Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (25)
  2. Начало всех начал (17)
  3. Аллан Кватермэн (17)
  4. Гнев дракона (17)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Путь Кейна. Одержимость (9)
  7. Яфет (9)
  8. Память льда (8)
  9. Летучий Голландец (8)
  10. Тимур и его команда (8)
  11. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  12. Странствующий теллуриец (7)
  13. Киммерийское лето (7)
  14. Роксолана (7)
  15. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (6)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (6)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  18. Требуется чудо (5)
  19. Пирамида (5)
  20. Армагеддон (5)
  21. К "последнему" морю (5)
  22. Круг любителей покушать (5)
  23. Париж на три часа (4)
  24. Кредо (4)
  25. Аквариум (4)
  26. Дикарка (4)
  27. Демон и Бродяга (4)
  28. Полковнику никто не пишет (4)
  29. Свет вечный (4)
  30. По тонкому льду (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Модестов Николай — > читать бесплатно "Москва бандитская"


Николай МОДЕСТОВ


МОСКВА БАНДИТСКАЯ





ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
С наступлением сумерек город быстро пустеет. Редкие прохожие, обходя
кучи мусора, оставшиеся от дневного "рыночного изобилия", торопятся
поскорее попасть домой. Пассажиры метро отводят глаза от сквернословящих и
курящих прямо в вагоне мускулистых коротко стриженных молодцов. На улицах
машин больше, чем людей. Оно и понятно, в автомобиле сегодня передвигаться
безопасней.
Жизнь сосредотачивается вокруг ночных ресторанов, казино и ярко
освещенных супермаркетов, работающих в режиме "день - ночь". Сюда
съезжаются сверкающие "линкольны", "Мерседесы", джипы и быстроходные
"восьмерки". Охраняемые стоянки до утра будут похожи на выставочные
площадки автосалонов. И чем глубже город погружается в сон, тем отчаянней
веселье в барах и других питейных заведениях. Наступает время крутых ребят
из различных группировок, беззаботных дам полусвета, "коммерсантов удачи"
и откровенных уголовников, готовых до утра глохнуть от назойливых
музыкальных шлягеров, глазеть на публику, вдыхать сигаретный дым и запахи
ресторанной кухни - лишь бы забыть вонь тюремной параши и лагерных шконок.
Гуляет Москва бандитская...


ИЗ ТЕНИ В СВЕТ ПЕРЕЛЕТАЯ
Для будущих поколений нынешний быт первопрестольной станет
своеобразным символом. Как Чикаго тридцатых годов превратился в синоним
гангстерского времени, так Москва девяностых будет эталоном беспредела,
периодом бессилия власти и диктата законов мафии.
Чтобы ощутить стремительный рост преступности, нет нужды обращаться к
цифрам статистики или заглядывать в оперативные сводки милиции. Сегодня в
столице никто не чувствует себя в безопасности. Банкиры, окруженные
бывшими "альфовцами" и сотрудниками спецназа, не застрахованы от пуль
наемных убийц или радиоуправляемых бомб. Заурядные чиновники, живущие от
зарплаты до зарплаты, могут стать жертвами налетчиков-любителей или
получить смертельный удар кастетом от пробующей свою силу дворовой шпаны.
Что уж говорить о тех, кто находится на "передовой" криминального фронта -
"крестных отцах", рэкетирах, других мафиози. Стычки между преступными
кланами наносят братве гораздо более ощутимый урон, чем действия всей
правоохранительной системы - милиции, прокуратуры, служб безопасности.
Причем жертвами бандитских войн, увы, нередко оказываются случайные люди.
Суммарное число убийств в Московском регионе за год перевалило
трехтысячную отметку. Новый криминальный рекорд. Однако и он не в полной
мере отражает реальную ситуацию. Для улучшения показателей сотрудники
дежурных частей милиции прибегают к маленьким хитростям. Известно ведь,
что начальство о работе подчиненных судит по справкам и рапортам, которые
приносят секретари. Кому же хочется, стоя на коврах, выслушивать
генеральский разнос?
В Москве за сутки регистрируется пять-шесть убийств. Это случаи
сомнений не вызывающие, те, где иной цели в действиях преступников по
отношению к жертвам, усмотреть невозможно. Но есть не такие уж явные
ситуации. Получил, например, человек удар топором по голове и по дороге в
больницу отдал Богу душу. Как квалифицировать эпизод? Если убийств за
сутки перебор, то легко записать его в графу "тяжкие телесные
повреждения". Такие же метаморфозы могут произойти с "обнаружением трупа".
Избили человека и в бессознательном состоянии столкнули в воду, где он и
захлебнулся.
Есть еще пропавшие без вести (очень часто это не что иное, как
профессионально сокрытое убийство), несчастные случаи и самоубийства
(вызывающие сомнения), гибель на пожарах, смерть новорожденных... Добавьте
сюда невероятно высокий в Московском регионе показатель гибели в
дорожно-транспортных происшествиях и постоянно снижающуюся
продолжительность жизни. Этого хватит, чтобы сделать однозначный вывод
некогда образцовый город, так и не став оазисом коммунизма, превратился в
криминальную клоаку.
Бандиты, убийцы, рэкетиры, мошенники и карманники, воры, шулеры,
торговцы наркотиками и проститутки, обычная шпана чувствуют себя в Москве
так же, как первопроходцы-золотоискатели на Клондайке. Перед ними
многомиллионный мегаполис, где расположено около тысячи банков, сотни
фирм, иностранных представительств, коммерческих структур и совместных



