Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (49)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  3. Любовница на двоих (11)
  4. Последнее допущение Господа (10)
  5. Кредо (9)
  6. Свет вечный (8)
  7. Обратись к Бешенному (8)
  8. Смягчающие обстоятельства (8)
  9. Кафедра странников (7)
  10. Пощады не будет (6)
  11. Ричард Длинные Руки - 1 (6)
  12. Омон Ра (6)
  13. Пиранья: Первый бросок (6)
  14. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  15. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  16. Требуется чудо (5)
  17. Два демона (5)
  18. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  20. Темный лорд (4)
  21. Вещий Олег (4)
  22. Аутодафе (4)
  23. Смерть Ахиллеса (4)
  24. Бремя власти (3)
  25. Пирамида (3)
  26. Прозрачные витражи (3)
  27. Летучий Голландец (3)
  28. Шпион, или повесть о нейтральной территории (3)
  29. Агенты Света и Тьмы (2)
  30. Ликвидаторы (2)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Джордан Роберт — > читать бесплатно "Новая весна"


Роберт ДЖОРДАН


КОЛЕСО ВРЕМЕНИ. НОВАЯ ВЕСНА






Настоящая повесть начинается до событий первой книги цикла "Колесо
Времени". Последующие тома нужно читать по порядку.
В воздухе Кандора ощутимо пахло новой весной, и Лан возвращался на север,
туда, где ему - он всегда знал это - суждено умереть. Ветви деревьев
обметало рыжими хлопьями набухших, готовых вот-вот лопнуть почек, и там, где
снежные заплаты уползли в тень, в бурой прошлогодней траве виднелись редкие
луговые цветы. Но солнце грело слабо, совсем не так, как на юге, а резкие
порывы ветра пробирались под куртку, и серые облака предвещали отнюдь не
дождь. "Почти дома", - подумал Лан. Почти.
За сотни поколений широкую дорогу утоптали до каменной твердости, не
уступавшей окрестным скалам, и пыли почти не было, хотя к Канлууму двигался
целый поток запряженных быками телег - это фермеры спешили с утра на рынки.
К высоким городским стенам медленно стекались и купеческие обозы; высокие
фургоны окружали конные охранники в стальных шапках и в разрозненных
доспехах. Кое-где глаз замечал цепочки на груди - знак принадлежности к
гильдии кандорских купцов, а их собратьев по ремеслу из Арафела отличали
маленькие колокольчики. Там сверкнул красовавшийся в ухе у мужчины рубин,
здесь тускло блеснула жемчужная брошь на груди у женщины, но в большинстве
своем одежда торговцев была столь же неброска, как их сдержанные манеры.
Купцу, склонному к роскоши, не видать выгодных сделок, а значит, и барышей.
Фермерский же люд, направлявшийся в город, напротив, свой достаток выставлял
напоказ. Мешковатые штаны размашисто шагавших селян украшала богатая
вышивка, ничем не уступая в этом женским нарядам; хлопали на ветру яркие
плащи. Можно было подумать, что все они принарядились к праздничному
застолью и танцам близкого уже Бэл Тайн. Однако деревенские косились на
чужаков с той же настороженностью, что и купеческие охранники; те мимоходом
