, и он приглашает
помощника присесть рядом, приготовив и себе небольшую рюмку.
"Значит, понесло шефа на философию", -- думает помощник тоскливо.
-- Слез Махмудова сегодня не удалось увидеть ни тебе, ни мне. Крепкий
мужик, побольше бы таких, а то уже неинтересно работать: не успеешь
прикрикнуть -- тут же в штаны наложат, дышать в кабинете нечем.
Осмелев после выпитого, помощник вставляет свое:
-- Зачем мучились, изводили себя? Оформим дело, и концы в воду: и судья
подходящий есть, и прокурор на примете, только и ждет, как бы вам угодить, а
материалов у меня на всех припасено с десяток, на выбор, -- и, довольный,
громко смеется, обнажая полный рот крупных золотых зубов.
-- Если бы я жил твоим умом, Юсуф, давно бы сам в тюрьме сидел, --
говорит мирно хозяин кабинета и поднимается.
Помощник торопливо подает туфли, и, пока лов­ко завязывает хозяину
шнурки, Анвар Абидович тер­пеливо объясняет ему:
-- Если всех толковых пересажаем, кто же ра­ботать будет, область в
передовые двигать, -- с теми, за кого ты хлопочешь, дорогой мой Юсуф,
комму­низма не построишь, век в развитом социализме прозябать придется.
Вернувшись за стол, он продолжает:
-- А Махмудова не в тюрьму надо упечь, как ты предлагаешь, а к рукам
умно прибрать следует. Хотя и трудное это дело, как я понял теперь, с
характером, гордый человек. Тут ведь такая хитрая штука: нужно, чтобы он
верой и правдой и нам служил, и государству. С обрезанными крыльями он мне
не нужен, потому и не резон мне отбирать у него район. Да и народ, как я
думаю, за него горой стоит.
Ты ведь знаешь: сам Акмаль Арипов не решается в открытую отнять у него
какого-то жеребца, а за деньги тот не продает -- подсылал аксайский хан
подставных лиц. Большие деньги предлагал, а Мах­мудов ни в какую, говорит:
не для утехи держу чистопородного скакуна, а для племенного конеза­вода, и,
мол, цена ахалтекинцу -- сто тысяч долларов. Акмаль уже год бесится,
говорит: я ему пятьдесят тысяч наличными предлагаю, а он о ста тысячах для
государства печется!
Анвар Абидович просит налить боржоми и, вы­пив, продолжает:
-- А я всякий раз подзуживаю Акмаля, говорю: а ты приди к нему со
своими нукерами, как ты обычно поступаешь, и забери коня бесплатно. Нет,
отвечает мне Арипов, не унести моим нукерам, да и мне самому ноги из района
Махмудова. Больно народ его любит, уважает, Купыр-Пулатом называет, пойдет
за ним в огонь и воду. А ты, Юсуф, пред­лагаешь посадить такого орла,
говоришь, нашел про­дажных судью и прокурора. Нет, народ дразнить не стоит,
он знает, кто чего стоит...


