Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (106)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (80)
  6. Начало всех начал (73)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Омон Ра (60)
  10. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  11. Битва за Царьград (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Покер с акулой (35)
  14. Свирепый черт Лялечка (33)
  15. Аквариум (25)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (25)
  17. Киммерийское лето (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Париж на три часа (19)
  23. Тимур и его команда (16)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. По тонкому льду (14)
  26. Ледокол (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. Брудершафт с Терминатором (12)
  29. Любовница на двоих (11)
  30. Яфет (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Шелдон Сидни — > читать бесплатно "Оборотная сторона полуночи"


Сидни ШЕЛДОН


ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ПОЛУНОЧИ



Джордже, которая доставляет
мне массу удовольствий


ПРОЛОГ. АФИНЫ, 1947 ГОД
Через запыленное ветровое стекло машины начальник полиции Георгиос
Скури наблюдал, как в деловой части Афин в каком-то медленном танце по
очереди падают административные здания и отели, словно выстроенные в
несколько рядов гигантские кегли в некоем космическом кегельбане.
- Через двадцать минут будем на месте, - пообещал ему сидевший за
рулем полицейский в форме. - На улицах совсем нет транспорта.
Скури рассеянно кивнул головой, не отрывая глаз от домов. Этот
оптический обман всегда зачаровывал его. В мерцающем зное безжалостного
августовского солнца плавные воздушные волны обволакивали дома, и
казалось, что те низвергаются на улицы красивейшим водопадом из стекла и
стали.
Часы отсчитали десять минут после полудня, и на пустынных улицах лишь
изредка попадались прохожие. Завидев три полицейские машины, на полной
скорости несущиеся на восток, в направлении аэропорта Элленикон,
расположенного в тридцати километрах от центра Афин, разомлевшие от жары
пешеходы не проявляли особого любопытства и лишь провожали их мимолетным
взглядом. Начальник полиции ехал в первой машине. В рядовых
обстоятельствах он остался бы в своем удобном и прохладном кабинете,
послав подчиненных работать под открытым небом в столь ослепительный и
жаркий полдень. Однако на этот раз обстоятельства оказались далеко не
рядовыми и потребовалось личное присутствие Скури по двум причинам.
Во-первых, в течение дня в аэропорт будут прибывать самолеты с высокими
гостями из разных стран мира. Необходимо позаботиться о том, чтобы их
достойно встретили и без лишней волокиты провели через таможню. Во-вторых,
и это самое главное, в аэропорт нагрянут репортеры и операторы
кинохроники. Скури отнюдь не был дураком и, бреясь сегодня утром, решил,
что, если в киножурнале покажут, как заботливо он обращается со
знаменитостями, это нисколько не помешает его карьере. Судьба преподнесла
ему редкий подарок - на вверенной ему территории происходит событие
мирового значения, и было бы просто глупо не воспользоваться такой
сенсацией. Он подробно обсудил представившуюся возможность с двумя самыми
близкими ему людьми - женой и любовницей. Анна, безобразная и злобная
женщина средних лет, родившаяся в крестьянской семье, приказала ему
держаться подальше от аэропорта и не высовываться, чтобы никто не мог
обвинить его, если что-то пойдет не так. Мелина, его добрый и прекрасный
ангел, посоветовала ему лично приветствовать знаменитостей. Она
согласилась с ним, что подобное событие может сразу же вознести его на
вершину славы. Если Скури справится со своими обязанностями, ему по
крайней мере обеспечена прибавка к зарплате, а если Бог того пожелает, его
могут назначить комиссаром полиции, когда нынешний комиссар уйдет на
пенсию. Он в сотый раз пожалел, что судьба так жестоко посмеялась над ним,
дав ему в жены Анну и сделав Мелину его любовницей.
Сейчас Скури думал о том, что ему предстоит сделать в ближайшие часы.
Следовало убедиться, что в аэропорту все пройдет гладко. Он взял с собой
дюжину своих лучших людей. Скури прекрасно понимал, что главное - контроль
над прессой. Его поразило огромное количество журналистов из ведущих газет
и журналов, понаехавших в Афины со всего мира. Самому Скури пришлось шесть
раз давать интервью, и каждый раз ему задавали вопросы на ином языке. Его
ответы переводились на немецкий, английский, японский, французский,
итальянский, русский. Едва он стал входить во вкус своего нового положения
знаменитости, как ему позвонил комиссар полиции и предупредил, что
начальнику полиции не стоит делать публичные заявления по поводу судебного
процесса об убийстве, который еще не начался. Скури не сомневался, что
комиссаром руководила ревность, но решил не спорить с ним и в дальнейшем
отказался от интервью. Однако комиссар, конечно, не станет выражать
недовольства, если он, Скури, окажется в аэропорту в самой гуще событий в
то время, когда операторы кинохроники будут снимать прибывающих
знаменитостей.
Машина на скорости выехала на проспект Сигру и резко повернула налево
к морю в направлении Фалерона. У Скури засосало под ложечкой. До аэропорта
оставалось лишь пять минут езды. Он пересчитал в уме всех знаменитостей,
прибывающих сегодня в Афины до наступления темноты.




