Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Гнев дракона (25)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  4. Колдун из клана Смерти (18)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. К "последнему" морю (14)
  9. Поводыри на распутье (11)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (11)
  11. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (9)
  12. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  13. Цифровая крепость (8)
  14. Роксолана (8)
  15. Гиперион (7)
  16. Вещий Олег (7)
  17. Бубен верхнего мира (7)
  18. Покер с акулой (7)
  19. Чудовище без красавицы (7)
  20. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  22. Брудершафт с Терминатором (6)
  23. Непредвиденные встречи (6)
  24. Путь Кейна. Одержимость (6)
  25. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  26. Умножающий печаль (4)
  27. Журналист для Брежнева (4)
  28. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  29. Кредо (4)
  30. Признания авантюриста Феликса Круля (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Кук Глен — > читать бесплатно "Игра теней"


Глен КУК


ИГРА ТЕНЕЙ


ЧЕРНЫЙ ОТРЯД IV

Глава 1
РАСПУТЬЕ
Нас осталось семеро на распутье, наблюдающих за пылью, клубящейся по
восточной дороге. Неразрешимость проблемы потрясла почти на час даже
неугомонных Одноглазого с Гоблином. Лошадь Масло заржала. Успокаивая
животину, он прикрыл ее ноздри ладонью и другой рукой потрепал по холке.
Настало время раздумий, последняя эмоциональная веха эпохи.
Но вот и пыль исчезла из виду. Они ушли. Запели птицы - только это
заставило вспомнить, что мы-то все же остались. Я вынул из седельной сумы
старую тетрадь, уложил ее на дороге: Дрожащей рукой написал: "Пришел конец.
Мы разделились. Молчун, Душечка и братья Крученые держат путь к Лордам.
Черного Отряда более нет.
Однако я стану продолжать летопись - хотя бы потому, что привык к этому
за двадцать пять лет, и ломать такие привычки тяжело. И потом, как знать?
Те, кого я обязан вести за собой, могут найти мой отчет интересным Хоть
сердце и остановилось, тело еще ковыляет вперед. Фактически Отряд мертв, но
имя живо.
А уж мы-то, о жестокосердные боги, на собственной шкуре испытали
могущество имен..." Я убрал книгу в седельную суму.
- Н-ну, значица, так... - Отряхнув пыль со штанов, я бросил взгляд на
нашу собственную дорогу в завтра Ряд зеленых холмов выглядел как живая
изгородь, над которой переплетались курчавые кроны деревьев. - Наш поиск
начался. Пора уж покрыть первую дюжину миль.
Нас осталось лишь семеро из восьми тысяч.
Я оглядел моих товарищей. Одноглазый - колдун, сморщенный и черный, будто
пыльная сушеная слива - был старше всех на добрые сто лет. Он носил повязку
на глазу и мягкую сплющенную шляпу из черного фетра. Шляпа, судя по виду,
претерпела в жизни все мыслимые невзгоды, однако стойко вынесла все
унижения.
Так же, как и Масло, самый обычный человек. Тысячу раз был ранен, однако
остался жив и уже почти уверился в особом благоволении богов к собственной
персоне.
Обок с Масло находился Ведьмак, еще одна ничем особо не примечательная
личность. И еще один потрясающий пример живучести... Надо же, слезы
навернулись на глаза... Далее - Гоблин. Что вам такого сказать о Гоблине?
Гоблин - он и есть Гоблин, прозвищем сказано все и в то же время ничего. Наш
второй колдун, маленький, безобразный, постоянно в контрах с Одноглазым, без
вражды с ним он тут же умрет в страшных конвульсиях. Видели когда-нибудь
улыбку фасона "рот до ушей". Это он ее изобрел.
Мы, пятеро, уже вместе двадцать с лишком лет, вместе состарились и,
пожалуй, знаем друг друга, даже слишком хорошо. Мы - конечности умирающего
организма. Последние из могучих, великолепных, легендарных... Боюсь, сейчас,
с нашим разбойничьим обликом, совсем недопустимым для лучших в мире солдат,
мы здорово пятнаем память Черного-, Отряда. И еще двое. Двадцативосьмилетний
Мурген, которого Одноглазый порой зовет Щенком. Наш младшенький.
Присоединился к Отряду во время бегства из Империи. Многопечальный тихоня,
неразговорчив, нет у него в жизни ничего и никого, кроме Отряда, но даже от
нас он отстранен и одинок.
Как и все мы. Как и каждый из нас.
И, наконец. Госпожа, настоящая госпожа. Заблудшая Госпожа, прекрасная
Госпожа, плод моего воображения, мучение мое. Еще молчаливее Мургена, но тут
случай другой - отчаяние. Когда-то она владела всем. И проиграла. И теперь у
нее нет ничего.
Ничего действительно стоящего.
Холодный бриз развеял пыль на дороге к Лордам. Несколько любимых
товарищей моих покинули мою жизнь навсегда.
Торчать здесь нет никакого резона.
- Проверить сбрую! - С этими словами я, подавая пример, подтянул ремни на
вьючных животных. - Одноглазый, на-конь! Пойдешь направляющим.
Наконец-то хоть намек на оживление в рядах - Гоблин тут же окрысился:
- Чтобы мне глотать пыль от этого?! Если Одноглазый идет первым, значит,
Гоблин - замыкающий. Колдуны наши, в общем, всадники никакие, но - весьма
полезны. Если один из них прикрывает фронт, а другой - тыл, я себя чувствую
куда спокойнее.
- Да вроде бы очередь-то его, а? - Такие дела, как это, не нуждаются в
соблюдении очередности.
Гоблин хотел было выдавить смешок, но хватило его только на усмешку -
эдакое жалкое подобие своеобразной улыбки жабы во весь рот.
Да и реакция Одноглазого напоминала высохшую тыкву. Он тронулся вперед
без всяких комментариев. Следом, ярдах в пятидесяти позади, ехал Мурген.