Видя, что помощник приуныл, Анвар Абидович говорит примирительно:
-- Не расстраивайся, Юсуф, посмотрим, чья возьмет: я тут кое-что
придумал, не отвертится Купыр-Пулат, будет ходить в пристяжных. Бумагам, что
ты добыл на него, цены нет, дорогой мой. -- И, заканчивая беседу, добавляет:
-- Давай выпьем еще по одной, поеду-ка я после обеда отдыхать в одно
место... -- Приятная мысль, видимо, пришла ему неожиданно, и он хитро
улыбается; улыбается и помощник. -- Умаял меня твой Купыр-Пулат, -- го­ворит
секретарь обкома и разливает на этот раз коньяк сам: чувствуется, поднялось
настроение. Вы­пив, возвращается к прежнему разговору -- видимо, он крепко
занимает его. -- Если выйдет по-моему, подарю я махмудовского жеребца
Арипову, вот уж обрадуется аксайский хан.
-- А если не получится? -- вырывается невольно у помощника -- он
чувствует момент для коварных вопросов.
Вопрос не ставит хозяина кабинета в тупик. За­крывая сейф, он небрежно
роняет:
-- Вот тогда и сгодятся твои дружки -- судьи и прокуроры...
И, довольные пониманием друг друга, они долго и громко смеются.
Помощник убирает поднос с остатками "Варцихи", бокалы и собирается уйти
тайным ходом. Есть вход со двора, из сада, прямо в комнату отдыха -- через
него проводит он к Анвару Абидовичу людей, связь с которыми хозяин кабинета
не хотел бы афишировать, ну и женщин, конечно. Но шеф ос­танавливает его,
словно читает мысли своего по­мощника, которого держит при себе уже лет
двад­цать, с тех пор, как стал в глухом районе секретарем райкома.
-- Действительно Нурматов уехал в Ташкент на совещание? -- спрашивает
он нехотя.
-- Я все проверил, Анвар Абидович, угадал ваше желание: он сейчас в
прокуратуре республики на совещании по вопросу о случаях коррупции и
взя­точничества в органах милиции.
-- Он что, делится там опытом? -- И оба пры­скают со смеху, и
неуверенность шефа пропадает.
-- Впрочем, если бы Нурматов был в Заркенте, разве он вам помеха, мешал
когда-нибудь? -- скаб­резно улыбается помощник.
-- Пошлый ты человек, Юсуф, -- мягко журит хо­зяин. -- Родственник он
мне все-таки, и не забывай, кто я, -- мораль, традиции блюсти следует.
Помощник, обходя красный ковер стороной, поки­дает кабинет, раздумывая,
сказать ли ожидающим в приемной, что секретаря обкома после обеда не будет и
лучше прийти завтра, но в последний момент передумывает и молча скрывается
за тяжелой дубовой дверью с надраенной медной табличкой "Ю.С. Юнусов" --
апартаменты у них с шефом напротив.
Анвар Абидович поднимает трубку прямого те­лефона: хоть и не положено
по чину начальнику областного ОБХСС Нурматову иметь двузначный но­мер, а он
распорядился установить, уравнял с членами бюро, двух зайцев убил сразу.
Вроде возвысил свояка, поднял его авторитет, и для себя удобство: раньше
Шарофат от безделья вечно на городском висела, не дозвонишься, а этот всегда
свободен, пять аппаратов, один даже в ванной велел поставить -- не любит он
ждать. С другого конца провода тотчас слышится капризный голос Шарофат:
-- Забыл свою козочку, заркентский эмир?
Анвар Абидович говорит ласковые, нежные слова, у него и голос изменился
сразу, но тут же не­ожиданно переходит на прозу жизни, спрашивает, есть ли в
доме обед, и, получив ответ, обещает быть через час. Положив трубку, он
связывается по внутреннему телефону с обкомовским поваром и заказывает обед;
знает, что через полчаса все будет аккуратно уложено в машине -- выездное
обслуживание шефа для того не внове.
Помощник с утра, еще до прихода Махмудова, принес кипу бумаг на
подпись, а он не успел ут­вердить и половину и в оставшиеся полчаса, пока
внизу лихорадочно пакуют в корзины обед, хочет покончить хоть с этим делом.
Он вяло пробегает глазами одну бумагу, вторую, но сосредоточиться не
удается, а цену своей подписи он знает, оттого и отодвигает красную папку в
сторону. Слишком утомительным, нервным оказалось и для него еди­ноборство с
секретарем райкома Махмудовым.
Осенью, накануне массовой уборки хлопка, вы­звали Пулата Муминовича
Махмудова в область на пленум. Дело обычное, ежегодное, и Пулат Муминович
никак не думал, что после этой поездки в Заркент у него начнется иной отсчет
жизни. После заседания его разыскал помощник первого секретаря обкома и
просил не уезжать, а утром явиться на прием. О чем предстоит разговор, какие
цифры следует, как обычно в таких случаях, подготовить, тот не сказал,
неопределенно пожал плечами и уда­лился. Но и тут Пулат Муминович не
подумал, что разговор будет касаться его лично -- со дня на день он ждал
торговую делегацию из Турции, со­биравшуюся закупить крупную партию
каракулевых овцематок. Вызов он связывал с купцами из Стам­була, знал
слабость первого лица в области -- любил тот приезды иностранных гостей, не
избегал возможности пообщаться с прибывшими в Заркент по туристическим визам
знаменитостями, а уж встре­чать официально, как хозяин, бизнесменов из-за
рубежа, когда предвидел большую прессу, и даже зарубежную, с обязательной



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
РЕКЛАМА
Акунин Борис - Ф.М. (том2)
Акунин Борис
Ф.М. (том2)


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


Каргалов Вадим - Русский щит
Каргалов Вадим
Русский щит


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.