кидали взгляды исподлобья да перехватывали поудобнее копья или топоры.
Тревожно ныне в Кандоре, да и во всех Пограничных Землях. Разбойников за
минувший год развелось не меньше, чем сорняков, и Запустение хлопот
доставляло не в пример обычному. Ходили даже слухи, будто появился мужчина,
способный направлять Единую Силу. Чего-чего, а таких слухов всегда хватало.
Лан вел своего коня в поводу и, шагая в сторону Канлуума, почти не
обращал внимания на взгляды, какими путники окидывали его самого и его
товарища, и на хмурый вид и недовольное бурчание Букамы. Букама воспитывал
Лана с колыбели - Букама и еще другие, кого теперь уже нет в живых, - и Лан
не помнил на его обветренном лице иного выражения. Даже когда Букама
произносил слова похвалы, лицо его оставалось хмурым. На сей раз ворчал он
потому, что лошадь сбила камнем копыто и ему пришлось идти пешком. Ну, если
бы не копыто, сыскалось бы что другое.
Неудивительно, что на них оглядывались - двое очень высоких мужчин в
изрядно поношенной простой одежде, припорошенной дорожной пылью, шагали
рядом с верховыми лошадьми, ведя в поводу еще и вьючную, с парой видавших
виды плетеных корзин. Однако об упряжи и своем оружии их владельцы явно
заботились. Один в летах, второй - помоложе, у обоих - волосы до плеч и
прихвачены плетеным кожаным шнуром. Именно хадори притягивало взоры.
Особенно здесь, в Пограничных Землях, где кое-кто еще не забыл, что значит
эта кожаная лента на голове.
- Вот дурни, - пробурчал Букама. - Неужели принимают нас за разбойников?
Думают, мы их всех ограбим тут, на проезжей дороге, средь бела дня?
Он глянул по сторонам и поправил у бедра меч, отчего несколько охранников
немедленно уставились на Букаму. Коренастый фермер отвел свою запряженную
волами телегу подальше от греха и от двух чужеземцев. Лан промолчал. За теми
Малкири, кто все еще носил хадори, укрепилась репутация чуть ли не
разбойников, однако напоминание об этом наверняка заставит Букаму с черным
юмором отозваться о нынешних временах. Он и так-то ворчит о том, каковы их
шансы сегодня вечером улечься в приличную кровать, и при этом не на пустой
желудок. Букама редко жаловался, хотя подчас и впрямь приходилось ночевать
под открытым небом или без еды; обычно он лишь сокрушался об упущенных
возможностях да сетовал по мелочам. Он мало чего ожидал от жизни, а надеялся
и на того меньшее.
Мысли Лана занимали совсем не еда и не ночлег, хотя дорога выдалась
длинной. То и дело он поворачивал голову и смотрел на север. И еще он не
пропускал ни одной подробности, ни одного человека, особенно тех, кто глядел
на него больше одного раза; он слышал звон упряжи и поскрипывание седел,
стук копыт и хлопанье болтающихся на ветру парусиновых покрышек фургонов.
Обращай внимание на любой необычный звук, услышанный на дороге, - таков был
первый урок, который Букама с товарищами вбили Лану еще в детстве: даже во