Копье его, в двадцать футов длиною, торчало прямо вверх. Некогда на этом
копье развевалось наше знамя. Теперь с древка свисают фута четыре драной
черной тряпки. Сплошная символика на разных смысловых уровнях.
Впрочем, мы и так знаем, кто мы такие. И лучше бы другим этого не знать.
Слишком много врагов у нашего Отряда.
За Мургеном тронулись Ведьмак с Масло, ведя на поводу вьючных. Далее -
Госпожа и я, также с вьючными. Ярдах в семидесяти за нами - Гоблин. Таким
образом мы двигались всегда, воюя со всем белым светом. Разве что местами
менялись.
Не помешали бы, конечно, разъезды и передовые дозоры, однако возможности
у семи человек весьма и весьма ограничены. Ничего, зато колдунов у нас даже
двое. Все мы увесили себя оружием так, что выглядели так же безобидно, как
для лисы - ежик. Восточная дорога скрылась из виду. Я был единственным, кто
оглянулся в надежде, что в сердце Молчуна еще остались незанятые вакансии.
Но надежда оказалась напрасной. И я прекрасно знал это. Говоря языком чувств
и ощущений, пути мои и Молчуна с Душечкой разошлись еще много месяцев назад,
на залитом кровью, пропитанном ненавистью ноле битвы в Курганье. Там мы
спасли весь белый свет, но столько было потеряно чего-то иного. По поводу
точного соотношения цены с приобретением можно гадать всю оставшуюся жизнь.
У разных сердец и пути разные...
- Костоправ! Похоже, дождь, - сказала Госпожа. Ее замечание изумило меня.
Нет, оно в точности соответствовало истине - на дождь и вправду было очень
похоже. Это было первое высказанное ею собственное наблюдение с того самого
ужасного дня в северных краях. Может, наконец-то оживать начинает?

Глава 2
ДОРОГА НА ЮГ
Чем дальше идем, тем больше на весну похоже, - заметил Одноглазый. Он был
в добром расположении духа.
Чуть позже и в глазах Гоблина блеснула озорная искорка. Скоро эта парочка
отыщет повод возобновить старинную свою вражду. Тут-то и полетят колдовские
искры! Если не более этого, то пусть. Хоть остальные развлекутся...
Даже у Госпожи улучшилось настроение. Она была разговорчива как никогда.
- Конец привалу, - сказал я. - Масло, гаси костер. Гоблин, ты -
направляющим.
Я взглянул на дорогу. Еще недельки две - и мы будем совсем недалеко от
Чар. Я еще не разъяснил товарищам, чем мы там будем заниматься.
Вдали над дорогой кружили канюки. Мертвечина, значит, там, впереди...
Знамений и примет я терпеть не могу. Заставляют беспокоиться. Эти птицы
меня тревожили.
Я указал взглядом вперед. Гоблин кивнул:
- Сейчас пойду разберусь малость.
- Давай.
Мурген увеличил дистанцию еще на пятьдесят ярдов. Масло с Ведьмаком тоже
немного отстали. Но Одноглазый все так же едва не дышал в затылки нам с
Госпожой, привстав в стременах и стараясь не выпускать Гоблина из виду.
- Нехорошие у меня предчувствия. Костоправ, - сказал он. - Ох,
нехорошие...
Хоть Гоблин и не забил тревогу. Одноглазый оказался прав. Стервятники
означали беду.
На обочине, перевернутая вверх колесами, лежала богато украшенная карета.
Две из четырех лошадей, мертвые, лежали в колеях. Умерли, похоже, от ран.
Двух других видно не было.
Вокруг кареты лежали тела шести охранников в униформах, кучер и еще одна
лошадь. В карете находились мужчина, женщина и двое совсем маленьких детей.
Все убиты. Дверца кареты была украшена затейливой работы гербом.
- Ведьмак, - сказал я, - займись следами. Посмотри, что здесь было.
Госпожа! Ты их не узнаешь? Герб тебе не знаком?
- "Сокол Крепостной Стены". Проконсул Империи. Но он не из них. Стар и
жирен. Должно быть, семья.
- Они направлялись на север, - сказал Ведьмак. - Разбойники напали на
них. - Он продемонстрировал клок какой-то грязной одежки. - Но добыча
досталась им нелегко.
Я не ответил, и тогда он попросил более пристального внимания к клочку.
- Серые, значит, - задумчиво протянул я. Серую форму носили в северных
имперских войсках. - Далековато что-то для серых...
- Дезертиры, - сказала Госпожа. - Распад начался.
- Видно, так.
Плохо дело. Я-то надеялся, что Империя продержится и даст нам время
начать жить по-новому.
- Три месяца назад, - заметила Госпожа, - невинная девушка спокойно могла
проехать через всю Империю одна.
Здесь она преувеличила - но лишь самую малость. Перед битвой в Курганье
великие силы, в этой самой битве и полегшие, держали провинции под неусыпным



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
РЕКЛАМА
Орлов Алекс - Экзамен для героев
Орлов Алекс
Экзамен для героев


Конюшевский Владислав - Основная миссия
Конюшевский Владислав
Основная миссия


Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


Каргалов Вадим - Святослав
Каргалов Вадим
Святослав


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.