Арман Готье страдал от воздушной болезни. В его душе давно укоренился
страх перед полетом, что объяснялось чрезмерной любовью к самому себе и
собственной жизни. Эта любовь вместе с воздушными бурями, обычными летом у
побережья Греции, привела к тому, что его сильно тошнило. Он был высок,
аскетически худ и похож на ученого. В его облике выделялся высокий лоб, с
губ не сходила язвительная усмешка. В двадцать два года он стал одним из
основателей "новой волны", внесшей свежую струю в развитие французской
кинематографии, а затем добился еще большего успеха на театральном
поприще. Признанный теперь одним из лучших в мире режиссеров, он вовсю
пользовался своим положением. Если не считать последних двадцати минут,
Готье остался доволен полетом. Стюардессы узнали его и старались угодить,
притом не только в пределах своих служебных обязанностей, но и явно
намекая, что вполне доступны для другой "деятельности". Некоторые
пассажиры подходили к нему во время полета, чтобы выразить свое восхищение
его фильмами и театральными постановками. Однако сам он заинтересовался
хорошенькой английской студенткой, которая училась в колледже Святой Анны
Оксфордского университета и писала диссертацию на получение ученого звания
магистра гуманитарных наук. Ее научная работа была посвящена театру, и
основное место в ней отводилось Арману Готье. Они оживленно беседовали, и
все шло хорошо до тех пор, пока студентка не заговорила о Ноэлли Пейдж.
- Ведь вы были ее режиссером! - воскликнула девушка. - Надеюсь, мне
удастся попасть на суд. Вот будет цирк!
Готье почувствовал, что изо всех сил сжимает ручки кресла. Его самого
удивило, что замечание студентки столь сильно на него подействовало. Даже
по прошествии стольких лет воспоминания о Ноэлли причиняли ему острую
боль, которая со временем становилась все сильнее. Никто никогда так не
волновал его, и никому уже не оставить столь глубокого следа в его сердце.
С тех пор как три месяца назад Готье прочитал об аресте Ноэлли, он не мог
думать ни о чем другом. Он посылал ей телеграммы и письма, предлагая
посильную помощь, но ни разу не получил ответа. Готье не собирался
присутствовать на суде, но не удержался и отправился в путь. Самому себе
он объяснял это желанием увидеть, изменилась ли она с той поры, как они
жили вместе. Однако в глубине души он признавал, что была и другая
причина. Его артистическая натура толкала его на суд, чтобы стать
свидетелем предстоящей там драмы. Ему хотелось взглянуть на выражение лица
Ноэлли, когда судья объявит ей, будет она жить или нет.
По селекторной связи командир корабля резким, звенящим голосом
известил пассажиров о том, что через три минуты самолет совершит посадку в
Афинах, и, сгорая от нетерпения снова увидеть Ноэлли, Готье так
разволновался, что забыл о своей воздушной болезни.

Доктор Исраэль Кац летел в Афины из Кейптауна, где работал главным
врачом и нейрохирургом в большой, новой, только что построенной больнице
Гроот Шуур. Кац считался одним из ведущих нейрохирургов мира. В
медицинских журналах постоянно печатались статьи о разработанных им
передовых методах операций на мозге. Среди его пациентов были
премьер-министр, президент и король.
Доктор Кац, мужчина среднего роста с волевым и умным лицом, глубоко
посаженными глазами и длинными, тонкими, нервными руками, откинулся на
спинку кресла самолета авиакомпании "Бритиш оверсиз эруэйз корпорейшн". Он
устал и поэтому почувствовал привычную боль в правой ноге, хотя этой ноги
уже не было, поскольку ее ампутировали топором шесть лет назад.
День выдался трудный. Еще до рассвета он сделал операцию, посетил
шестерых больных, а потом присутствовал на заседании совета директоров
больницы, после чего отправился в аэропорт, чтобы вылететь в Афины на суд.
Жена Каца Эстер пыталась отговорить его:
- Теперь ты уже ничего не можешь для нее сделать, Исраэль.
Пожалуй, она была права, но Ноэлли Пейдж однажды рисковала своей
жизнью, чтобы спасти его, и он оставался у нее в долгу. Теперь он думал о
Ноэлли, и его охватило то непередаваемое чувство, которое он всегда
испытывал в общении с ней. Казалось, что простая память о Ноэлли способна
зачеркнуть разделявшее их время. Разумеется, это всего лишь романтическая
фантазия. Пролетевшие годы уж не вернуть. Раздался толчок, самолет
выпустил шасси и пошел на снижение. Доктор Кац посмотрел в окно. Внизу
раскинулся Каир, где ему предстояло пересесть на самолет египетской
авиакомпании, который доставит его в Афины и к Ноэлли. Виновна ли она в
убийстве? Пока самолет выходил на посадочную полосу, Кац думал о другом
страшном убийстве, совершенном ею в Париже.

Филипп Сорель стоял у поручней своей яхты и смотрел, как приближается
Пирейская бухта. Ему понравилось морское путешествие. Оно дало Сорелю
редкую возможность избавиться от своих поклонников. Филипп был одной из
самых кассовых кинозвезд мира, но, если взглянуть на него, станет ясно,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98
РЕКЛАМА
Афанасьев Роман - Эксперимент
Афанасьев Роман
Эксперимент


Конюшевский Владислав - Все зависит от нас
Конюшевский Владислав
Все зависит от нас


Сертаков Виталий - Золото русского эмира
Сертаков Виталий
Золото русского эмира


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.