сне ты обязан знать все, что происходит вокруг. Лишь мертвому дозволено
забытье. Лан так и поступал, тем более что на севере лежало Запустение -
там, за холмами, в милях пути отсюда, и он чувствовал его, ощущал его порчу.
Пусть то было лишь в воображении Лана, какая разница! Запустение
напоминало о себе, когда Лан был на юге, в Кайриэне и в Андоре, даже в Тире,
почти в пяти сотнях лиг от него. Два года проведены вдали от Запустения -
тогда он отложил свою личную войну ради другой, и с каждым днем незримый тяж
становился крепче. Для большинства людей Запустение означало гибель. Смерть
и Тень, гниющая земля, испоганенная дыханием Темного, где убивает все. Где
все меняется, стоит лишь отойти на несколько шагов. Запустение напирало на
рубежи четырех стран, но свою войну Лан вел по всей границе с Запустением,
протянувшейся от Океана Арит до Хребта Мира. И не все ли равно, где
встретить смерть? Он уже почти дома. На пути в Запустение. Стену Канлуума
обегал ров - шириной в пятьдесят шагов и глубиной в десять; через него в
город вели пять широких каменных мостов со сторожевыми башнями по обе
стороны рва, и высотой эти башни не уступали тем, что оберегали городскую
стену. Троллоки и Мурддраалы в своих набегах из Запустения зачастую
проникали в Кандор куда дальше Канлуума, но за эти стены еще не прорвался ни
один. Над всеми башнями развевался стяг с изображением Алого Оленя. А он
заносчив, этот лорд Вэран, Верховная Опора Дома Маркасив, - над самим
Чачином королева Этениелле не поднимает столько своих знамен.
У внешних башен стояли стражники в шлемах с гребнями в виде рогов, какие
носили все солдаты Вэрана, и с эмблемой Алого Оленя на груди; они
заглядывали внутрь фургонов и лишь затем пропускали их на мост. Изредка
стражники знаком просили кого-нибудь из проходивших сдвинуть капюшон с лица.
Хватало одного лишь жеста - во всех городах и селах Пограничных Земель закон
запрещал скрывать лицо, и вряд ли кому-нибудь захотелось бы, чтобы его по
ошибке приняли за Безглазого, вознамерившегося пробраться в город. Пока Лан
и Букама шли по мосту, стража провожала их суровыми взглядами. Лиц эти двое
не скрывали. Как не прятали и свои хадори. Тем не менее в настороженных
глазах стражников не промелькнуло и тени того, что они узнали Лана и Букаму.
Для Пограничья два года - долгий срок. За два года могли погибнуть очень
многие.
Лан заметил, что Букама умолк - недобрый знак, - и потому предостерег
своего спутника.
- Из-за меня неприятностей не будет, - огрызнулся Букама, но пальцы его
по-прежнему поглаживали рукоять меча.
На стене над распахнутыми воротами, обитыми железом, прохаживались
часовые; они, как и солдаты на мосту, из доспехов носили лишь кирасы и
панцири, но бдительны были не меньше, особенно к двум Малкири с подвязанными
волосами. Букама с каждым шагом все больше поджимал губы.
- Ал'Лан Мандрагоран! Храни вас Свет, мы слышали, что вы погибли в
сражении с Айил у Сияющих Стен! - воскликнул молодой стражник, тот, что был
выше остальных; ростом он ненамного уступал Лану. Да и возрастом он был
всего на год или два младше Лана, однако этот срок казался пропастью
размером в десятилетие. Если не в целую жизнь. Стражник низко поклонился,
положив левую ладонь на колено. - Тай'шар Малкир - Истинная кровь Малкир. -
Я готов, ваше величество.
- Я не король, - тихо произнес Лан. Малкир давно погибла. Осталась только
война. Для него - по крайней мере. Букама же заговорил во весь голос.
- Ты готов, мальчик? А к чему? - Тыльной стороной ладони Букама хлопнул
стражника по груди, чуть выше Алого Оленя на кирасе, отчего юноша выпрямился
и отступил на шаг. - А что у тебя с волосами? Вон как коротко ты их
подрезал! - Каждое слово Букама будто выплевывал. - Ты присягнул кандорскому
лорду! По какому праву ты смеешь называть себя Малкири?
Молодой стражник краснел, тщетно пытаясь ответить. Другие стражники
двинулись было к этой паре, но остановились, когда Лан выпустил из руки
звякнувшую уздечку. Большего им было не нужно, его имя они уже знали и так.
Стражники смотрели на гнедого жеребца, который, глядя на солдат столь же
настороженно, как они на него, стоял неподвижно позади хозяина. Боевой конь
- оружие грозное, и откуда им знать, что Дикий Кот обучен в лучшем случае
наполовину.
Впереди, за воротами, образовался свободный пятачок - люди торопливо
отходили подальше и только потом оборачивались на шум, а на мосту уже
скопилась небольшая толпа. С обеих сторон раздавались крики: кому-то не
терпелось узнать, что там мешает проходу. Букама и бровью не повел, он не
сводил сурового взора с покрасневшего как рак молодого стражника. В руке
Букама по-прежнему сжимал уздечки вьючной лошади и своего светло-чалого
мерина.
Из каменной караулки за воротами показался офицер, шлем с гребнем он
держал под мышкой, но рука в латной перчатке лежала на эфесе меча. Этого с
виду грубовато-добродушного седеющего мужчину с двумя белесыми шрамами на
лице звали Алин Сероку, и за плечами у него были сорок лет армейской службы
на границе с Запустением, но и у старого солдата при виде Лана слегка
округлились глаза. Судя по всему, до него тоже доходили слухи о смерти Лана.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
РЕКЛАМА
Андреев Николай - Третий уровень. Между Светом и Тьмой
Андреев Николай
Третий уровень. Между Светом и Тьмой


Контровский Владимир - Последний оргазм эльфийского короля
Контровский Владимир
Последний оргазм эльфийского короля


Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


Роллинс Джеймс - Амазония
Роллинс Джеймс
Амазония


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.