предприятий, десятки тысяч богатых квартир, дач и зажиточных людей -
выбирай, как применить свои криминальные таланты. Город, в котором легко
выследить добычу и потом затеряться, заповедник для вольной уголовной
охоты. Москва бандитская...
Не многие из счастливчиков, зачитывавших до лохмотьев появившийся в
конце семидесятых самиздатский перевод гангстерского романа Марио Пьюзо
"Крестный отец", догадывались, что российская реальность не менее крута и
колоритна. В стране, впервые за послевоенное время, вновь возрождались
воровские традиции, возникли дерзкие и многочисленные бандформирования со
своими отечественными "донами корлеоне".
О происходящем не имели представления не только рядовые граждане, но
и милиционеры. Большинство населения свято верило в поступательное
движение социализма, ориентировалось на официальную пропаганду, уверявшую,
что скоро преступность будет окончательно побеждена. Мой друг,
возглавляющий ныне одно из ключевых подразделений МВД, рассказывал, как
еще в семидесятых годах, учась в Омской высшей школе милиции, он
дискутировал с товарищами: застанут ли они после получения дипломов
настоящих карманников и квартирных воров? Или новоиспеченным милиционерам
их будут демонстрировать как наглядные пособия? Понятно, что в такой
обстановке о латентной преступности, бандитизме и подпольных
мультимиллионерах речь просто не заходила.
Между тем именно тогда был заложен фундамент для возникновения чисто
российского феномена, о котором сейчас спорят ученые-криминологи: почему
отечественные мафиози основной доход получают, обеспечивая так называемую
крышу бизнесменам, банкирам, владельцам магазинов, рынков и ресторанов?
Ведь во всех странах, где преступность представлена в организованных
формах (США, Японии, Италии и нескольких государствах Латинской Америки),
большая часть поступлений в криминальные сообщества идет от торговли
наркотиками, оружием, контроля секс-индустрии - традиционных сфер влияния
мафиозных кланов.
Объяснение кроется в особенностях развития национальной экономики. В
огромной постгулаговской империи всеобщая секретность и зашоренность
населения была на руку не только управляющему госаппарату, но и тем, кто
разворачивался за рамками закона. Страна, где центром планировалось все и
вся, постепенно оттаивала от страха перед регулярными сталинскими
чистками. Формировался слой чиновников-взяточников, как теперь принято
говорить, коррупционеров, охотно использовавших свои полномочия в
корыстных целях.
Изобретать велосипед не пришлось. Система приписок и круговой поруки
существовала и безотказно действовала еще при Сталине. Ее показал
Александр Солженицын в главе "На чем стоит Архипелаг" третьей части
исследования "Архипелаг ГУЛАГ". Тухта, или приписки, по которым
формировались народнохозяйственные сводки Минлеса, в те годы помогали
выживать заключенным на лесоповале, добиваться наград их конвоирам и
успешно отчитываться министерским чиновникам. Система получила, по мнению
писателя, общегосударственное распространение. После разрушения ГУЛага она
сохранилась, но приобрела совершенно иное значение. Теперь приписки,
фальсификация документов, двойная бухгалтерия помогали не выживать, а
наживаться.
Процесс облегчался двумя факторами - гипертрофированной
централизованностью экономики и огромным бюрократическим аппаратом. От
чиновников бесчисленных министерств и главков зависело распределение
материальных и людских ресурсов, финансирование, объемы государственных
заданий и оценка работы целых отраслей. Они могли протолкнуть нужный
документ, в выгодном свете представить бесперспективный проект, "помочь"
высокому руководству разобраться в кадровом вопросе. Главное - проситель,
ходатай или снабженец должен был знать, к кому подойти и сколько дать...
Чиновники рисковали сознательно и не бескорыстно, стимулировали хищения,
взяточничество и спекуляцию.
В семидесятых годах появились первые подпольные цеха и даже
предприятия, гнавшие левую, никем не учитываемую продукцию. Дельцы
теневого бизнеса ворочали миллионами, подкупая нужных людей и освобождаясь
от строптивых. Во многих регионах заготовка и переработка хлопка, мясная и
лесная промышленность, сельское хозяйство, государственная торговля и
общественное питание контролировались семейными кланами или группами
руководителей. Между ними распределялись размеры прибыли, жестко
закреплялись конкретные функции для бесперебойной работы подпольных
производств. - Масштабы тех хищений в основном не сопоставимы с нынешними,
но на фоне бедного и уравненного в возможностях населения позволяли
цеховикам сколачивать колоссальные состояния. "Волки-санитары" уголовной
среды сориентировались в изменившейся экономической ситуации быстрее, чем
милиция и налоговая инспекция. Амнистированные или вышедшие на свободу
воры в законе и откровенные убийцы сразу нашли взаимопонимание - возникли
банды новой формации. Жертвами вооруженных налетов становились воротилы
теневого бизнеса. Причем в средствах устрашения преступники себя не



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
РЕКЛАМА
Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


Херберт Фрэнк - Белая чума
Херберт Фрэнк
Белая чума


Свержин Владимир - Марш обреченных
Свержин Владимир
Марш обреченных


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.